Экс-владелец санированного «Рост банка» оказался акционером еще двух банков

Бизнесмену или удалось не попасть в черный список ЦБ, или регулятор не смог помешать сделкам
Случаи, когда собственники рухнувших или отправленных на санацию банков официально возвращаются в банковский бизнес, редки /Максим Стулов / Ведомости

Бывший основной владелец банковской группы «Рост банка» Олег Карчев не бросил банковскую деятельность. Как выяснили «Ведомости», он оказался акционером еще двух банков.

Московско-парижский банк (357-е место по величине активов в рэнкинге «Интерфакс-ЦЭА» по итогам III квартала) на 100% принадлежит компании «Бюрократ», в которой у Карчева доля 28,6%. В списке лиц, под контролем которых находится банк, Карчев появился в июле этого года.

Еще один банк у Карчева остался со времен группы «Рост банка». В Байкалинвестбанке (217-е место по величине активов) ему принадлежит 9,99% акций. Карчев – лицо, под значительным влиянием которого находится банк, говорится в его документах. Но еще летом бизнесмен владел 30% акций банка. А до этого такая же доля принадлежала его супруге Елене Власовой, следует из отчетности банка по МСФО.

Случаи, когда собственники рухнувших или отправленных на санацию банков официально возвращаются в банковский бизнес, редки. В том числе и потому, что регулятор вносит их в специальный черный список. Основанием для этого как раз и может стать крах банка.

В банковскую группу Карчева входило семь банков – «Рост банк», СКА-банк, Тверьуниверсалбанк, «Кедр», Уралприватбанк, Аккобанк и Байкалинвестбанк. Он ее потерял почти целиком осенью 2014 г., когда ЦБ объявил о санации группы. Под нее не подпал только Байкалинвестбанк. Финансовым оздоровлением оставшихся шести занялся Бинбанк, получивший для этого 35,9 млрд руб. Бинбанк почти все банки группы слил с «Рост банком» и превратил последний в банк плохих долгов: «Мы решили всю проблемную зону сосредоточить в одном месте – на «Рост банке» (а другие банки группы «Рост» присоединить напрямую к Бинбанку)», – рассказывал в интервью «Ведомостям» в сентябре основной владелец Бинбанка Микаил Шишханов. По его словам, «Рост банк» сам по себе был плохим долгом: «Рост банк» до нашего прихода был большой отмывочной конторой, было много всяких транзитных сделок, и остановить их было очень сложно – это можно сделать только в централизованной системе». Он назвал «Рост банк» печальным приобретением: дыра в нем была оценена в 35 млрд руб.

Редко, но метко

Среди примеров возвращения в банковский бизнес история Анатолия Мотылева, экс-владельца санированного «Глобэкса», который ВЭБ в 2009 г. забрал за символические 5000 руб. и занимается его финансовым оздоровлением до сих пор. Это не помешало в 2012 г. Мотылеву с партнерами купить банк «Российский кредит». В 2015 г. ЦБ отозвал лицензии у банков Мотылева – «Российского кредита», «АМБ банка», Мосстройэкономбанка, «Тульского промышленника».

Свою банковскую группу Шишханов тоже потерял, но почти три года спустя. Этой осенью ЦБ забрал на санацию Бинбанк, «Рост банк» и «Бинбанк диджитал» (для последних двух это повторная санация). Шишханов пообещал, что больше банковским бизнесом заниматься не будет.

Покупка свыше 10% в капитале банка подлежит согласованию ЦБ. Принимая решение, регулятор оценивает деловую репутацию будущего акционера. ЦБ не согласует сделку, если у покупателя есть неснятая судимость или если суд менее пяти лет назад решил, что он виновен в банкротстве юрлица, следует из закона «О банках и банковской деятельности».

Кроме того, ЦБ может заблокировать сделку претендента, уже плохо зарекомендовавшего себя в банковской сфере. Например, отказ может получить бывший топ-менеджер, руководивший банком за год до того, как ЦБ ввел в него временную администрацию или отозвал лицензию. Бывший акционер банка может не получить согласование в случае, если банк лишился лицензии или был признан банкротом. То же самое может произойти, если тот не исполнил обязанностей, возложенных на него законом о банкротстве, при возникновении оснований для санации банка или при появлении признаков его банкротства.

Наконец, бывший совладелец банка может оказаться в черном списке ЦБ и ему тоже будет отказано в новой сделке. В числе прочего регулятор сейчас включает в этот перечень на пять лет акционеров банков, если тех привлекли к субсидиарной ответственности по обязательствам банка или признали виновными в причинении убытков. Летом были приняты поправки в законодательство, согласно которым банкиры, виновные в банкротстве банка, могут быть включены в черный список ЦБ пожизненно. Кроме того, люди из черного списка не могут занимать руководящие должности в банках и приобретать более 10% их акций. Поправки вступают в силу 28 января 2018 г.

Сам Карчев передал «Ведомостям» через представителя, что группой «Рост банка» владела его бывшая жена, с которой он развелся. Когда это произошло, он не уточнил. «В рамках развода доля акций Байкалинвестбанка перешла мне, – указывает Карчев. – Часть их я продал инвесторам и оставил себе 9,99%, на владение которыми согласование ЦБ не требуется». Но в отчетности «Рост банка» говорится, что к концу 2013 г. и до введения временной администрации осенью 2014 г. конечным контролем над группой обладал сам Карчев, а Власова от его имени была держателем акций.

Бан пожизненно

«Сейчас там (в черном списке. – «Ведомости») сведения более чем о 5000 лиц, и мы не даем возможность этим лицам приобретать более 10% акций банков и участвовать в органах управления. Но, на наш взгляд, здесь необходимо ужесточение требований. Мы считаем, что нужен запрет им занимать управляющие должности и приобретать крупные пакеты акций банков сроком до 10 лет при однократности [совершенного правонарушения], при неоднократности должен быть пожизненный запрет».
Председатель ЦБ Эльвира Набиуллина
Апрель 2017 г., «Интерфакс»

Покупка Московско-парижского банка состоялась этим летом и она была согласована с ЦБ для компании «Бюрократ», «в которой у меня есть доля, указанная вами», сообщил Карчев. Он говорит, что не знает, находится в черном списке ЦБ или нет. На вопросы о том, владеет ли он еще другими банками, Карчев не ответил.

Представитель ЦБ не ответил на вопросы «Ведомостей».

Собственник рухнувшего или санированного банка сейчас может владеть долей ниже 10% напрямую, а также любой долей ниже контрольной в юрлице, владеющем более чем 10% банка, говорит партнер Tertychny Agabalyan Иван Тертычный. Но благодаря принятым летом поправкам теперь в законе более четко расписаны варианты приобретения долей в банках свыше 10% группой лиц, где каждый участник контролирует менее 10%, указывает он: «Впредь ЦБ будет чаще требовать у миноритариев продать свои доли под лозунгом, что они входят в группу лиц с кем-то еще из акционеров. А суды, вероятно, будут вставать на сторону регулятора». Фактически поправки явно направлены на то, чтобы пресечь покупки банков «футбольными командами», где каждый игрок покупает по 9,99%, обходя тем самым требование согласовывать приобретение с ЦБ, заключает Тертычный.