Статья опубликована в № 4345 от 20.06.2017 под заголовком: Инвесторы забыли о страхе

Глобальные рынки давно забыли, что такое турбулентность

Даже пенсионеры и домохозяйки делают ставки на снижение волатильности

В мае среднее значение индекса волатильности VIX составило 10,86 – это минимальный показатель с ноября 2006 г., пишет WSJ. «Индекс страха» VIX, рассчитываемый чикагской биржей CBOE, оценивает вероятность падения фондового индекса США S&P 500 в ближайший месяц. Восьмого мая индекс VIX снизился до 9,75 пункта, или 24-летнего минимума. К 18 мая он, правда, взлетел на 46% до 14,23, но потом так же резко снизился.

Такая же ситуация и на глобальных рынках. Азиатский индекс MSCI (без учета Японии) с начала года вырос на 19%, а трехмесячная волатильность, основанная на исторических значениях, снизилась на 8,2% до уровня 2000 г.

Из индикатора страха VIX превращается в актив, на котором можно заработать. Идея создания VIX появилась после черного понедельника 1987 г., когда за день рынок США обвалился на 23%. CBOE начала рассчитывать VIX в 1993 г. Вплоть до кризиса 2008 г., когда VIX достиг пика, он был индикатором грядущей рыночной турбулентности, но чем больше рынки успокаивались – тем больше появлялось желающих играть на его падение.

С начала года, играя на падение VIX, трейдер Джейсон Миллер заработал $53 000. День, когда стало известно, что президент США Дональд Трамп оказывал давление на экс-директора ФБР Джеймса Коми и VIX вырос на 46%, заставил его понервничать, но риск себя оправдал – индекс быстро снизился.

Но индивидуальные трейдеры – капля в море по сравнению с инвестфондами, также пытающимися заработать на индексе VIX. Девеш Шах и Сэнди Раттрей, работавшие в начале 2000-х гг. трейдерами в Goldman Sachs, придумали деривативный продукт, позволяющий зарабатывать на разнице цен контрактов на VIX с разным сроком погашения. Со временем эта идея превратилась в бизнес биржевых фондов (ETF), ориентированных на VIX.

Первым, кто понял, что для розничных инвесторов слишком трудно и накладно торговать опционами и фьючерсами, оказался Barclays. Он придумал продукт, привязанный к контрактам на VIX, но торгующийся на биржах, как акции. В 2009 г. он запустил фонд Barclays iPath S&P 500 VIX Short-Term Futures ETN. «Я расцениваю это как огромную демократизацию волатильности, – говорит вице-президент CBOE по аналитике и развитию продуктов Билл Спет. – Инвесторы, которые никогда в жизни не открыли бы фьючерсный счет и не купили опцион, теперь торгуют этими биржевыми продуктами». «Это было похоже на Дикий Запад, – говорит Билл Люби, в 2005 г. оставивший карьеру консультанта ради трейдинга, – тот, кто знал ландшафт, мог заработать много».

Только в мае фонды получили от инвесторов $300 млн для ставок на снижение VIX (данные FactSet). Фонд ProShares Short VIX Short-Term Futures с начала года заработал 70% прибыли. «Я не предполагал, в какой огромный бизнес это превратится», – отмечает Раттрей. Сейчас он занимает пост директора по инвестициям хедж-фонда Man Group ($89 млрд под управлением).

Но на фоне общего рыночного штиля начал расти индекс VXN, привязанный к волатильности индекса NASDAQ, в который входит много горячих высокотехнологичных компаний. На прошлой неделе за несколько дней он вырос с 13,6 до 20,86 пункта (см. график). Отсутствие страха на рынке настораживает некоторых инвесторов – они считают, что котировки акций завышены.

avatar-ds
13:31 20.06.2017
Сейчас (уже/пока) не лучшее время для торговли биржевыми продуктами, коротящими волатильность. Из-за хронически низких ожиданий волатильности комплекс фьючерсов стал плоским и синтетическая позиция по ним не даёт тех преимуществ контанго (автоматическое падение цены синтетической позиции и защита от коротких всплесков волатильности), которые сопутствовали бычьим трендам прошлых лет. Но важно понимать, что по сути продажа волатильности это просто способ получения своеобразного среднесрочного левериджа к рыночному индексу (с плечом приблизительно 1:2-1:4), а снижение и выпрямление комплекса фьючерсов свидетельствует об укорененном бычьем настрое рынка. Поэтому, возможно, для получения подобного эффекта имеет смысл временно, до возвращения комплекса воталильности к более удобным параметрам, частично переключить внимание на индексные фонды с дневным плечевым эффектом 1:3 (UPRO/SPXL, TQQQ). В условиях почти монотонного роста то, что обычно воспринимается как их недостаток, а именно долгосрочные эффекты сложного процента от дневной ребалансировки левериджа, дают позитивный эффект, т.е. среднесрочный леверидж получается даже выше дневного. Например, за прошедшие 12 месяцев 3-кратный фонд UPRO вырос на +67%, тогда как его базовый индекс S&P500 дал полный возврат +21%, т.е. леверидж получился даже выше 1:3. Это, конечно, всё равно меньше, чем доход от синтетической короткой позиции по волатильности +214% за тот же период (SVXY/XIV), но такой феноменальный рывок вряд ли продолжится и в случае возможной фундаментальной перестройки комплекса волатильности откат будет гораздо более болезненным, чем у прямых/квази-прямых рыночных фондов (как это уже случилось в 2015 году на фоне ухудшения ожиданий по качеству роста в Китае).
00
Комментировать