Финансы
Бесплатный
Мари Месропян
Статья опубликована в № 4115 от 13.07.2016 под заголовком: Новая структура Центробанка

ЦБ решил развивать в России рынок структурных финансовых инструментов

Участники рынка просят включить в закон побольше продуктов

Центробанк намерен создать нормативную базу, которая позволит выпускать структурные продукты в российской юрисдикции. Этот вопрос в конце июня обсуждался на Московской бирже, рассказали два участника дискуссии и подтвердил представитель регулятора: «ЦБ ведет работу по подготовке концепции развития структурных продуктов в России с учетом международного опыта <...> Концепцию планируется представить на публичное обсуждение в 2017 г.».

В России сейчас нет единого регулирования рынка структурных продуктов, отмечает Илья Барейша из «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»: «Более того, нет определения и критериев таких продуктов. К ним можно отнести, к примеру, облигации со сложным порядком определения купонного дохода». При этом возможность выпуска в России облигаций с плавающей номинальной стоимостью (по типу кредитных нот – credit-linked notes) крайне сомнительна, продолжает он, поэтому приходится идти к иностранному брокеру и выходить на международный рынок: «Но при покупке через иностранного брокера в случае потерь у ЦБ нет оснований вас защищать».

Многие управляющие компании предлагают при индивидуальном доверительном управлении стратегии, которые фактически и есть структурные продукты, но юридически выглядят как отдельная покупка облигации, опциона и т. д.

Торги без спроса

На Московской бирже сейчас торгуется девять выпусков ценных бумаг, которые можно считать структурными продуктами. Пять выпусков облигаций Росбанка, привязанных к ценам на палладий, евробондам «ФК Открытие» и др., два выпуска облигаций БКС с привязкой к акциям американских IT-компаний и обязательствам госбанков (ВТБ, ВЭБа и Сбербанка), по одному выпуску ОФЗ и облигаций «Почты России» с привязкой к инфляции. В этом году с шестью выпусками сделок не заключалось, оборот бумагами БКС составил 9,2 млн руб., ОФЗ-ИН – 141,2 млн.

«В последние годы в России начали появляться структурные облигации, гарантирующие инвесторам возврат вложенных средств. Для структурирования таких инструментов могут использоваться различные базисные активы (драгоценные металлы, курс валюты, котировки ценных бумаг, индексы)», – говорит управляющий директор по фондовому рынку Московской биржи Анна Кузнецова. Она отмечает интерес и к структурным облигациям с неполной защитой капитала, выпуск которых в России затруднителен ввиду неразвитости нормативной базы: «В российском регулировании облигация – это вид договора займа, и заемщик при выпуске облигаций должен вернуть всю сумму заимодавцу, что невозможно для такого инструмента, как структурный продукт с неполной защитой капитала. В этой связи российские эмитенты выпускают такие продукты в других юрисдикциях».

Под понятие «структурный продукт» может попасть довольно широкий круг инструментов, говорит представитель ЦБ: например, кредитные ноты и депозиты с интегрированными в них производными финансовыми инструментами (ПФИ) – это классические банковские вклады, условием открытия которых является заключение с вкладчиком договора на покупку им производного финансового инструмента. Таким ПФИ может и быть кредитно-дефолтный своп (credit-default swap), который фактически ставит выплату процентов по вкладу в зависимость от наступления дефолта по обязательству третьего лица, продолжает он.

Нужны продукты с защитой капитала и участием в динамике разных видов базовых активов, перечисляет руководитель отдела структурных продуктов «Атона» Артем Карлов: «Речь идет об активах, торгующихся как на отечественных площадках, так и на зарубежных. Разнообразные отзывные ноты и активы с кредитным риском третьих лиц». Необходимы и ноты с полной и частичной защитой капитала, а также отзывные ноты, добавляет председатель совета директоров «ВТБ капитал управление активами» Владимир Потапов.

Карлов ждет повышенного спроса на такие инструменты от частных клиентов в условиях низких ставок по вкладам и небольшого количества интересных инвестиционных идей на российском рынке акций.

Продукт интересен продавцам из-за встроенных высоких комиссий, объясняет исполнительный директор УК «Финэкс плюс» Владимир Крейндель: в 2013 г. она, по данным европейского регулятора ESMA, в среднем составила 5,5% (при размере европейского рынка структурных продуктов в $770 млрд комиссии оценивались в $42,3 млрд). Газпромбанк оценивает потенциал рынка структурных продуктов в $15–30 млрд, следует из его презентации на бирже (есть у «Ведомостей»). Представитель банка не комментирует цифры.

Участники рынка уверены, что даже ЦБ не сможет заставить их показать истинный размер комиссий, говорит Крейндель, поэтому необходимость развития такого рынка вызывает вопросы: рынок изначально не настроен на прозрачность и формируется в первую очередь для продавца, а не для клиента.

«Необходимо, чтобы инвесторы понимали риски, свойственные структурным инструментам. Возможно, к ним не следует допускать неквалифицированных инвесторов», – считает Барейша. Подходы к ограничениям на приобретение структурных продуктов отдельными категориями инвесторов, а также требованиям к раскрытию информации будут прорабатываться, указал представитель ЦБ.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать