Статья опубликована в № 4264 от 16.02.2017 под заголовком: ЦБ переплатил за лечение

Отзыв лицензий у спасенных банков обошелся бы государству на 500 млрд рублей дешевле

Такие расчеты приводит Fitch. Участники рынка не согласны

Большинство банков, которые проходят сейчас процедуру финансового оздоровления, было бы дешевле лишить лицензии, чем спасать, – к таким выводам пришли аналитики Fitch, оценившие 30 санированных банков. По данным Fitch, финансовое оздоровление 20 банков оказалось дороже на 0,5 трлн руб., чем их возможная ликвидация. Экономические потери ЦБ от спасения банков составляют 957 млрд руб., в то время как потери государства и компаний, связанных с ним, при отзыве лицензии у этих банков составили бы 459 млрд руб. Под потерями ЦБ при финансовом оздоровлении агентство понимает выгоду банков, которые они получают от дешевых кредитов регулятора (как правило, кредиты выдаются под 0,51% годовых), а под потерями при отзыве лицензий – выплаты страховок пострадавшим вкладчикам, а также величину депозитов незастрахованных средств населения и компаний, связанных с государством. В 19 случаях стоимость спасения была больше, чем все потенциальные выплаты по застрахованным депозитам и списания обязательств перед компаниями, связанными с государством, пишут аналитики рейтингового агентства.

«Средства ЦБ, выделенные на санацию банков, конечно, возвратные. Но с учетом того, что ЦБ дает деньги на длинный срок, по сути, бесплатно (существенно ниже рыночных ставок), он несет экономические потери», – объясняет аналитик Fitch Александр Данилов.

Большинство спасенных банков вряд ли можно рассматривать как системно или регионально значимые: их доля рынка ниже 0,1%, пишет агентство. В некоторых случаях ЦБ мог принимать решение о санации банка с учетом рисков для финансовой стабильности (например, в конце 2014 г. и начале 2015 г.), однако лоббирование со стороны крупных кредиторов также могло играть роль при принятии решения. Распространение господдержки на незастрахованных кредиторов создает неравные условия на рынке и повышает их аппетит к рискам, отмечает Fitch.

Правила санации позволяют оздоровляемым банкам нарушать нормативы, что подталкивает слабых инвесторов приобретать такие банки и переводить на них плохие активы, пишет агентство. Процесс выбора санатора непрозрачный, требования к участию в конкурсе необременительны, а мониторинг после передачи банка слабый, перечисляет Fitch, напоминая историю Пробизнесбанка: он с 2008 г. санировал Газэнергобанк и «Банк 24.ру», в 2014 г. – «Солидарность», а в 2015 г. сам лишился лицензии. Есть и другие примеры (см. врез на стр. 14). Некоторые инвесторы были заподозрены в передаче токсичных активов на баланс санируемых банков, пишет Fitch. А при санации «Уралсиба» его предыдущий владелец Николай Цветков в нарушение правил сохранил долю в банке.

Дорогое спасение

Санация Фондсервисбанка, которой в 2015 г. занялся Новикомбанк, потребовала значительной поддержки банка акционером – госкорпорацией «Ростех». Находящийся под управлением временной администрации Татфондбанк был санатором БТА-Казани (сейчас Тимер-банк) и банка «Советский».

«Очень циничный расчет, – говорит человек, участвовавший в обсуждении судьбы нескольких банков. – При принятии решения о санации ЦБ учитывает множество факторов, не только выплаты АСВ и потери госкомпаний. Если посчитать, сколько в результате было спасено предприятий, домохозяйств и вкладчиков, получится цифра в несколько триллионов. Например, был санирован один региональный банк, в котором были счета всех бюджетников региона. Отзывать лицензию было просто нельзя». Оценить выгоду или потери очень сложно – для этого надо видеть полную картину, а она есть только у ЦБ, продолжает собеседник «Ведомостей». Государство в любом случае не потеряло потраченные на санацию деньги, уверен он, – эти средства так или иначе были направлены в экономику. Хотя ошибки у ЦБ, конечно, были, признает он.

«Расчет, безусловно, интересный. Но так ли все на самом деле? Потеря одного какого-либо банка вполне могла спровоцировать кризис в банковской системе – бегство вкладчиков, компаний. Банки бы посыпались по цепочке», – говорит топ-менеджер банка-санатора. Кроме того, в 2014–2015 гг. ставки на рынке резко подскочили – во многом из-за этого санации оказались столь выгодными, добавляет он.

Такие расчеты проводить, наверное, можно, но ведь и ЦБ печатает рубли – и рубль рублю рознь, заключает банкир. Другой вопрос, что систему санации действительно пора менять, добавляет он.

С критикой действующего механизма санации банков неоднократно выступал сам ЦБ – система финансового оздоровления кардинально изменится. Регулятор подготовил законопроект, который предполагает отстранение АСВ и частных инвесторов от финансового оздоровления банков и переход этого процесса полностью в ведение ЦБ. Для этого он создаст фонд консолидации. ЦБ рассчитывал, что новый механизм позволит сэкономить 25–30%. Предполагается, что санируемые банки при этом будут докапитализированы сразу же и не получат права нарушать нормативы.

План ЦБ по введению механизма рекапитализации санируемых банков за счет взносов капитала будет более эффективным и менее дорогостоящим, чем действующая система дешевых кредитов от регулятора, полагает Fitch. Он позволит снизить риск, связанный с приобретением санируемых банков слабыми инвесторами с намерением перевести в них свои плохие активы для улучшения собственного финансового положения, что часто влечет за собой дополнительные затраты на санацию для государства, заключает агентство.

Представители ЦБ и АСВ на вопросы «Ведомостей» не ответили.

Выбор редактора