Финансы
Бесплатный
Анна Еремина
Статья опубликована в № 4128 от 01.08.2016 под заголовком: Кредит на стабильность

Банк «Таврический» правомерно списал субординированные кредиты, решил суд

Это было нужно «для стабилизации банковской системы»

Арбитражный суд Северо-Западного округа, рассмотрев две кассации, пришел к единому выводу в делах о списании банком «Таврический» субординированных кредитов, которые ему дали Санкт-Петербургская инвестиционная компания (СПИК) и производитель чая «Гринфилд» – компания «Орими». Из его решений следует, что санируемые банки могут списывать субординированные кредиты в одностороннем порядке.

До этого в двух инстанциях СПИК проигрывала «Таврическому», а «Орими» выигрывала. Кассационный суд привел эти дела к единому знаменателю: он отменил решения предыдущих инстанций по делу «Орими» (суд вынес новый судебный акт и не направил дело на новое рассмотрение) и поддержал – по делу СПИК.

«Орими» выдала в 2009 г. «Таврическому» субординированный заем на 15 млн евро сроком на 63 месяца, в 2011 г. договор был продлен до 30 июня 2017 г., дополнительных соглашений стороны не заключали, следует из материалов дела. СПИК выдала два таких займа: в 2012 г. на 300 млн руб. и в 2003 г. на 150 млн, в 2011 г. срок займа был увеличен до 14 лет, следует из решения суда. Возможность списания кредитов все договоры не предусматривали.

В декабре 2014 г. у «Таврического» начались проблемы с ликвидностью, а в феврале 2015 г. ЦБ ввел в банк временную администрацию. В марте регулятор объявил о том, что санатором «Таврического» стал банк «Международный финансовый клуб», подконтрольный Михаилу Прохорову (47,45%). На спасение банка регулятор выделил 28 млрд руб. сроком на 10 лет. План санации «Таврического» предусматривает списание субординированных кредитов на основании статьи 25.1 закона «О банках и банковской деятельности», говорится в решениях судов. Эта статья вступила в силу только 23 декабря 2014 г.

Уроки списания

«Таврический» не единственный банк на санации, списавший свои субординированные обязательства в одностороннем порядке. Так сделал, например, Балтинвестбанк по отношению к займу, который ему выдала та же «Орими», следует из картотеки арбитражных дел (суд первой инстанции еще не выносил решение). Один из самых известных случаев – это списание субординированных кредитов банком «Траст»: выплаты по ним обеспечивали выплаты по кредитным нотам, которые банк продал почти 2000 человек. Условия привлечения некоторых кредитов предусматривали списание в одностороннем порядке (в соответствии с «Базелем III»), в остальных такого пункта не было. Несмотря на то что кредиты были получены до декабря 2014 г. и вступления в силу статьи 25.1, «Траст» списал их. «Данная норма распространяется на субординированные займы, привлеченные до ее вступления в силу, это подтверждает решение суда», – заявил директор юридической дирекции банка «Траст» Сергей Массарский. Свои субординированные обязательства списывал и «Уралсиб».

«Позиция кассации фактически придает обратную силу поправкам в закон, вступившим в силу в декабре 2014 г., и, если эта позиция устоит в Верховном суде, позволит санируемым банкам не платить по субордам независимо от даты их привлечения», – рассказывает партнер Tertychny Law Иван Тертычный (представляет интересы клиентов по аналогичному делу). Сам закон не содержит положений об обратной силе, продолжает он, и поэтому согласно общим нормам Гражданского кодекса должен бы был применяться лишь к субордам, привлеченным после 23 декабря 2014 г.: «Но суд решил иначе, сэкономив <...> ЦБ деньги на санацию банков».

«Таврический» считает, что не применять в обоих случаях статью 25.1 ошибочно, поскольку она носит императивный характер, следует из материалов дела. Императивная норма – это норма, которая действует вне зависимости от того, что стороны определили в договоре, объясняет руководитель аналитической службы юридической фирмы «Инфралекс» Ольга Плешанова. В другой плоскости лежит понятие об обратной силе закона, продолжает она: норма о списании субординированных кредитов является императивной, но действует только для будущего времени.

В этих делах в качестве третьих лиц выступали Агентство по страхованию вкладов (АСВ) и ЦБ, в обоих делах они были против удовлетворения исков к «Таврическому», а в случае с «Орими» подали кассационные жалобы. Представитель АСВ на запрос не ответил, ЦБ не комментирует действующие банки.

Из материалов дел следует, что план санации банка предусматривал списание субордов, а кассационный суд счел, что план является основным документом в период предупреждения банкротства банка и обязательным для исполнения. Что касается обратной силы закона, то, по мнению суда, неправомерно применять нормы гражданского законодательства без учета специфики субординированного займа – повышенный риск для кредитора. Кроме того, нормы закона «О банкротстве» (в частности, указывают, что получить помощь от АСВ в капитал, а не в виде займа инвестору санируемый банк может только в случае списания субордов, порядок их списания не описан; вступили в силу в декабре 2014 г.) «направлены на обеспечение интересов не самого банка, а его кредиторов, а также на стабилизацию банковской системы в целом», указывает суд.

«Мы не согласны с решением суда, поскольку считаем неправомерным применять к правоотношениям, возникшим в 2009 г., нормы закона, вступившие в силу в 2014 г.», – заявил представитель «Орими», пообещав обжаловать решение в Высшем арбитражном суде. «Мы анализируем решение суда, после чего определим, целесообразно ли судиться дальше, – говорит владелец СПИК Сергей Бодрунов. – Я не согласен с решением суда, но надо признать, что таких ситуаций, как с «Таврическим», было много, а инвестиции всегда несут в себе риски».