Статья опубликована в № 4473 от 18.12.2017 под заголовком: Две недели, которые потрясли Промсвязьбанк

Как Дмитрий Ананьев потерял Промсвязьбанк

Две недели назад ЦБ не собирался так быстро забирать банк
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

«Это большое благо, когда регулятор дает исправлять ошибки самому», – говорил в сентябре в интервью «Ведомостям» Дмитрий Ананьев, предправления и совладелец Промсвязьбанка. Но концепция изменилась: ЦБ решил разобраться с ошибками сам и в пятницу ввел в Промсвязьбанк временную администрацию – банк будет передан на финансовое оздоровление в Фонд консолидации банковского сектора (ФКБС). Решение совет директоров ЦБ принял в четверг, сообщил зампред Центробанка Василий Поздышев.

«К сожалению, несмотря на все усилия, банку потребовалась помощь государства», – говорится в комментарии Ананьева, распространенном банком в пятницу.

Мораторий на выплаты кредиторам и вкладчикам (в банке на 1 ноября было 368 млрд руб. денег населения) не введен, это не страховой случай. Работа всех подразделений банка продолжается, подчеркивается в заявлении Ананьева.

Между двух кризисов

У каждого проблемного банка своя история, когда Промсвязьбанк создавался и начинал функционировать, он не был нацелен на кредитование собственников и исторически выдавал рыночные кредиты, рассказал Поздышев. Но начиная с кризиса 2008 г. и завершая кризисом 2014 г. большой портфель рыночных кредитов стал проблемным, объяснил зампред ЦБ. После чего банк начал забирать проблемные предприятия или стройки в счет долгов и переводить на баланс банка или компанию собственников, говорит он.

В банке есть исторически проблемный портфель, ему много лет, признает менеджер Промсвязьбанка. Все, что банк мог вернуть за счет продажи, банк возвращал, рассказывает он, но были и необеспеченные проекты – где-то не пошел бизнес, где-то подвели партнеры. Есть старые большие и проблемные истории, которые надо было резервировать, говорит знакомый Ананьева, работавший в банке.

Частью портфеля Промсвязьбанка управлял лично Ананьев, вспоминает его бывший подчиненный: даже менеджмент до конца не был в курсе, что в этом портфеле. У Ананьева своеобразный стиль управления банком, говорят его знакомый и подчиненный. Он всегда занимался оперативным управлением, продолжает его знакомый. Иногда это приводило к «ядерным взрывам», рассказывает менеджер банка: решения часто принимались быстро, без должного просчитывания последствий.

«За последние три года мы многое что исправили, но еще есть над чем работать: на каком-то этапе проблемные активы легко создаются, но затем крайне тяжело провести их здоровую реструктуризацию и превратить в работающие, особенно на падающем рынке», – говорил в сентябре «Ведомостям» Ананьев, признавая, что аппетит к риску 3–4 года назад был избыточным: «5–6 лет назад темпы роста в 50% в год нас не смущали, нам казалось, что это хорошая динамика».

Не сделали вывода

В результате сейчас речь идет о нехватке капитала Промсвязьбанка в 100–200 млрд руб., рассказал Поздышев, а на санацию банка уйдет около шести месяцев. ЦБ рассчитывает, что временная администрация быстро оценит финансовое состояние банка и он будет быстро докапитализирован.

11 декабря Центробанк направил Промсвязьбанку предписание создать 104 млрд руб. резервов и ограничил ему проведение операций. Пока банк не находится под операционным контролем ЦБ, такие ограничения нужны, чтобы не было попыток вывода активов или существенной трансформации баланса, объяснил Поздышев. Это на всякий случай. «Дистанционно мы не видели попыток вывода активов», – сказал он, оговорившись, что «последние сделки нуждаются в расследовании».

