Финансы
Бесплатный
Джонатан Чен| Мин Сун Ли|Клеман Бюрге
Статья опубликована в № 4297 от 07.04.2017 под заголовком: Защитить мигранта

Перебежчики из Северной Кореи становятся жертвами пирамид

Сеул вынужден обучать мигрантов финансовой грамоте и защите от мошенников

Даже опытные инвесторы порой становятся жертвами финансовых аферистов. А перебежчики из Северной Кореи, многие из которых практически не знакомы с современной финансовой системой, гораздо более уязвимы перед мошенниками. Это заставило правительство Южной Кореи расширить программу повышения финансовой грамотности для прибывших в страну с Севера, число которых превышает уже 30 000 человек.

Трехмесячная программа подготовки перебежчиков к жизни в Южной Корее проходит в Ханавоне – специальном центре для перебежчиков, который не обозначен на картах и огражден колючей проволокой. Из-за опасений, что северокорейцы станут жертвами афер, время на обучение финансам в последние два года было удвоено до 22 из 406 часов всей подготовки.

Также власти Южной Кореи создали программу сбережений, чтобы приучить северокорейцев откладывать часть зарплаты. Сотрудничающие с правительством банки и профессиональные консультанты помогают перебежчикам открывать банковские счета и заниматься финансовым планированием. Правительство даже открыло в Сеуле оснащенное банкоматами, как настоящее, отделение банка для тренировок, чтобы они научились совершать транзакции и банковские операции.

В 2004 г. Южная Корея отменила политику выделения примерно $25 000 новоприбывшим перебежчикам. Вместо этого с 2013 г. она стала давать выпускникам Ханавона примерно $6000 авансом и платить им дополнительно за такие успехи, как устройство на работу или получение сертификата об образовании. «Цель программы – обучить их реальной жизни, а не теории капитализма», – говорит Квон Тонхёк, отвечающий за образование в Ханавоне.

В Северной Корее о гражданах обычно заботится государство. Хоть там и есть банки, но люди редко ими пользуются, так как считается, что снять деньги с депозита будет нелегко. Кроме того, есть политические причины. «Когда все деньги находятся в банке, власти могут узнать все о финансах человека», – утверждает Чан Юнсок, старший научный сотрудник Института исследований мира и объединения при Национальном университете Сеула.

Перебежчики говорят, что полученное в Ханавоне финансовое образование им помогает. Но некоторые отмечают, что поток новой информации, включая изучение основ демократии и правил пользования интернетом, может сбить с толку. «Мы узнаем лишь немного о банковской сфере и не можем всего запомнить», – признается Чу Иын, работающая в церкви на юге Сеула.

Корейские Мавроди

В Южной Корее организаторы финансовых пирамид нередко пытаются облапошить не искушенных в вопросах инвестиций перебежчиков с Севера. Жертвами одной из таких структур, организованной также выходцем из Северной Кореи, стали 230 беженцев. В совокупности эти горе-инвесторы потеряли около $14 млн. Около 165 жертв этой пирамиды лишились всех своих денег, а трое из них покончили с собой.

Не все перебежчики испытывают проблемы. Более молодые, выросшие в 1990-е гг. и знакомые с распространившимися тогда в Северной Корее неофициальными рынками, узнают основы капитализма еще до прибытия в страну. Джозеф Пак, сбежавший в 2004 г. и открывший кафе в Южной Корее с помощью правительственного займа, теперь создает фермерский кооператив для других перебежчиков, многие из которых выросли в сельской местности.

Но финансовые аферы давно являются большой проблемой, разоряя многих. Так, перебежчица по фамилии Ким (она попросила не раскрывать ее полное имя) прибыла в Южную Корею в 2010 г., мало что зная о банках, кредитах и банкоматах. В 2014 г. другой перебежчик предложил ей участвовать в инвестиционной программе, условия которой казались необычайно привлекательными. Он пообещал, что она будет ежемесячно получать 1% от вложенных средств. Ким, потерявшая голову от окружавшей ее роскоши, согласилась вложить примерно $134 000 – все сбережения, накопленные ее семьей за четыре года. Платежи поступали в течение шести месяцев, но затем пирамида рухнула. Теперь Ким и ее 88-летняя мать сводят концы с концами благодаря госсубсидиям в размере около $360 в месяц. «Это были мои деньги, моей матери и моей дочери. Но теперь ничего не осталось», – говорит Ким. Проверить детали ее истории не удалось.

Пхеньян использует такие случаи в целях пропаганды. В 2012 г. перебежчица Пак Инсук вернулась в Северную Корею и на государственном телевидении назвала Южную Корею обществом, в котором мошенников так же много, как «воды в реке». Ее друзья говорят, что она решила вернуться на Север отчасти из-за того, что сама стала жертвой одной из афер, утверждает Ким Пёнук, перебежчик и президент сеульского Института развития Северной Кореи.

Ким Пёнук, однофамилец потерявшей все перебежчицы, разузнал, что за пирамида ее разорила. Организатор этой пирамиды, сам некогда перебравшийся из Северной Кореи, был задержан и осужден. Он говорил жертвам, потерявшим миллионы долларов, что они инвестируют в торговую компанию (см. врез). Как утверждает Ким, вероятно, это крупнейшая афера с тех пор, как северокорейцы начали бежать с родины во время голода в середине – конце 1990-х гг. «Прибывшие из Северной Кореи привыкли жить в закрытом обществе, где людям постоянно объясняют, что они должны делать, – говорит перебежчица Ким. – Но здесь мы должны учиться всему с самого начала. Мы словно заново родились».

Перевел Алексей Невельский

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more