Статья опубликована в № 4398 от 01.09.2017 под заголовком: ЦБ предупредил банки

ЦБ предупредил банки

Мировой рост, по мнению регулятора, не будет устойчивым
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

После длительного периода кризисов и стагнации глобальная экономика входит в новый цикл. Но с чем?

– Долговая нагрузка выше, чем в 2007 г.

– Чересчур низкая инфляция и даже дефляция в развитых экономиках.

– Пузыри на отдельных рынках с угрозой их нарастания, в том числе в силу многолетней мягкой денежно-кредитной политики.

– Низкие темпы роста производительности и инвестиций.

– Возросшее неравенство в развитых странах на фоне стагнации доходов среднего класса, продолжающейся уже 30–40 лет. Ответом является рост популизма в политике.

– Низкая фаза сырьевого суперцикла.

– Растущие киберриски.

К положительным моментам можно отнести финансовую технологическую революцию и возросшую устойчивость рынков к шокам.

Эльвира Набиуллина

Окончила экономический факультет МГУ.
1991–1992 гг. – главный специалист дирекции постоянного комитета правления Научно-промышленного союза СССР по вопросам экономической реформы.
1992–1994 гг. – главный специалист, консультант дирекции РСПП по вопросам экономической политики. Советник Экспертного института РСПП.
1994–1997 гг. – заместитель руководителя, затем начальник департамента экономической реформы Минэкономики.
1997–1998 гг. – замминистра экономики.
1998–1999 гг. – заместитель председателя правления Промторгбанка.
1999 г. – исполнительный директор Евроазиатской рейтинговой службы.
1999–2000 гг. – вице-президент Центра стратегических разработок (ЦСР).
2000–2003 гг. – первый замминистра экономического развития и торговли.
2003–2005 гг. – президент ЦСР.
2005–2007 гг. – руководитель экспертного совета Организационного комитета по подготовке и обеспечению председательства России в «Группе восьми» в 2006 г., руководитель исследовательской группы ЦСР.
2007–2012 гг. – министр экономического развития.
2012–2013 гг. – помощник президента России.
С июня 2013 г. – председатель Центрального банка.

Мировой рост не будет, на наш взгляд, устойчивым. Средние темпы будут ниже, чем в начале 2000-х. А основным трендом станут медленное восстановление экономики и ужесточение политики ведущих центробанков. Для финансовых рынков такая динамика означает две противоречивые тенденции. С одной стороны, экономический рост положительно влияет на рынки и аппетит к рискам. С другой – рост процентных ставок охлаждает рынки, поэтому высока вероятность волатильности.

Хотя наша экономика и научилась подстраиваться к внешним шокам, есть внутренние факторы, которые делают нас уязвимыми: невысокая диверсификация, недостаточная гибкость институтов и правил, слабая конкурентная среда. Срочно нужны структурные преобразования, в том числе в финансовой сфере.

В следующие пять лет акцент в денежно-кредитной политике будет смещаться от достижения цели по инфляции и снижения инфляционных ожиданий к поддержанию инфляции вблизи целевого уровня и удержанию инфляционных ожиданий на низком и, главное, заякоренном уровне. Госполитика по развитию инфраструктуры, логистики, конкуренции, тарифного регулирования естественных монополий может внести весомый вклад в снижение волатильности цен и привести к более быстрому снижению инфляционных ожиданий. А это позволит ЦБ быстрее приближать ключевую ставку к равновесно-нейтральному уровню (2,5–3% – в реальном выражении или 6,5–7% – в номинальном).

Смещается акцент в работе по поддержке финансовой стабильности: от купирования негативных последствий уже накопленных рисков к предотвращению новых – например, систематизация макропруденциального регулирования, новые требования к бюро кредитных историй. Основной сценарий – возложить на несколько системообразующих бюро обязанность агрегировать информацию о совокупном платеже по долгу. К ним будут предъявляться более высокие требования. Если же рынок не сможет договориться, то придется создавать единого интегратора.

Традиционно цель финансового регулирования воспринимается исключительно как ограничение рисков. И попытки ввести дифференцированное регулирование, которое препятствовало бы одним направлениям бизнеса и стимулировало бы другие, всегда воспринимались почти как ересь. Но, например, пропорциональное регулирование, которое мы начали развивать, стимулирует кредитование малого бизнеса. А дестимулирование необеспеченного потребительского кредитования заставило банки в том числе развивать ипотеку. Или, например, сейчас большая доля банковского кредитования идет под сделки слияния и поглощения, что создает риски для банков, не создает дополнительный валовой продукт и новые рабочие места, а обслуживает перераспределение собственности.

Безусловный приоритет – развитие конкуренции. Для этого, в частности, необходимо завершить очищение рынка: честный бизнес не должен конкурировать с мошенниками. И мы надеемся, что по мере очищения сектора и раннего выявления проблем будет больше случаев, когда целесообразно попытаться восстановить платежеспособность банка, а не отзывать лицензию.

После того как большая часть пути по оздоровлению банковской системы уже пройдена, регулирование и надзор будут в большей степени сфокусированы на развитии и стимулировании. Пропорциональное регулирование обеспечит устойчивость небольших банков: ограничивает риски, которые они могут принимать на себя, но к ним применяются более простые требования.

Какие задачи предстоит решить. В этом году введено ограничение финансирования проектов собственников, но применяется пока в льготном режиме. Это причина банкротства многих банков. Мы будем ужесточать подходы, и я советую тем, у кого бизнес-модель построена на кредитовании бизнеса собственников, серьезно задуматься над ее изменением.

Другая проблема – качество капитала. Мы должны быть уверены, что у банков реальный, а не заемный капитал. Поэтому с этого года мы вводим повышенные требования к качеству капитала. И будем исключать из расчета средства из непрозрачных источников.

Значительная часть кредитования – залоговое. Многие банки, выдавая кредит, сразу рассчитывают на реализацию залога как на источник погашения кредита, иногда даже кредитуя предбанкротные предприятия. Но источником погашения кредита должен быть не залог, а операционная прибыль заемщика. А накануне краха через залоговую массу выводятся активы. Поэтому ЦБ будет добиваться права ограничивать не только банковские операции, но и операции с залогами.

Модель, к которой мы стремимся, мы называем консультативным надзором – это режим, при котором мы на ранней стадии видим проблемы и помогаем собственникам банка выработать план их решения. Но банки должны быть транспарентными для регулятора.

Чтобы разработанные нами инструменты содержательного анализа ситуации в банках и раннего выявления проблем работали в полную силу, ЦБ будет добиваться права мотивированного суждения. Часто надзор понимал, что в банке проблемы, но, не имея права на профессиональное суждение, тратил время на сбор формальных доказательств, а собственники банков иногда в это время выводили активы.

Мы прикладываем все усилия, чтобы сохранился рынок пенсионных накоплений. Это единственный способ обеспечить достойный уровень пенсии. И это крайне важно для удлинения горизонта инвестирования в экономике.

Для уверенности будущих пенсионеров в доходности мы планируем ввести фидуциарную ответственность для НПФ, а для удлинения горизонта их инвестирования – изменить систему вознаграждения, чтобы уйти от ложной мотивации фиксировать доход на коротком промежутке времени.

Мы будем в ближайшие годы создавать национальную финтехинфраструктуру. Она будет способствовать конкуренции на этом рынке, возникновению нескольких финансовых экосистем и в итоге – более дешевых и качественных продуктов для граждан. В национальную инфраструктуру входят удаленная идентификация (не только для финансовых, но и для госуслуг); создание платформы мгновенных розничных платежей вне зависимости от того, где открыт счет; маркетплейсов для предложения физлицам финансовых продуктов и услуг.

Для защиты прав потребителей нужны инструменты, которые позволят пресекать практики – формально законные, но имеющие целью обмануть клиента. Мы готовимся выстраивать вторую вертикаль надзора за финансовыми институтами – так называемый поведенческий надзор, в частности, ввести правила продаж финансовых продуктов и услуг различным категориям потребителей, в особенности раскрытия информации.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more