ЦБ интересуется, как малые НПФ собираются работать в 2019 году

Регулятор решил оценить шансы фондов, сохранивших статус НКО, на акционирование и объединение с другими игроками
Представитель ЦБ сообщил, что рабочие встречи с участниками рынка проводятся регулярно /Андрей Гордеев

«До сих пор есть фонды, которые не определились, что они будут делать. Около пяти фондов сегодня хотят добровольно сдать лицензию, но и им по работающему законодательству сделать это непросто», – объясняет Морозов (он знаком с ситуацией на рынке, как руководитель комитета по малым и региональным фондам СРО АНПФ). Он рассказывает, что сегодня есть два способа уйти с рынка: НПФ может прекратить все обязательства перед клиентами и после этого подать документы на добровольный отзыв лицензии, сохранив статус НКО (в 2015 г. так произошло с НПФ «Согласие»), и банкротство фонда.

Центробанк просит пенсионные фонды, занимающиеся исключительно пенсионными резервами, предоставить планы акционирования или слияния с более крупными игроками. Об этом «Ведомостям» рассказали президент одного из фондов, столкнувшихся с интересом ЦБ, финансист, курирующий деятельность нескольких НПФ, и консультант, узнавший об этом от нескольких малых фондов, проходивших «собеседование».

Президент НПФ «Империя» Алексей Морозов сообщил, что встречается с представителями ЦБ регулярно, но в последнее время ЦБ стал поднимать вопросы и о дальнейшей судьбе НПФ. «ЦБ интересует конкретика. Он прямо спрашивает: «Что вы собираетесь делать? Как будете проводить акционирование? Что будет с собственным капиталом? Какие сроки? Какие планы?» – рассказывает Морозов. По его словам, ЦБ обеспокоен дальнейшей судьбой фондов в части защиты интересов граждан и встречается со всеми фондами по этой теме.

Представитель ЦБ сообщил, что рабочие встречи с участниками рынка проводятся регулярно по различным актуальным вопросам.

К январю 2019 г. НПФ, работающие с негосударственным пенсионным обеспечением, должны пройти акционирование точно так же, как это пришлось делать фондам, работающим с пенсионными накоплениями (ОПС), к 2016 г. «Обязательным условием для фондов, занимающихся ОПС, при вступлении в систему гарантирования было личное собеседование у регулятора по итогам выездной проверки ЦБ», – рассказывает гендиректор консалтинговой компании «Пенсионный партнер» Сергей Околеснов. По его мнению, сейчас регулятор так же знакомится с малыми фондами. С ноября по апрель ЦБ проверял их деятельность, после – начал предметно обсуждать планы.

Менеджер, курирующий деятельность нескольких НПФ, подтверждает, что Центробанк спрашивает фонды о вариантах слияния и сделках M&A. «Наши фонды вне зоны риска, но регулятор интересуется, какие НПФ мы собираемся купить. При этом ЦБ не высказывает пожеланий, чтобы мы взяли какой-то малый фонд под свое крыло», – говорит он. Собеседник уверен, что сценарий встреч для всех фондов аналогичен: ЦБ спрашивает об акционировании или присоединении к более крупным фондам, а попутно дает понять, что малые НПФ не смогут выжить из-за дороговизны системы риск-менеджмента и внедрения ПО для перехода на единый план счетов. «Расходы на выполнение предписаний ЦБ могут достигать 10 млн руб.», – прикидывает он.

По итогам I квартала 2017 г. 31 фонд занимается исключительно пенсионными резервами, из них 20 до сих пор не прошли акционирование и работают как НКО. «Четкой планки, до которой фонд относится к малым, нет», – рассказывает аналитик RAEX Павел Митрофанов. По его подсчетам, сегодня малыми считаются фонды, у которых меньше 5 млрд руб. пенсионных резервов (и меньше 8–10 млрд руб. пенсионных накоплений, если фонд занимается ими). Таких фондов всего 14, на них приходится 3,7 млрд руб.

По словам Морозова, если в фонде есть так называемые потеряшки – клиенты, контакт с которыми потерян и непонятно, кому выплачивать деньги, то добровольно сдать лицензию фонд не сможет. Такие клиенты есть практически во всех НПФ, потому для многих актуальнее банкротство фонда с последующей ликвидацией.

«Закономерно, что ЦБ интересуется планами малых фондов. Им трудно выживать уже сегодня, и, если для выживания понадобятся средства акционеров, не факт, что кто-то захочет в них вкладываться», – резюмирует Митрофанов.