Статья опубликована в № 4139 от 16.08.2016 под заголовком: Не спекулянт, а инвестор

Экс-владелец Snoras Владимир Антонов требует с Литвы 40 млрд рублей

Таким образом он, возможно, пытается отбиться от экстрадиции

Бывший совладелец литовского банка Snoras Владимир Антонов подал иск к минюсту Литвы, заявление было принято к производству Арбитражным судом Москвы. Он хочет взыскать с Литвы более 40 млрд руб., следует из материалов суда: 20,2 млрд руб. за имущественный вред и 19,9 млрд руб. компенсации за вред, нанесенный деловой репутации. Антонов просит московский арбитраж признать не соответствующими действительности слова президента Литвы Дали Грибаускайте.

Snoras был принудительно национализирован в 2011 г. По версии Банка Литвы, он фальсифицировал отчетность, а также игнорировал призывы уменьшить риски. Регулятор недосчитался примерно 60% активов банка ($1,42 млрд), говорил в конце ноября 2011 г. председатель Банка Литвы Витас Василяускас.

После национализации Грибаускайте заявила, что «деятельность Snoras можно расценивать как атаку не только на банковскую систему Литвы, но и на интересы всего литовского общества», писал прибалтийский портал Delfi в ноябре 2011 г. (см. врез).

Прописка ничего не решает

«Этот прецедент доказывает, что в будущем в Литве не будет места ни литовским, ни каким-либо другим финансовым спекулянтам и манипуляторам», – говорила Грибаускайте, добавив, что Snoras даже трудно назвать литовским банком. «68% акций принадлежит гражданину России. Этот банк фактически принадлежит только двум персонам, которые им и управляют. Нахождение этого банка в Литве вообще выглядит интересным», – заключила Грибаускайте (цитаты по Delfi.ee).

Антонов пытается через суд опровергнуть в том числе и эти слова.

Антонов, которому принадлежало через Convers Group 68,1% акций, и Раймонд Баранаускас, владевший 25,3% в капитале банка, были задержаны в Великобритании по выданному Литвой ордеру на арест, но на следующий день отпущены по решению суда Вестминстерского магистрата в Лондоне. Через день после национализации латвийская «дочка» Snoras – Latvijas Krajbanka получила предписание ЦБ приостановить все операции, а позже председатель Банка Латвии Илмар Римшевичс заявил, что состояние банка не позволит ему возобновить работу – недостача составляла примерно $200 млн. Latvijas Krajbanka также был национализирован.

В Литве Антонов и Баранаускас обвиняются в хищении средств Snoras на 565 млн евро, им инкриминируется «присвоение имущества в крупных размерах, подделка документов, ведение черной бухгалтерии и злоупотребление служебным положением». В январе 2014 г. британский суд разрешил экстрадировать обоих по запросу Вильнюса. Агентство Bloomberg со ссылкой на адвокатов россиянина сообщило в июле 2015 г., что Антонов после решения о его экстрадиции из Великобритании по запросу Литвы скрылся в России.

Антонов отказался обсуждать суть своего иска. «Под имущественным вредом имеется в виду экспроприация 68% акций Snoras, принадлежавших Антонову. Международная компания, привлеченная в качестве оценщика, посчитала, что стоимость этих акций была такой, как указано в итоге в иске», – говорит адвокат Антонова Сергей Мирзоев. Название оценщика он уточнить отказался. Капитал Snoras до национализации составлял 143 млн евро, или 5,99 млрд руб. – соответственно курсу евро в ноябре 2011 г. Таким образом, даже с учетом девальвации ущерб Антонова вряд ли мог достигнуть 20 млрд руб.

По словам Мирзоева, Антонов находится под уголовным преследованием на территории ЕС и фактически не имеет возможности приехать куда-либо, кроме России. А с 2016 г. появилась возможность рассматривать иски к другим государствам в российском суде, объясняет он появление иска к Литве в суде российской юрисдикции.

С января 2016 г. действительно имеется такая возможность, подтверждает партнер Tertychny Law Иван Тертычный. Если Литва когда-либо арестовывала что-либо в России, например госсобственность, а Россия была с этим не согласна, то российские суды могут ограничить юрисдикционный иммунитет республики и начать судебный процесс против нее, объясняет он. По его словам, вопрос о наличии или отсутствии такого иммунитета решается на стадии предварительного судебного заседания. Предварительные слушания пройдут 22 сентября.

Вместе с иском Антонов просил суд об обеспечительных мерах, и суд их принял, запретив органам Росреестра регистрационные действия с 16 нежилыми зданиями в Москве и области, а также другими объектами недвижимости, принадлежащими Snoras.

«Очень необычный иск и необычное обеспечительное требование», – говорит партнер «Ионцев, Ляховский и партнеры» Игорь Дубов. Сомнительно, что суд будет по существу его рассматривать, а недвижимость, о которой идет речь, вовсе не связана с иском, считает он. «Вероятно, Антонов хочет дезавуировать какие-либо запросы со стороны литовских властей о его выдаче», – полагает он. Возможно, истцу хотелось бы ссылаться на некий гражданско-правовой спор, который Литва пытается разрешить не гражданско-правовым способом, а уголовным, т. е. добиться его экстрадиции, говорит партнер Herbert Smith Freehills Алексей Панич.

Минюст Литвы вчера на запрос «Ведомостей» не ответил.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать