Финансы
Бесплатный
Илья Усов
Статья опубликована в № 4280 от 15.03.2017 под заголовком: Фонд пенсионного брака

ПФР забраковал 95% договоров о переводе средств в НПФ «Аквилон»

Каждое третье заявление не прошло, потому что от тех же заявителей позже поступили заявления на перевод средств в другой НПФ

Доля забракованных Пенсионным фондов России (ПФР) договоров о переводе средств пенсионных накоплений в негосударственный пенсионный фонд (НПФ) «Аквилон» – 95%, рассказали два контрагента фонда и генеральный директор другого НПФ, знакомые с данными ПФР. Гендиректор «Аквилона» Елена Валитова отказалась от комментариев. НПФ «Аквилон» подал в ПФР 25 000 заявлений и 86 000 договоров, ПФР одобрил лишь 4000, сообщил гендиректор другого НПФ, знакомый с данными ПФР. Представитель ПФР предварительно подтвердил эти цифры.

«Примерно 18 000 заявлений не удовлетворено, потому что от тех же заявителей позже в ПФР поступили заявления на перевод средств в другой фонд», – утверждает представитель ПФР. Это 72% всех заявлений о переходе в «Аквилон».

«В 2016 г. по всей системе НПФ примерно в 55% случаев причина отказа в переходе – наличие заявления о переходе в другой фонд с более поздней датой», – делится статистикой представитель ПФР.

Рахметов и пенсии

В конце сентября 2016 г. (последние доступные данные) у «Аквилона» было 9043 клиента по обязательному пенсионному страхованию и 846,3 млн руб. пенсионных накоплений, доходность их инвестирования за три квартала – 12,4%; резервы составили 802,6 млн руб., их доходность – 13,1%. 58,3% «Аквилона» принадлежит бывшему топ-менеджеру «Лукойла» Серику Рахметову, 41,7% – «Глобалстрой инжинирингу», которым владеют кипрские Reagoil Finance (76%) и Formain Finance (11,4%), а ими, по данным Forbes, – тоже Рахметов.

«Беспрецедентный случай – такого количества отказов ни у каких НПФ не было», – заявил контрагент «Аквилона». Столько заявлений, не одобренных ПФР, – экстраординарная ситуация, соглашается директор группы рейтингов финансовых институтов АКРА Юрий Ногин. «Очень далеко от среднего показателя отказов в переводе средств НПФ», – знает представитель ПФР.

Собеседник, знакомый с данными ПФР, объясняет, что много заявлений на перевод средств в «Аквилон» заверяли одни и те же нотариусы, которые после проверки отказались от заверения. «Вероятно, регулятор может заинтересоваться ситуацией с НПФ», – говорит Ногин и допускает, что плачевный результат «Аквилона» может быть следствием мошеннических действий или самого фонда, или его агентов. «Мы все помним истории по перепродаже базы фондов», – сетует он.

«Фонд активно использовал агентские сети, по сути, только их и использовал», – говорит контрагент «Аквилона». Возможно, мошеннические действия совершал один из агентов фонда, полагает другой контрагент.

5%-ный результат отражает недостаток компетенции «Аквилона»: фонд должным образом не выстроил контроль за привлечением клиентов, работа с агентскими сетями также не была налажена, говорит контрагент НПФ: «Многие агенты были обижены на фонд, потому что он с ними не рассчитался».