Статья опубликована в № 4139 от 16.08.2016 под заголовком: Не спекулянт, а инвестор

Экс-владелец Snoras Владимир Антонов требует с Литвы 40 млрд рублей

Таким образом он, возможно, пытается отбиться от экстрадиции
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Бывший совладелец литовского банка Snoras Владимир Антонов подал иск к минюсту Литвы, заявление было принято к производству Арбитражным судом Москвы. Он хочет взыскать с Литвы более 40 млрд руб., следует из материалов суда: 20,2 млрд руб. за имущественный вред и 19,9 млрд руб. компенсации за вред, нанесенный деловой репутации. Антонов просит московский арбитраж признать не соответствующими действительности слова президента Литвы Дали Грибаускайте.

Snoras был принудительно национализирован в 2011 г. По версии Банка Литвы, он фальсифицировал отчетность, а также игнорировал призывы уменьшить риски. Регулятор недосчитался примерно 60% активов банка ($1,42 млрд), говорил в конце ноября 2011 г. председатель Банка Литвы Витас Василяускас.

После национализации Грибаускайте заявила, что «деятельность Snoras можно расценивать как атаку не только на банковскую систему Литвы, но и на интересы всего литовского общества», писал прибалтийский портал Delfi в ноябре 2011 г. (см. врез).

Прописка ничего не решает

«Этот прецедент доказывает, что в будущем в Литве не будет места ни литовским, ни каким-либо другим финансовым спекулянтам и манипуляторам», – говорила Грибаускайте, добавив, что Snoras даже трудно назвать литовским банком. «68% акций принадлежит гражданину России. Этот банк фактически принадлежит только двум персонам, которые им и управляют. Нахождение этого банка в Литве вообще выглядит интересным», – заключила Грибаускайте (цитаты по Delfi.ee).

Антонов пытается через суд опровергнуть в том числе и эти слова.

Антонов, которому принадлежало через Convers Group 68,1% акций, и Раймонд Баранаускас, владевший 25,3% в капитале банка, были задержаны в Великобритании по выданному Литвой ордеру на арест, но на следующий день отпущены по решению суда Вестминстерского магистрата в Лондоне. Через день после национализации латвийская «дочка» Snoras – Latvijas Krajbanka получила предписание ЦБ приостановить все операции, а позже председатель Банка Латвии Илмар Римшевичс заявил, что состояние банка не позволит ему возобновить работу – недостача составляла примерно $200 млн. Latvijas Krajbanka также был национализирован.

В Литве Антонов и Баранаускас обвиняются в хищении средств Snoras на 565 млн евро, им инкриминируется «присвоение имущества в крупных размерах, подделка документов, ведение черной бухгалтерии и злоупотребление служебным положением». В январе 2014 г. британский суд разрешил экстрадировать обоих по запросу Вильнюса. Агентство Bloomberg со ссылкой на адвокатов россиянина сообщило в июле 2015 г., что Антонов после решения о его экстрадиции из Великобритании по запросу Литвы скрылся в России.

Антонов отказался обсуждать суть своего иска. «Под имущественным вредом имеется в виду экспроприация 68% акций Snoras, принадлежавших Антонову. Международная компания, привлеченная в качестве оценщика, посчитала, что стоимость этих акций была такой, как указано в итоге в иске», – говорит адвокат Антонова Сергей Мирзоев. Название оценщика он уточнить отказался. Капитал Snoras до национализации составлял 143 млн евро, или 5,99 млрд руб. – соответственно курсу евро в ноябре 2011 г. Таким образом, даже с учетом девальвации ущерб Антонова вряд ли мог достигнуть 20 млрд руб.

По словам Мирзоева, Антонов находится под уголовным преследованием на территории ЕС и фактически не имеет возможности приехать куда-либо, кроме России. А с 2016 г. появилась возможность рассматривать иски к другим государствам в российском суде, объясняет он появление иска к Литве в суде российской юрисдикции.

С января 2016 г. действительно имеется такая возможность, подтверждает партнер Tertychny Law Иван Тертычный. Если Литва когда-либо арестовывала что-либо в России, например госсобственность, а Россия была с этим не согласна, то российские суды могут ограничить юрисдикционный иммунитет республики и начать судебный процесс против нее, объясняет он. По его словам, вопрос о наличии или отсутствии такого иммунитета решается на стадии предварительного судебного заседания. Предварительные слушания пройдут 22 сентября.

Вместе с иском Антонов просил суд об обеспечительных мерах, и суд их принял, запретив органам Росреестра регистрационные действия с 16 нежилыми зданиями в Москве и области, а также другими объектами недвижимости, принадлежащими Snoras.

«Очень необычный иск и необычное обеспечительное требование», – говорит партнер «Ионцев, Ляховский и партнеры» Игорь Дубов. Сомнительно, что суд будет по существу его рассматривать, а недвижимость, о которой идет речь, вовсе не связана с иском, считает он. «Вероятно, Антонов хочет дезавуировать какие-либо запросы со стороны литовских властей о его выдаче», – полагает он. Возможно, истцу хотелось бы ссылаться на некий гражданско-правовой спор, который Литва пытается разрешить не гражданско-правовым способом, а уголовным, т. е. добиться его экстрадиции, говорит партнер Herbert Smith Freehills Алексей Панич.

Минюст Литвы вчера на запрос «Ведомостей» не ответил.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more