Статья опубликована в № 4168 от 26.09.2016 под заголовком: Юров и Беляев спорят о $50 млн

Илья Юров был готов продать «Траст» «Роснефти» за $1

Он утверждает в суде, что владелец «Открытия» Вадим Беляев обещал ему за банк $50 млн, Беляев это отрицает

Беляев и его партнер по «Открытие холдингу» Рубен Аганбегян в конце ноября – начале декабря 2014 г. встречались с Юровым, чтобы обсудить возможную санацию его банка. Встреча произошла чуть меньше чем за месяц до введения временной администрации в «Траст» и конкурса по отбору санатора. Это следует из показаний Беляева и Юрова («Ведомости» ознакомились с документами) Высокому суду Лондона, где «Траст» требует со своих бывших владельцев возмещения ущерба. Дело еще не рассмотрено, суд заморозил активы экс-владельцев банка и их жен на $830 млн – показания даны к отклоненной (см. врез) апелляции Юрова о размораживании активов.

По словам Юрова, на встрече речь шла о дружественной санации: «Траст» должен обратиться в ЦБ с просьбой о финансовом оздоровлении, чтобы инвестором стало «Открытие» – оно бы купило акции банка. В своих показаниях Юров настаивает на том, что стороны пришли к устному соглашению, что «Открытие» заплатит $10 млн, как только станет санатором «Траста», и еще $40 млн в течение 12 месяцев.

Беляев объясняет цель встречи иначе: выяснить, будут ли акционеры «Траста» сотрудничать с «Открытием», если оно станет инвестором. Кроме того, Беляев хотел узнать, правдивы ли слухи о долгах банка. Он вспоминает, что Юров подтвердил, что у банка много проблем, но в детали не вдавался. Юров также сказал, что, вероятно, «Траст» вскоре будет санирован и акционеры готовы к сотрудничеству, следует из показаний Беляева. Он подчеркивает, что вопрос о том, что «Открытие» будет платить за акции «Траста», никогда не стоял: у банка огромные обязательства и отрицательные активы, а при санации капитал банка снижается до 1 руб. Юров впоследствии много раз говорил о «джентльменском соглашении» и обязательстве перевести деньги, Беляев отвечал, что об этом не может быть и речи, показали оба.

Неуд по поведению

«Поведение [Юрова], даже по его собственным словам, было бесчестным <...> перемещение средств через цепочку офшоров с целью сокрытия от регулятора самих средств, их источников и личностей бенефициарных владельцев компаний», – отметил судья, вынося решение по делу Юрова.

После первой встречи «Траст», по версии Юрова, предоставил «Открытию» всю отчетность, Беляев это отрицает.

Между 15 и 17 декабря 2014 г. Юров информировал о достигнутом соглашении Центробанк и Агентство по страхованию вкладов (АСВ) и они «принципиально одобрили продажу [банка] «Открытию», свидетельствует Юров. «Таких договоренностей не было и быть не могло. Банки могут договариваться между собой о чем угодно – к нам это не относится», – заявил представитель АСВ: агентство участвует в санациях только по поручению ЦБ. Представитель ЦБ на запрос не ответил.

Беляев, говоря о роли АСВ, указывает, что агентство поддержало его и партнеров в инициировании встречи, которая должна была способствовать санации «Траста». Беляев объясняет, что участие «Открытия» во многих санациях дало ему хорошие связи с АСВ, с которым он регулярно общался, порой обсуждая состояние банковского сектора – в этих разговорах упоминались банки – кандидаты на санацию. Так Беляев, по его показаниям, узнал и о проблемах «Траста». Представитель АСВ сказал на это, что о проблемах «Траста» на рынке «было известно».

«Траст» дважды обращался в ЦБ с просьбой о санации – 16 и 21 декабря, а 22-го в банк была введена временная администрация, вспоминает Юров. Беляев рассказал, что примерно 18 декабря АСВ дало понять, что, скорее всего, «Открытие» будет приглашено к участию в конкурсе. Он прошел 24–25 декабря и «Открытие» практически сразу же узнало о том, что победило, поскольку их конкурент – Альфа-банк – запросил гораздо больше денег на санацию, вспоминает Беляев. Представитель «Альфы» подтвердил участие банка в том конкурсе.

ЦБ выделил «Открытию» кредит на 127 млрд руб. на санацию, еще 30 млрд руб. получил «Траст» – на поддержание ликвидности. Сначала ЦБ оценивал дыру в «Трасте» в 68 млрд руб., после обследования АСВ она выросла до 114 млрд. В апреле 2016 г. «Траст» подал иск в Лондоне, суд заморозил активы Юрова с партнерами и их жен.

Кредитовавшиеся в банке офшоры Юров в своих показаниях разделяет на две группы: принадлежащие банку либо его акционерам. Первые Юров, как следует из его показаний, предлагал вернуть – передать на баланс банка или «Открытия». Беляев же свидетельствует, что узнал о двух типах офшоров, изучая показания Юрова, – на встречах тот рассказывал, что все офшоры принадлежат акционерам «Траста». Он указывает, что «Открытие» не представляло размер обязательств офшоров и искало способы восстановить активы принадлежащих акционерам компаний, но не принять на себя обязательства.

По документам все офшоры принадлежат акционерам, отмечается в решении Высокого суда Лондона от 28 июля об отказе в размораживании активов бывших владельцев «Траста».

Летом 2014 г. Юров с партнерами вел переговоры с «Роснефтью» (ее представитель не ответил на запрос «Ведомостей»), и в октябре они получили от нее предложение о покупке банка за $1, следует из показаний Юрова. Он решил пойти на это, поскольку альтернативой было банкротство или санация, что привело бы к «необоснованным обвинениям» в плохом управлении банком, что в итоге и произошло, но никаких известий от «Роснефти» с тех пор не получил.

Это отмечает в своих показаниях Беляев: «Зачем мне было обещать $50 млн за то, за что не дали $1?»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать