Статья опубликована в № 4411 от 20.09.2017 под заголовком: Нефтяной триллион Норвегии

Активы норвежского суверенного фонда превысили $1 трлн

Но он будет покупать меньше облигаций, возможно, и российских
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Во вторник активы суверенного фонда Норвегии достигли 7,811 трлн крон ($1,001 трлн). «Не думаю, что в мае 1996 г., когда в фонд были переведены первые деньги от продажи нефти, кто-нибудь мог представить, что его активы достигнут $1 трлн», – отмечает гендиректор фонда Ингве Слингстад.

Норвежский суверенный фонд (NBIM) – подразделение Банка Норвегии. «Нефть однажды закончится, но доходы фонда продолжат приносить пользу населению Норвегии», – говорится на его сайте. Население Норвегии составляет 5,2 млн человек, т. е. на одного норвежца приходится более $192 000 активов фонда. В 2016 г. половину дохода NBIM принесли инвестиции, 45% – поступления от продажи Норвегией нефти и газа, остальное – курсовая разница валют.

NBIM – крупнейший суверенный фонд в мире. Если разделить его инвестиции на число публичных компаний, то получится, что ему принадлежит 1,3% каждой публичной компании в мире, пишет FT. У NBIM 550 сотрудников и пять офисов: в Осло, Нью-Йорке, Лондоне, Шанхае и Сингапуре.

Первые инвестиции NBIM были в облигации, затем к ним добавились акции, а в последние годы – недвижимость в Нью-Йорке, Лондоне и Париже. Во II квартале на акции приходилось 65% инвестиций NBIM (см. график), на бонды – 32%. В условиях низких ставок акции приносят фонду больший доход – 3,4% годовых за квартал по сравнению с 1,1% годовых на облигациях, следует из отчетности NBIM.

В конце 2016 г. в портфеле NBIM были акции более 50 российских компаний. На вопрос, как изменились эти вложения в 2017 г., представитель фонда ответил, что эти данные раскрываются раз в год.

Поскольку акции приносят больший доход, NBIM уже получил разрешение правительства увеличить вложения в них до 70% портфеля. Инвестировать в облигации он будет меньше. В начале сентября фонд обратился к норвежскому минфину с просьбой оставить в индексе бондов, который служит бенчмарком его доходности, только суверенные облигации в долларах, евро и британских фунтах со сроком обращения от 10 лет. Сейчас в этом индексе облигации в 23 валютах.

В июне четверть вложений NBIM в облигации, или $80 млрд, приходилась на корпоративные бонды, инвестиции в бонды развивающихся рынков составляли $40 млрд, инвестиции в облигации в иенах – $20 млрд, в шведских кронах – $5 млрд, в российские ОФЗ – $2,2 млрд.

Решение об изменении индекса минфин примет весной 2018 г., рассказал представитель NBIM Томас Севанг. По его словам, если предложение фонда будет одобрено, часть облигаций исключат из индекса, но возможность инвестировать в них у фонда останется. «Смысл инвестиций в инструменты фиксированной доходности – сглаживать волатильность общей доходности, обеспечивать достаточную ликвидность и зарабатывать на премиях за риск», – отмечает Севанг, но фонд продолжит инвестировать в некоторые валюты и сегменты, которые он рекомендует исключить из индекса.

Однако, если NBIM будет инвестировать в соответствии с индексом, ему придется увеличить вложения в долларовые инструменты с 43 до 60% портфеля и докупить примерно $50 млрд казначейских облигаций, подсчитал стратег Societe Generale Джейсон Симпсон.

В 2008–2016 гг., на фоне глобального финансового кризиса и падения цен на нефть, Норвегия потратила на текущие нужды менее 1% средств своего суверенного фонда, показывают расчеты WSJ.

Иначе складывалась в этот период судьба суверенных фондов развивающихся стран – практически все тратили накопленное. По данным WSJ, Казахстан забрал из своего национального фонда $83 млрд. Премьер-министр Казахстана Бакытжан Сагинтаев признавал в 2016 г., что, если страна продолжит тратить деньги так же быстро, скоро от национального фонда ничего не останется.

У российского стабфонда в 2008 г. было $225 млрд, а сейчас у резервного фонда и фонда национального благосостояния (ФНБ) $91 млрд. Изначально ФНБ создавался как подушка безопасности для пенсионной системы, но по назначению не использовался, часть его денег вкладывалась в инфраструктурные проекты, в том числе в строительство БАМа, Транссиба, ЦКАД, «Ямал СПГ» и др. Но заявок на деньги ФНБ стало так много, что уже в 2014 г. их общая сумма превысила весь фонд и в 2015 г. президент Владимир Путин решил заморозить программу. А на следующий год правительство разрешило тратить ФНБ на финансирование дефицита. Ближневосточные страны тоже тратили накопления, а Венесуэла полностью проела свой суверенный фонд.

Впрочем, в Норвегии ситуация тоже может измениться. В 2016 г. правительство впервые тратило средства NBIM, сообщает Bloomberg, а в этом году может использовать еще 70 млрд крон ($9 млрд). Целевая доходность NBIM будет снижена с 4 до 3% годовых.

Читать ещё
Preloader more