Статья опубликована в № 4378 от 04.08.2017 под заголовком: С прокурорским приветом

Акционер «Югры» зовет на помощь Генпрокуратуру

Он добивается уголовного преследования бывшего руководителя временной администрации

Миноритарный акционер «Югры» Андрей Коршунов подал заявление в Генпрокуратуру: он просит проверить действия бывшего руководителя временной администрации банка Дмитрия Онегина. Об этом сообщило агентство «Прогресс», которое представляет основного бенефициара «Югры» Алексея Хотина. Коршунову принадлежит около 1% акций «Югры», следует из ответа «Прогресса».

Миноритарий также просит рассмотреть вопрос об уголовном преследовании Онегина на основании статьи о превышении должностных полномочий, повлекшем тяжкие последствия.

ЦБ ввел временную администрацию в «Югру» 10 июля, а в прошлую пятницу отозвал у банка лицензию. На 22 июля отрицательный капитал «Югры» после создания необходимых резервов составил 7 млрд руб., говорил представитель регулятора. Банк недооценивал кредитный риск и недостоверно отражал операции в отчетности, объяснял ЦБ: «технически» исполнял предписания, создавая требуемые резервы по одним кредитам и распуская их по другим.

Коршунов же счел, что Онегин, руководивший временной администрацией до отзыва лицензии, «умышленно снизил капитал банка» на 38,7 млрд руб. Балансовая стоимость 29 объектов недвижимости «Югры» снизилась с 16,5 млрд до 5,2 млрд руб., следует из его обращения в Генпрокуратуру, которое цитирует «Прогресс». «Занижение капитала банка произведено вызывающе нагло, поскольку даже кадастровая стоимость этих объектов более чем на 2,5 млрд руб. выше установленной приказами Онегина», – говорится там же. Коршунов также ссылается на приказ Онегина от 27 июля, якобы обязывающий скорректировать бухгалтерские записи в операционном дне 21 июля.

Представители ЦБ, Агентства по страхованию вкладов (АСВ, выполняло функции временной администрации) и Генпрокуратуры на запросы не ответили.

Защитник «Югры»

19 июля, накануне начала страховых выплат вкладчикам «Югры», Генпрокуратура опротестовала решения ЦБ о введении временной администрации и моратория на выплаты кредиторам. Также прокуроры предостерегли Онегина и гендиректора АСВ Юрия Исаева от начала выплат. Несмотря на это, выплаты вкладчикам начались в срок, а ЦБ оставил свои решения в силе.

Дело может быть заведено, если будет установлено, что снижение активов банка имело признаки хищения либо произошло вопреки нормативным документам, говорит руководитель уголовной практики компании BMS Law Firm Тимур Хутов. Вряд ли сотрудники временной администрации могли действовать неправомерно, на практике это сложно сделать и скрыть, рассуждает заместитель гендиректора «Финэкспертизы» Наталья Борзова: есть бухгалтерская отчетность в открытом доступе, в случае судебного разбирательства все материалы могут быть переданы на экспертизу.

Временная администрация работает в зоне публичного интереса, говорит партнер «Кульков, Колотилов и партнеры» Николай Покрышкин, у нее нет мотива совершать какой-либо подлог, грубые нарушения в работе временной администрации вскрываются достаточно редко. Поэтому шанс, что эти претензии обоснованны, очень небольшой – вряд ли органы действительно привлекут временную администрацию к ответственности, сомневается он.

Даже если вдруг будет заведено уголовное дело, то суд будет рассматривать именно нарушения в работе администрации, а не вопрос обоснованности отзыва лицензии, продолжает Покрышкин. Пока дело будет рассматриваться, пройдет 2–3 года, поэтому вряд ли у акционеров есть сильная надежда создать преюдицию для пересмотра решения о введении администрации, объясняет он. Придется слишком долго ждать и к тому времени даже «фантастическое» решение, скорее всего, будет уже бесполезно, предупреждает он: «Возможно, у этого заявления исключительно медийный посыл».

В подготовке статьи участвовал Михаил Тегин

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать