Финансы
Бесплатный
Эмма Терченко|Дарья Борисяк
Статья опубликована в № 4313 от 02.05.2017 под заголовком: «Спурт» одного заемщика

Казанский банк «Спурт» оказался под управлением ЦБ и АСВ

Регулятор обнаружил, что в кредитном портфеле банка фактически остался один заемщик

Очередной банк Татарстана фактически остановил работу. ЦБ в пятницу ввел временную администрацию в татарстанский «Спурт» и наложил мораторий на удовлетворение требований кредиторов на три месяца. Администрация, функции которой возложены на Агентство по страхованию вкладов (АСВ), будет работать в банке полгода.

ЦБ впервые связал решение о введении в банк администрации с информационными атаками через социальные сети, которые спровоцировали отток клиентских средств. В марте вкладчики «Спурта» забрали почти 6 млрд руб. – это около трети всех обязательств банка. Банк смог их выдать в том числе за счет собственного запаса ликвидности (1,3 млрд руб.), продажи ценных бумаг, кредитов и недвижимости (более 6,2 млрд). На начальном этапе банку удавалось выполнять принятые на себя обязательства за счет реализации ликвидных активов, следует из сообщения ЦБ. Банк привлек кредит под залог нерыночных активов на 365 млн руб. у ЦБ. Таким образом, из-за моратория ЦБ не сможет получить платежи по кредиту. Впрочем, в марте банк вернул ЦБ 1,6 млрд руб. ранее привлеченного финансирования.

Среди клиентов банка Казанский вертолетный завод, «Камаз», «Газпром» и «Нижнекамскнефтехим», говорится на его сайте.

Расплачиваться с паникующими клиентами банку было трудно еще и потому, что он участвовал в финансировании крупного долгосрочного инвестпроекта на предприятиях, подконтрольных собственному руководителю, констатирует ЦБ. Размер выделяемых средств на этот проект почти втрое превышал капитал банка (на 1 апреля капитал составлял 2,7 млрд руб.), причем в «Спурте» маскировали это с помощью различных схем с участием технических компаний. Портфель банка за март сократился с 13 млрд до 8 млрд руб., таким образом, практически весь кредитный портфель банка через посредников был выдан в одни руки.

Банк мог кредитовать разные фирмы, связанные с одним и тем же проектом: возможность выдать крупный кредит одной компании ограничена нормативами, полагает президент Клуба банковских бухгалтеров Кирилл Парфенов. Один из банкиров, рассматривавших недавно возможность купить «Спурт», говорит, что в его кредитном портфеле было много связанных компаний.

На конец прошлого года основными акционерами «Спурта» были предправления Евгения Даутова (30%), Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР, 28,25%), председатель совета директоров «Нижнекамскнефтехима» Владимир Бусыгин (14%), а также сам «Нижнекамскнефтехим», входящий в группу ТАИФ (5%), и Газпромбанк (3%). Даутова возглавляла банк с 1998 г.

Как миноритарный акционер ЕБРР будет сотрудничать с временной администрацией, заявил его представитель, отказавшись комментировать, сколько средств ЕБРР находилось в банке во время введения временной администрации. В целом от банков-нерезидентов на 1 апреля было привлечено 1,4 млрд руб. Впрочем, в 2014 г. на фоне санкций ЕБРР приостановил финансирование инвестпроектов в России. «Говорить о наших потерях преждевременно», – заверил его представитель. С пресс-службой Газпромбанка связаться не удалось.

В начале марта ЦБ отозвал лицензии у двух других татарстанских банков – Татфондбанка и Интехбанка. После этих событий «Спурт» и стал испытывать проблемы с ликвидностью и ограничил выдачу наличных клиентам. Тогда банк потерял несколько миллиардов рублей из-за паники клиентов на фоне ошибочных слухов об отзыве у банка лицензии, говорила в середине марта Даутова: «Суммы, которые выносились из касс банка, были астрономические» (цитата по «Интерфаксу»). До 400 млн руб. выводилось из банка каждый день, тогда как до этого за день в среднем клиенты снимали 20–50 млн руб., приводила цифры Даутова, уверяя, что ликвидность в ближайшее время восстановится. До этого банк уже занимал 143-е место по величине активов в рэнкинге «Интерфакс-ЦЭА». За март кредиты юрлиц в его портфеле сократились почти на 40% – с 12,9 млрд руб. до 7,8 млрд. Именно кредиты компаниям составляют большую часть активов банка, основной источник фондирования – депозиты населения. На 1 апреля значение норматива мгновенной ликвидности Н2 у банка составляло 25,5% при минимуме 15%, норматив текущей ликвидности Н2 лишь на 2,9% превышал необходимый минимум 50%. «Норматив Н2 у банка на достаточно низком уровне. Значение ниже 35% без дефицита ликвидности банки, как правило, не допускают», – указывает управляющий директор RAEX Станислав Волков. По нормативу Н3 обычно банки держат запас около 15%, т. е. его значение не должно быть ниже 65%, отмечает он.