Рынок переоценил Промсвязьбанк

Новости о доначислении резервов Промсвязьбанку, а затем его санации обрушили котировки большинства бумаг банка
Больше других пострадали субординированные бонды банка: они, скорее всего, будут списаны. Сама по себе санация не является основанием для списания этих долгов, но создание 100–200 млрд руб. резервов – во столько Поздышев оценил проблемы банка – опустит норматив достаточности базового капитала ниже пороговых значений (5,125 и 2% для разных типов долгов), а в таком случае обязательства по этим бумагам прекращаются. Котировки субординированных облигаций Промсвязьбанка после объявления о санации упали в несколько раз, доходность подскочила до 70–80% годовых. А доходность выпуска на $100 млн с погашением в марте 2021 г. превысила 100% годовых (его цена опустилась на 73,7% до 21% от номинала).
Котировки рублевого суборда на 5 млрд руб. снизились на 40% до 50% от номинала, а доходность подскочила до 15 765,7% годовых, свидетельствуют данные Московской биржи. Это следствие скорого погашения– оно должно произойти в феврале 2018 г., объясняет аналитик «Атона» Яков Яковлев. «В условиях, когда банк отправлен на санацию, никто из инвесторов не обращает внимания на доходность, такие бонды торгуются как акции: значение имеет только их цена», – говорит он.
Котировки остальных, не субординированных облигаций Промсвязьбанка изменились мало, их доходность составила 1,2–11,5% годовых. Держателям этих бондов опасаться нечего: списаны они не будут, а риск, что Промсвязьбанк не сможет расплатиться по ним, с его переходом под контроль Центробанка минимален.
Акции Промсвязьбанка с четверга, 14 декабря, дешевели на 7% в день – до 0,066 руб. на закрытие торгов 15 декабря. Накануне объявления о санации на Московской бирже зафиксированы аномальные сделки: оборот торгов 14 декабря составил 16,5 млрд руб. Это невероятно много для акций Промсвязьбанка: средний оборот в течение года составлял 2,5 млн руб. в день.
Акции на бирже продавали пенсионные фонды, рассказал Поздышев. Вместо них НПФ купили обычные облигации Промсвязьбанка, которые при санации не подвергаются никакому риску, кроме рыночного, объяснил он. Согласно отчетности Промсвязьбанка, пакетами акций в 10% владели НПФ «Будущее» и фонды группы «Сафмар» (НПФ «Сафмар» и НПФ «Доверие»). НПФ «Сафмар» и НПФ «Будущее» отказались от комментариев.
В тот же день, 14 декабря, на Московской бирже был зафиксирован нетипичный оборот торгов облигациями Промсвязьбанка (выпуск на 5 млрд руб. с погашением в 2019 г.) – свыше 3,9 млрд руб. ЦБ проверит сделки на предмет возможного использования инсайдерской информации, пообещал Поздышев.

СвернутьПрочитать полный текст

Инспекционная проверка Промсвязьбанка закончилась в конце мая, рассказал Поздышев. Она была комплексная: в течение лета проверки шли еще в АвтоВАЗбанке и «Возрождении» – все банки контролируют братья Алексей и Дмитрий Ананьевы. К концу лета был подведен итог оценки финансового положения банков группы, и собственники и менеджмент банка были ознакомлены с актом проверки: создать дополнительные резервы.

Промсвязьбанк был проинформирован не только о 104 млрд руб. резервов к доформированию, но и о дополнительных резервах, которые появились в результате оценки дистанционного надзора, но не были подкреплены формально документами, рассказал Поздышев. «Возрождению» нужно было доформировывать менее 1 млрд руб. резервов, АвтоВАЗбанку – около 15 млрд, сообщил он.

Резервы уменьшают прибыль и капитал банка. У Промсвязьбанка он составлял 152 млрд руб. на 1 ноября.

Вопрос времени

Само по себе требование досоздать резервы даже на очень крупную сумму еще не критично – не менее важен срок, который ЦБ отводит на их формирование. Если он достаточно длинный, то банк может постепенно зарезервировать указанные регулятором проблемы. Об этом и шли переговоры Промсвязьбанка с ЦБ.

Поговорили про банки
Поговорили про банки

Эта фотография Дмитрия Ананьева с главой Чечни Рамзаном Кадыровым появилась на странице Пром-связьбанка в Facebook в прошлое воскресенье. Они обсудили широкий спектр вопросов, касающихся экономического и социального развития Чечни и других регионов России, в том числе «особое внимание уделили проблемам банковского сектора», говорится в подписи к фотографии. Пресс-секретарь Кадырова в выходные на вопросы «Ведомостей» не ответил.

Ананьев рассказывал «Ведомостям», что находится в постоянном контакте с регулятором. Последний год они были в тесном диалоге, подтверждает менеджер банка и бывший подчиненный Ананьева. Обсуждались разные планы. Были разговоры и про 3–5-летние графики формирования резервов, говорят собеседники «Ведомостей». Ананьев в сентябре оценивал, что работа с проблемными активами займет 3–4 года.

Решить накопленные проблемы было можно – банк все-таки зарабатывал прибыль и за несколько лет проблемы бы закрыл, говорит бывший подчиненный Ананьева. Прибыль банк генерировал в основном за счет роспуска резервов, парирует Поздышев. Что-то реализовать в кэш можно и сейчас, но то, что копилось последние 7–8 лет, решить за полгода невозможно, считает менеджер банка.

«Когда госбанки в 2014 г. подпали под санкции, осложнившие жизнь и крупным российским компаниям, Промсвязьбанк воспользовался ситуацией и начал активно привлекать их, – говорит аналитик Moody’s Лев Дорф. – В 2014–2015 гг. у банка рос бизнес с фокусом на крупных корпоративных клиентах, которым банк как предоставлял кредиты, так и привлекал депозиты». При этом Промсвязьбанк сокращал долю кредитов наиболее проблемного для банка в кризис малого и среднего бизнеса (МСБ) – его доля в портфеле банка сократилась с 16 до 5%, отмечает аналитик. «Это был серьезный структурный переход, поскольку исторически Промсвязьбанк был одним из наиболее активных банков по обслуживанию МСБ, – говорит Дорф. – Банк активно предоставлял кредиты в валюте, в которых нуждались крупные российские экспортеры, также он кредитовал в валюте компании, работающие на рынке недвижимости». В итоге доля валютных кредитов в портфеле Промсвязьбанка выросла с 29% в конце 2013 г. до порядка 40% к концу 2015 г., обесценение рубля в 2014 г. ухудшило как качество активов, так и достаточность капитала, сетует Дорф.

Картины детства
Картины детства

Алексей Ананьев с 2000 г. коллекционирует русское реалистическое искусства XX в., особенно социалистический реализм. В его коллекции более 6000 картин, по данным Forbes, а первой крупной покупкой стала «Свадьба» Юрия Кугача. В 2011 г. в трехэтажном корпусе бывшей ситценабивной фабрики на Дербеневской набережной в Москве открылся Институт русского реалистического искусства (ИРРИ). Здесь экспонируется личная коллекция Ананьева, он владеет ИРРИ. «Когда работы в хранилище, формально они твои, а фактически ты не получаешь от них удовольствия, – объяснял Ананьев в интервью интернет-изданию Artandhouses. – Кроме того, я, как и многие коллекционеры, столкнулся с тем, что художники крайне неохотно продают свои работы без гарантии того, что эти произведения будут выставляться публично». Создателю ИРРИ принадлежит рекорд аукционной цены на картину советского официального художника – почти $3 млн бизнесмен выложил за работу Георгия Нисского «Над снегами» на Sotheby’s в 2014 г.

ЦБ дал Промсвязьбанку полгода – столько времени прошло с майской проверки до поступления в банк предписания доформировать 104 млрд руб. резервов. Собственники банка просили отсрочки минимум на три года, но больше регулятор не мог дать – иначе банк надо было бы санировать через Агентство по страхованию вкладов, объяснил Поздышев. Однако на вопрос «Ведомостей», почему же тогда регулятор дал Азиатско-Тихоокеанскому банку год рассрочки на формирование резервов на потери в дочернем М2М-банке, Поздышев не ответил.

Промсвязьбанк создал резервы в среду, что сократило его капитал до 52 млрд руб., сообщил Поздышев. Это и стало основанием для ввода временной администрации в банк. Ситуация с ликвидностью в банке не была критической: в ноябре она ухудшалась, но к декабрю стабилизировалась, говорят два знакомых Ананьева.

Вариантов было несколько для такого крупного и системно значимого банка, но вариант отзыва лицензии был исключен, заявил Поздышев.

Что-то пошло не так

Роковое для Промсвязьбанка предписание оформлялось в прошлые выходные, знают человек, близкий к ЦБ, и еще два, узнавших это от нескольких сотрудников регулятора. Переговоры с банком шли несколько месяцев, но команда временной администрации собиралась за неделю, говорит один из них.

ЦБ не планировал забирать Промсвязьбанк в ФКБС – во всяком случае, так спешно, отмечают три собеседника «Ведомостей». «Что-то пошло не так буквально в последнее время», – говорит один из них. Ситуация с лета была 50 на 50 (банк справится или придется его спасать. – «Ведомости»), указывает другой: у регулятора было желание дать собственникам разобраться самостоятельно.

Ананьев боролся за банк, переговоры с ЦБ не прекращались, говорят три знакомых Ананьева. Но признать, что у банка все-таки большие проблемы, ему было крайне тяжело, указывает один из них.

В последнее время Ананьев занял более жесткую переговорную позицию, знают от сотрудников регулятора два собеседника «Ведомостей», но что стало причиной такой перемены, им не известно. Об этом же говорит другой человек, знающий это от сотрудников силовых структур. На позапрошлой неделе в ЦБ состоялась встреча, на которой регулятор уведомил о том, что развязка близка, знают все три собеседника «Ведомостей», – в ответ Ананьев повел себя неожиданно жестко и эмоционально.

90 дней

дал Центробанк братьям Ананьевым на продажу банка «Возрождение», сообщил Поздышев. Регулятор не забрал «Возрождение» в Фонд консолидации, но из-за санации другого банка Ананьевых разрешил им владеть не более чем 10% в капитале любого другого банка. «Возрождение» Ананьевы купили в 2015 г. за $200 млн – банк был выставлен на продажу после смерти его основателя Дмитрия Орлова. Братья планировали объединить его с Промсвязьбанком – этот вопрос был вынесен на внеочередное общее собрание акционеров двух банков в октябре этого года, но собрание неожиданно не состоялось из-за отсутствия кворума. Ананьевы в последний момент передумали объединять банки, объяснив это нежеланием, чтобы на фоне недавней национализации крупных банков слияние Промсвязьбанка с «Возрождением» ассоциировалось со слиянием «ФК Открытие» и Бинбанка. ЦБ называл слияние этих банков, попавших в ФКБС, одним из вероятных сценариев.

Что стало причиной спешки ЦБ, собеседники «Ведомостей» не знают. «Но после этого [разговора] сотрудники ЦБ забегали, начали оформлять предписание», – говорит один из собеседников «Ведомостей». Другой уверен, что этому что-то предшествовало. Ананьев вел переговоры с ЦБ и проблемы банка признавал, но в какой-то момент ему, возможно, показалось, что сейчас не та ситуация, в которой ЦБ «тронет банк», рассуждает другой собеседник «Ведомостей»: во-первых, у регулятора уже есть два тяжелых проекта – санация «ФК Открытие» и Бинбанка, во-вторых, у банка были влиятельные заступники.

Ананьев действительно искал людей, способных повлиять на ход событий, говорят его знакомый и человек, знающий это от ЦБ. Знакомый Ананьева называет среди них главу Чеченской республики Рамзана Кадырова: Ананьев обращался к нему с просьбой поддержать банк. Связаться с Ананьевым в выходные не удалось, представитель Кадырова в выходные на запрос не ответил.

Осенью перед ЦБ заступался за Промсвязьбанк член совета директоров «Возрождения» Отар Маргания, рассказывали его знакомые. «Я интересовался, нет ли признаков плохого сценария для Промсвязьбанка. Это были неформальные встречи, интересовался для потенциальных инвесторов – сделка планировалась на будущий год», – заявил Маргания «Ведомостям», отказавшись назвать инвесторов. Для него санация Промсвязьбанка стала неожиданностью.

«Мы глубоко сожалеем о принятом решении, но не можем не принять его», – говорится в заявлении Ананьева.

Братья начинали с компьютеров

С 2011 г. Алексей и Дмитрий Ананьевы входят в список миллиардеров по версии Forbes. Тогда братья с состоянием по $1,9 млрд занимали 48-е и 49-е места соответственно, в этом году – 58-е и 59-е: оценка их состояния снизилась до $1,4 млрд на брата.
Ананьевы владеют холдингом «Промсвязькапитал», в который кроме финансовой группы во главе с Промсвязьбанком входят медиаактивы, группа ПСН (бывшая «Промсвязьнедвижимость») и интегратор «Техносерв». Последний входит в пятерку крупнейших системных интеграторов в России, говорит председатель Лиги независимых экспертов в области IT Сергей Карелов. «На рынке они работают давно, большие, обросли за два десятка лет клиентами и хорошими связями, в частности в госсекторе и телекоммуникациях, – продолжает Карелов. – Один брат [Алексей] изначально занимался всегда компьютерами, второй [Дмитрий] – банком и политикой».
Как и многие российские бизнесмены, свой первый капитал Ананьевы заработали на торговле компьютерами, но в приватизации 1990-х гг. не участвовали. «Я человек вообще не технологический, у меня гуманитарное, лингвистическое образование. Впервые с информатикой я столкнулся, когда сдавал экзамен в аспирантуре, было это аж в 1988 г.», – рассказывал в 2005 г. в интервью журналу «Фома» Алексей Ананьев. Он окончил Иняз (португальский и английский языки), студентом занимался переводами на общественных мероприятиях и переговорах. Его заметили и пригласили в Комитет молодежных организаций, от которого он часто ездил за границу. Там он познакомился с Дмитрием Рогозиным, ныне вице-премьером, курирующим ВПК.
Младший брат Дмитрий в 1987 г. поступил в Московский авиационный институт (МАИ). Это был единственный год, когда из всех институтов призывали в армию. Отслужив два года, он вернулся в другую страну. К тому моменту его старший брат работал в институте Минавиапрома, который создавал СП по обслуживанию компьютеров. В компьютерах Алексей ничего не понимал, но выручили знание языков и контакты с иностранцами – он стал коммерческим директором советско-датского предприятия «Техносерв». Оно обслуживанию персональные ЭВМ министерства и его структур. Дмитрий стал директором по маркетингу «Техносерва» и продолжал учиться в МАИ. СП не пережило распада СССР. В 1992 г. Алексей зарегистрировал «Техносерв А/С» – у него был контрольный пакет компании. А когда Дмитрий в 1994 г. окончил МАИ, братья стали равноправными партнерами.
Компания занялась поставкой подержанных западных серверов для переоборудования предприятий, использовавших морально устаревшие советские ЭВМ. Первыми крупными заказчиками стали Министерство путей сообщения (сейчас РЖД), Авиационный комплекс Ильюшина, машиностроительные заводы («Ижмаш», «Пермские моторы»), предприятия электросвязи и телекоммуникационной отрасли («Московский междугородный и международный телефон» (ММТ), затем «Ростелеком», в который вошел ММТ). «К 1995 г. мы стали крупнейшим поставщиком этого оборудования в Россию. Мы собрали по всему миру несколько тысяч подержанных процессоров. И IBM в 1995 г. предложила нам заключить прямой договор на поставку нового оборудования. Это был прорыв», – рассказывал «Ведомостям» Алексей Ананьев.
К этому времени у братьев уже был свой банк. Еще в 1994 г. их заказчик – ММТ попросил помочь автоматизировать учет задолженности абонентов, решить вопрос неплатежей и предложил заняться факторингом. Братья поняли, что без банка не обойтись, и учредили Промсвязьбанк вместе с ММТ (его доля была 35%, потом ММТ вошел в «Ростелеком», а его доля в ходе допэмиссий была размыта ниже 1%). Первыми клиентами банка вслед за ММТ стали и другие предприятия связи, а также заказчики IT-компании Ананьевых. Братья сразу договорились, что Алексей сфокусируется на работе «Техносерва», Дмитрий – Промсвязьбанка, но ключевые вопросы будут решать вместе.
Кризисный 1998 год стал для Промсвязьбанка переломным: посыпались многие крупнейшие банки. И было принято решение об интервенции на розничный рынок банковских услуг. Если в 1998 г. банк был в топ-100 по капиталу и активам, то в 1999 г. вошел уже в топ-50, а в 2003 г. – в топ-20.
В 2000-х Ананьевы начали скупать недвижимость, объединив активы под эгидой образованной в 2003 г. компании «Промсвязьнедвижимость» (теперь ПСН). В 2005 г. братья вошли в десятку крупнейших лендлордов Подмосковья (60 000 га земли), в 2006 г. стали 12-ми в рейтинге крупнейших владельцев недвижимости в Москве по версии Forbes. В 2005 г. Дмитрий Ананьев стал советником спикера Совета Федерации Сергея Миронова, в 2006 г. – сенатором от Ямало-Ненецкого автономного округа (ЯНАО). Но в 2013 г. заявил об отставке, хотя его срок полномочий истекал лишь в 2015 г. Структуры Ананьевых активно помогали Русской православной церкви, Дмитрий входил в попечительский совет РПЦ, а вместе с тогда полпредом президента по Центральному округу Георгием Полтавченко и президентом РЖД Владимиром Якуниным – в оргкомитет по пребыванию в России мощей апостола Андрея Первозванного.
Ананьевы были еще и одними из крупнейших медиамагнатов России. В их группу «Промсвязькапитал» входили издательство «Труд», ИД «Аргументы и факты», дистрибуторские компании «Метропресс» (Санкт-Петербург), Мособлпечать и «Ариа-АиФ», газета объявлений «Экстра-М» со своей типографией в подмосковном Красногорске и типография на ул. Правды в Москве, где печатались все центральные газеты («Медиа-пресса», созданная на базе гостипографии «Пресса-1»). Впрочем, к 2014 г. были проданы или закрыты все газеты – остались только типография, дистрибуция и интернет-подразделение.

СвернутьПрочитать полный текст