Статья опубликована в № 4142 от 19.08.2016 под заголовком: Налоговая проверка бондов

Налоговики всерьез взялись за рынок ценных бумаг

Они оспаривают сделки по обратному выкупу облигаций эмитентами

На рынке ценных бумаг еще один прецедент, связанный с налоговым спором. Арбитражный суд Москвы в конце июля рассмотрел спор «Уралкалия» и Федеральной налоговой службы (ФНС).

В начале 2011 г. «Уралкалий» захотел выкупить 20% обыкновенных акций «Сильвинита», но не имел достаточно средств на покупку. Поэтому он решил занять их на долговом рынке, выпустив рублевые облигации. В феврале 2011 г. компания выпустила облигации на 30 млрд руб. с купоном 8,5% годовых с погашением в феврале 2014 г. На момент погашения бумаг держатели облигаций могли получить суммарные купонные выплаты в размере 7,4 млрд руб.

Но вскоре после размещения облигаций стоимость банковских кредитов снизилась. Средний процент по кредитам, который мог привлечь «Уралкалий», составлял на тот момент около 2%, что «подтверждается служебной запиской общества» («Уралкалия»), говорится в материалах суда: таким образом, проценты по облигациям стали значительно превышать стоимость заемного финансирования на рынке.

Чьи деньги?

Ранее инспектора заинтересовались сделками банков с евробондами, особенно их покупкой у иностранных брокеров. Налоговики называют накопленный купонный доход (НКД) процентом и по соглашениям об избежании двойного налогообложения (заключены с 82 странами) требуют от банков раскрыть, кто действительно распоряжается полученными деньгами. Тем, кто этого не делает, доначисляют налог на прибыль – 20% от НКД. Такой подход налоговики применили как минимум дважды: в делах против Газпромбанка и «Ханты-Мансийского банка Открытие». И были поддержаны судом.

Тогда «Уралкалий» решил досрочно выкупить с рынка облигации. В августе 2011 г. компания выкупила все бумаги с премией к номиналу 3% (т. е. по 103% от номинала) – всего она заплатила инвесторам 30,9 млрд руб. Облигации не торговались на вторичном рынке и выкупались через биржу, говорится в материалах суда. Таким образом, «Уралкалий» сэкономил: вместо 7,4 млрд руб. купонного дохода за три года срока действия бумаги он заплатил лишь 0,9 млрд руб. Именно эти 900 млн руб. компания записала во «внереализационные расходы».

Но межрегиональная инспекция ФНС по крупнейшим налогоплательщикам решила, что компания неправомерно зачислила в расходы эту сумму, снизив налогооблагаемую базу и, соответственно, не доплатив в бюджет налоги в размере 140 млн руб. с этой суммы. Это решение инспекция вынесла в сентябре 2015 г., а в феврале этого года ФНС его подтвердила. «Уралкалий» оспорил его в суде.

В Налоговом кодексе есть общие правила, по которым признаются расходы, при этом перечень расходов открыт, так как законодатель не может предусмотреть все типы экономических отношений, рассказывает партнер адвокатского бюро А2 Михаил Александров: «Чтобы причислить к расходам определенную сумму, она должна соответствовать двум признакам: документально подтверждена и экономически обоснована». Налоговая, по его словам, напирала на тот факт, что в Налоговом кодексе нет отдельного пункта, который бы позволял причислить к расходам эту премию к номиналу.

«Налоговый орган посчитал, что выкуп облигаций по цене выше номинала экономически не обоснован. Но «Уралкалий» привел убедительный аргумент – компания погасила заем, а значит, сэкономит на том, что больше не будет платить проценты по ценной бумаге», – говорит партнер Taxology Леонид Сомов.

Налоговый орган занял агрессивную позицию, указывает он: «Это была довольно смелая затея ФНС, но аргументы с точки зрения права слабые». По наблюдениям юристов, налоговики все чаще интересуются подобными сделками (см. врез). «Раньше они ограничивались проверкой сделок с недобросовестными покупателями, но сейчас вникают в сделки, связанные с ценными бумагами, долговыми и финансовыми инструментами», – говорит Сомов. Если бы суд стал на сторону налоговой, это был бы удар по эмитентам, учитывая непростую ситуацию на рынках капитала, полагает он, налоговые органы просто начали бы ограничивать возможности компаний выкупать собственные бумаги, чтобы экономить средства.

Налоговые органы слишком буквально толковали кодекс, но суд логично заметил, что список операций, которые могут быть названы расходами, открыт, заключил Александров. Представители ФНС и «Уралкалия» на запросы «Ведомостей» не ответили.