Финансы
Бесплатный
Татьяна Бочкарева
Статья опубликована в № 4337 от 07.06.2017 под заголовком: В Лондоне портится климат

Катар – один из крупнейших инвесторов Великобритании

Но Brexit и конфликт Катара с арабскими странами могут эти отношения осложнить

В четверг в Великобритании пройдут досрочные парламентские выборы, которые премьер-министр Тереза Мэй решила провести в надежде, что это даст ей свободу маневра на переговорах о выходе страны из ЕС. За неделю до этого инвесткомпания Invesco опросила 97 суверенных и пенсионных фондов и центробанков с $12 трлн активов под управлением, чего они ожидают от Brexit.

«Brexit скажется очень негативно на инвестиционной привлекательности Великобритании, и суверенные фонды с инвестициями в Европе сомневаются в будущем Великобритании как инвестиционного хаба Европы с учетом неопределенности в ситуации с налогами на импорт и доступом к единому рынку», – говорится в исследовании Invesco (его цитирует FT). Привлекательность Лондона снизилась с 7,6 пункта в 2015 г. до 5,5. Привлекательность Германии, напротив, выросла с 7 до 7,8.

Шейх Абдулла бин Мохаммед бин Сауд аль ТаниГендиректор QIA
Я по-прежнему думаю, что и после Brexit будут возможности, за которые QIA поборется. Когда бы британское правительство ни обратилось к QIA, мы будем готовы.

Один из крупнейших инвесторов – это Катар. Его британские активы оцениваются в 40 млрд фунтов ($52 млрд), пишет Reuters. Среди инвестиций суверенного фонда Qatar Investment Authority (QIA; $335 млрд) – 20%-ная доля в капитале аэропорта Хитроу, небоскреб Shard, универмаг The Harrods, отель Savoy и доля в финансовом центре «Канери Уорф». Еще весной QIA был настроен инвестировать дальше: в марте речь шла о дополнительных 5 млрд фунтов (более $6 млрд) в ближайшие 3–5 лет.

Но инвестиции Катара вызывают вопросы у британских регуляторов. Агентство по борьбе с крупным мошенничеством (SFO) и Управление финансовых услуг (FCA) расследуют сделку QIA с одним из крупнейших британских банков – Barclays. В кризис 2008 г. Barclays, как и многим другим банкам, был остро нужен капитал, и он искал частного инвестора. Таким инвестором стали фонды Катара и Абу-Даби, выделившие банку 7,3 млрд фунтов. Но впоследствии к Barclays было подано несколько исков, из которых следует, что он не раскрыл условия инвестиции. Также истцы утверждают, что банк ссудил деньги инвесторам, на которые они покупали его бумаги.

Не исключено, что намерение Мэй упразднить SFO, объединив его с Национальным агентством по борьбе с преступностью, несколько снизит напряжение. Но в последние дни помимо результатов опроса Invesco появились и другие причины для беспокойства. В понедельник Бахрейн, Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Египет и Йемен заявили о разрыве дипломатических отношений с Катаром, обвинив его в поддержке террористических группировок. В тот же день FT сообщила, что Катар мог заплатить выкуп в размере до $1 млрд боевикам, связанным с «Аль-Каидой», в Сирии и иранским силовикам за освобождение заложников, среди которых были члены королевской семьи.

Во вторник арабские страны поддержал президент США Дональд Трамп: «Во время моего недавнего ближневосточного турне я заявил, что больше не может быть речи о финансовой поддержке радикальной идеологии. Но лидеры стран указали на Катар – посмотрите-ка!» (цитата по FT). Катар эти обвинения отрицает, утверждая, что его роль в проблемном регионе нейтральна, но едва ли новый конфликт позитивно скажется на его инвестициях в Европе.-

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать