Статья опубликована в № 4551 от 19.04.2018 под заголовком: Александр Ротшильд: Во многих семейных компаниях обсуждать уход патриарха – табу

Почему Александр Ротшильд возглавил семейный бизнес с опозданием на восемь лет

С 17 мая представитель седьмого поколения Ротшильдов получит бразды правления в финансовом холдинге стоимостью 2,4 млрд евро
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

В 2010 г. Ротшильды впервые отказались от 200-летней традиции. Патриарх клана Давид Рене доверил управление инвестиционным банком NM Rothschild не сыну Александру, как все ожидали, а человеку не из родни. Правда, и не со стороны – к тому моменту Найджел Хиггинс трудился на семью уже четверть века.

Но передавать контроль над всей империей в чужие руки Ротшильды не готовы. Хиггинс сейчас управляющий партнер холдинговой компании Rothschild & Co (в нее входит NM Rothschild и другие активы). А его новым боссом, как было официально объявлено во вторник, 17 апреля, ровно через месяц станет единственный сын из четверых детей 75-летнего Давида Рене – 37-летний Александр Ги Франсеско де Ротшильд. Шестое поколение Ротшильдов отдает седьмому поколению бразды правления, судьбу 3500 сотрудников в четырех десятках стран и распоряжение выручкой в миллиарды евро.

Александр уже 10 лет работает в Rothschild & Co, сейчас он второй человек после отца, заместитель председателя. Отец и дальше будет присматривать за ним – Давид Рене возглавит наблюдательный совет холдинга. Но в основном он займется благотворительностью и прогулками по Парижу, пишет Le Monde. А чтобы ему не было скучно гулять в одиночестве, в начале мая он собирается в Шотландию за Джипси, щенком черного лабрадора.

Конкур по выходным

«Я давным-давно поставил себе рубеж в 75 лет для передачи власти», – говорил Le Figaro Ротшильд-старший. «Передача готовилась долгое время, она гармонична, – добавлял его сын. – Во многих семейных компаниях уход патриарха – табу [для обсуждения], часто источник стресса и напряжения. Мы же годами свободно говорили на эту тему».

Отец всегда твердил, мол, «занимайся, чем сам захочешь, – решишь играть в теннис, давай, вперед», уверял Александр журналистов Bloomberg. Ротшильд-младший увлекся лошадьми. Он участвует в соревнованиях по конкуру уровня 2–3 звезд, где высота барьеров достигает 1,5 м, пишет Le Figaro. Но главное для него все же семейный бизнес. Его с юности тренируют как наследника. «Я не мазохист, – объяснял Александр. – Я всегда говорил, что либо [передача власти] произойдет естественно, потому что мне этого хочется и потому что система меня принимает, либо ничего не будет. В профессии вроде нашей нельзя добиться признания просто по наследству <...> Последнее, чего я хочу, – навязывать себя как лидера и гендиректора только потому, что я ношу эту фамилию».

Rothschild & Co

Финансовый холдинг
Акционеры (данные компании на 31 декабря 2017 г., голосующая доля): члены семей Ротшильд (48,1%) и Морель (6,6%), другие участники акционерного соглашения (3,7%), остальное в свободном обращении. Капитализация – 2,4 млрд евро. Финансовые показатели (2017 г.): выручка – 1,9 млрд евро, чистая прибыль – 247 млн евро, активы под управлением – 74,8 млрд евро. Компания занимается финансовым консалтингом в сфере слияний и поглощений, управления долгом и реструктуризации бизнеса, управления активами и личным капиталом и др.

А конкуром он надеется «по-прежнему усердно заниматься» как минимум по выходным. По данным сайта Международной федерации конного спорта FEI, с начала 2010 г. Александр принял участие в 643 заездах, четыре из которых выиграл.

Время молодых

Сейчас Александру 37 лет. «В нормальных рыночных условиях человек такого возраста, приходящий к власти, выглядел бы нелепо, – говорил Bloomberg гендиректор рекрутинговой фирмы Kennedy Group Джейсон Кеннеди в 2012 г., когда стало известно, что Александр через шесть лет унаследует империю. – Но, учитывая состояние банковской отрасли в наши дни, старше не значит мудрее». Сама Rothschild & Co в те годы полным ходом рекрутировала 30–40-летних банкиров. Но не просто молодежь, а со связями. Например, 39-летний Грегуар Эзе, который консультировал поглощение International Power компанией GDF Suez за $10,2 млрд, до этого был советником премьер-министра Доминика де Вильпена.

«Мои друзья вот-вот выйдут или уже вышли на пенсию, – рассуждает Ротшильд-старший на страницах FT. – Люди моего поколения добивались высокого уровня ответственности в более старшем возрасте. А сегодня многим гендиректорам, политикам и известным деятелям не за 60, а за 40. Это огромное изменение».

Но молодость порой сама по себе неплохой актив, замечал Bloomberg в 2012 г. Александр приятельствовал с Джоном Элканом, тогда 36-летним наследником Fiat, и уговорил его родителей купить 2% акций Rothschild & Co (тогда – Paris Orleans).

Поцелуй смерти

Александру нелегко будет поддержать заданную отцом планку. «2017-й был лучшим годом за последние 35 лет», – цитирует Le Monde Ротшильда-старшего. FT добавляет: власть меняется, как раз когда на родном для банкиров рынке Франции группа Lazard, злейший конкурент Ротшильдов, все агрессивнее сманивает лучших работников. А цикл слияний и поглощений, объем которых за последние четыре года перевалил за $3 трлн, грозит пойти на спад. «Бизнес Ротшильдов славится своими партнерами, сплотившимися вокруг харизматичной фигуры Давида, – тревожился в беседе с FT один из банкиров-конкурентов. – Александр наследует бизнес на пике рынка. Когда тот пойдет на спад, ему нужно будет придумать, как удержать партнеров, платя им меньше».

Исторический анекдот

Александр Ротшильд – прапрапраправнук основателя династии Ротшильдов Майера Амшеля, родившегося в 1744 г., пишет Bloomberg. Бизнес, начавшийся с банка во Франкфурте-на-Майне, унаследовали пять сыновей. Каждый контролировал банк в одном из крупнейших городов Европы – Париже, Лондоне, Вене, Неаполе, Франкфурте-на-Майне. Контроль за бизнесом всегда был в руках семьи, в том числе благодаря бракам между разными ее ветвями. Но из-за этого отцу Александра Давиду Рене пришлось в 2000-х гг. объединять французский и британский банковские бизнесы клана. Худшим эпизодом двухвековой истории Ротшильдов Александр считает события 1980-х гг., рассказывал он Nikkei. В 1981 г. во Франции пришли к власти социалисты и бизнес Ротшильдов был национализирован в числе прочих. «Правительство установило порог для национализации банков в 5 млрд франков депозитов резидентов, – делился Ротшильд-старший с Le Figaro. – Потом заметили, что у нас нет и 2,5 млрд. Ко второму чтению порог снизили до 1 млрд <...> Такой вот исторический анекдот». Разъяренные Ротшильды уехали из Франции в США, где вели куда более скромный бизнес до тех пор, пока в 1986 г. социалисты во Франции не проиграли выборы. Тогда семья вернулась обратно.

СвернутьПрочитать полный текст

Люди – главное в бизнесе, считают Ротшильды. «Поцелуем смерти (началом конца. – «Ведомости») будет сказать себе: «Желаю быть лучшим». В ситуации, в которой был я и сейчас оказался Александр, нужно быть одержимым идеей, что люди в твоем окружении должны быть умнее тебя. Огромная часть работы – убедить умных людей прийти к тебе и создать культуру, которая заставит их остаться», – говорил Le Figaro о сути своего бизнеса Ротшильд-старший. Александру это вроде по плечу. О нем отзываются как о целеустремленном и открытом человеке. «Душевный, внимательный и трудолюбивый», – охарактеризовал его Les Echos эксперт по банковскому делу.

Тренировка Ротшильда

Александр шутил в разговоре с Le Figaro, что бремя ответственности шести поколений давит на его плечи: «А я сильно давлю на восьмое поколение, в том числе на моих детей, которым три и пять лет!» Теорию финансов Александр изучал в Ecole superieure du commerce exterieur (Высшая школа внешней торговли) в Париже. Потом, в 2004 г., по семейной традиции уехал начинать карьеру в Bear Stearns в Нью-Йорке, пишет Le Figaro. Был аналитиком департамента слияний и поглощений, потом специализировался на промышленности. В 2005 г., как уверяет сам Александр, хедхантеры переманили его в Bank of America, где он набрался опыта и в традиционном банковском бизнесе, и в инвестбанкинге. В 2006 г. инвестиционное подразделение Bank of America выделилось в отдельную компанию Argan Capital. Александр принимал в этом процессе активное участие. Ему пришлось продумывать бизнес-структуру Argan, «закупать у Fnac компьютеры и договариваться об аренде новых офисов».

Еще в те годы отец неофициально вводил его в курс дела, утверждает Bloomberg. Например, как-то послал сына в Гонконг познакомиться с топ-менеджерами инвесткомпании Jardine Matheson Holdings, акционера бизнеса Ротшильдов. Но формально в семейном холдинге он работает с 2008 г. «Александр вполне заработал наследственное право на престол», – говорит управляющий партнер Rothschild & Co Марк-Оливье Лоран. Сам Александр зовет его наставником – именно Лорану поручили натаскивать молодого Ротшильда. Оба занимались инвестициями и управлением состояниями, пишет Le Figaro. В 2017 г. на эту сферу бизнеса пришлось чуть более трети выручки холдинга.

Специально для англичан газета Les Echos обращает внимание на то, что Александр был советником сделки по продаже издательского дома FT (газета Financial Times и журнал Economist) японской группе Nikkei в 2015 г. за $1,3 млрд. А для французов Les Echos пишет, что Александр консультировал оператора частных детских садов Les Petits Chaperons Rouges, пока в 2016 г. 41% его акций не купил фонд Eurazeo за 134 млн евро. Les Petits Chaperons Rouges основан в 2000 г., сейчас он уже второй на рынке Франции и к тому же скупил двух конкурентов в Великобритании и долю в немецком операторе детсадов.

Поход в Америку

Александр заверил FT, что, как бы ни повернулась ситуация в экономике, семейный бизнес не пошатнется. Диверсификация защитит от потерь. К тому же 3/5 выручки приходится на глобальный консалтинг. На подъеме консультанты зарабатывают сопровождением сделок M&A, а на спаде – советами по реструктуризации и управлению долгом. Для подстраховки Александр примется активно развивать еще два направления – управление активами и состояниями, а также торговые банковские услуги.

К тому же Александр планирует завоевать Америку. Офис в Нью-Йорке у Ротшильдов есть уже 70 лет. Именно в США они когда-то бежали от проблем во Франции. Но в Старом Свете консалтинговый бизнес чувствует себя куда лучше, чем в новом. По данным Thomson Reuters, Ротшильды занимают 12-ю позицию в рэнкинге финансовых консультантов сделок M&A с долей 6,1%. В 2017 г. с их участием было заключено 363 сделки на общую сумму $181,3 млрд, вознаграждение консультантов составило $779,4 млн. На европейском рынке от консультирования 302 сделок с участием европейских компаний на общую сумму $139,4 млрд компания получила $652,7 млн.

«Возможно, в прошлом мы наделали ошибок при найме персонала в США», – сказал Александр FT. А конкуренты добавили, что Ротшильдам было бы легче нанимать специалистов в Америке, будь они пощедрее на вознаграждение. За последние три года Александр вдобавок к представительствам в Нью-Йорке и Вашингтоне открыл офисы в Лос-Анджелесе, Чикаго и Пало-Альто. «Очевидно, что у регионов вроде Среднего Запада и Западного побережья сильный потенциал роста. Мы сконцентрируемся на их возможностях, а не на амбициях в гигантах вроде Нью-Йорка», – сказал он FT.

Еще одна ставка Александра – хайтек. «Только в 2017 г. мы сопровождали полсотни сделок в технологическом секторе. Сейчас мы решили выделить [50 банкиров] в команду, которая будет заниматься технологиями», – говорил он Les Echos. Среди громких проектов он перечислил консультирование двух поглощений. Intel купила израильского разработчика систем компьютерного зрения и самоуправляемых автомобилей Mobileye за $15,3 млрд, а La Banque Postale – краудфандинговую платформу KissKissBankBank. Александр очень надеется на технологии: «У всех секторов экономики есть цифровая сторона <...> Не забывайте, что мы только в начале этой новой цифровой эры».

Удача и гены

Назначение сына Ротшильд-старший прокомментировал Le Monde так: «Удача, немного знаний и то, что всегда было главным в семье: к концу карьеры каждый Ротшильд всегда ставил на свое место члена семьи, обычно выбирая лучшего. Если такого не находилось, худшего не выбирали. Надо учитывать способность выполнять работу». И добавил на страницах Le Figaro: «Я отец, я люблю своего сына. Но если взглянуть с чисто профессиональной точки зрения, надо признать, что у него есть и талант, и опыт. Он унаследовал от матери необычайно проницательный взгляд <...> умение разбираться в людях и ситуации. А 15 лет практики сделали его высококвалифицированным». Правая рука Ротшильда-старшего – банкир Франсуа Анро подтверждает: «Работая бок о бок с отцом, Александр сформировал в себе качество, которому не научат в школе, – здравый смысл».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more