Статья опубликована в № 4664 от 01.10.2018 под заголовком: Юров остается в Англии

Великобритания отказалась экстрадировать бывшего акционера банка «Траст» Юрова

Ему удалось доказать суду, что его дело политически мотивировано

Магистратский суд Вестминстера 28 сентября отклонил запрос России об экстрадиции из Англии бывшего совладельца «Траста» Ильи Юрова. Ссылка на решение опубликована на странице суда в Twitter.

Россия обвиняет Юрова в присвоении или растрате в особо крупном размере. После передачи «Траста» в декабре 2014 г. на санацию банкир уехал в Англию. Он был арестован в Лондоне 19 января этого года и освобожден под залог, следует из материалов суда.

Санация «Траста» стала одной из самых дорогих – на нее было выделено 127 млрд руб. Занявшиеся делами банка Агентство по страхованию вкладов и санатор «Открытие» к весне 2015 г. обнаружили многомиллиардную дыру в активах. Деньги выводились через займы сети связанных с банком и его акционерами офшоров. В апреле 2015 г. МВД возбудило уголовное дело. Кроме того, новое руководство «Траста» подало в Высокий суд Лондона иск о взыскании пропавших средств – $830 млн с Юрова и других совладельцев «Траста»: Николая Фетисова, Сергея Беляева (они тоже уехали из России) и их жен. Высокий суд Лондона арестовал активы ответчиков, дело рассматривается.

Топ-менеджеры уже за решеткой
Топ-менеджеры уже за решеткой

В феврале 2017 г. Басманный суд Москвы назначил семь лет колонии общего режима для бывшего зампреда правления «Траста» Олега Дикусара и четыре года – для бывшего финдиректора «Траста» Евгения Ромакова. По версии следствия, в 2012–2014 гг. они выдавали кредиты фиктивным организациям, зарегистрированным на территории Кипра, в интересах акционеров банка. В результате банку был причинен ущерб на 9,9 млрд руб. Кроме того, в 2013–2014 гг. Дикусар в интересах собственников банка совершил отчуждение ценных бумаг «Трастом» на 4,6 млрд руб., полагает следствие. Дикусар и Ромаков вину не признали. Уголовное дело в отношении бывших собственников «Траста» выделено в отдельное производство.

В России Юров проходит обвиняемым по трем эпизодам, говорится в решении суда Вестминстера. Во-первых, Юров и его партнеры, будучи бенефициарами кипрских компаний Erinskaya и Baymor, воспользовались своим положением в кредитном комитете «Траста», который одобрил кредит этим компаниям на 9 млрд руб. Деньги не были возвращены. Во-вторых, на кипрскую компанию Black Coast были выведены евробонды, купленные на средства «Траста», в результате чего банк потерял около 1 млрд руб. В-третьих, на зарегистрированную на Бермудах компанию Edenbury, также принадлежащую Юрову и партнерам, было выведено 11 млн евробондов, опять же купленных на средства «Траста».

Суд отказал в экстрадиции, поскольку счел, что выдача Юрова будет противоречить Акту об экстрадиции, объясняет советник адвокатского бюро «Слово и дело» Георгий Баганов, по просьбе «Ведомостей» изучивший текст решения. Суд указал на два обстоятельства: не допускается выдача, если она преследует цель наказание по политическим причинам, а также если выдача ставит под угрозу права человека.

Юров заявил «Ведомостям», что избежал экстрадиции, так как суд счел его преследование «политически мотивированным» из-за связи с Михаилом Ходорковским и делом ЮКОСа. Кроме того, английский суд решил, что в России Юрову не будет гарантировано правосудие, добавил бизнесмен. Баганов это подтверждает. Один из свидетелей со стороны защиты, как написано в решении суда, указал, что в России слабая правовая система, которая находится под влиянием политики и допускает влияние на судебные процедуры.

Спальное место и 3 кв. м жилого пространства
Спальное место и 3 кв. м жилого пространства

Важная особенность английского суда в том, что он принимает во внимание гарантии условий содержания выдаваемого лица, подчеркивает Баганов, этот вопрос совершенно не формален для английских судов. Представитель Генпрокуратуры дал гарантии суду, что Юров содержался бы в следственном изоляторе № 1 (также известном как «Матросская Тишина»), ему гарантируется «спальное место, 3 кв. м жилого пространства, а также место на полу, свободное от мебели, по которому он мог бы свободно передвигаться». В случае если Юров был бы приговорен, он бы содержался в исправительной колонии № 2 в Туле, говорится в решении суда. В целом суд принял гарантии, однако отметил, что сложно будет проверить условия содержания.

Суд не оспаривал, что «Юров был основным банкиром для ЮКОСа в 1990-х гг.», говорит Баганов. С 1994 г. бизнесмен работал в банке «Менатеп» Ходорковского. Юрова неоднократно допрашивали по делу ЮКОСа, суду представили документ, касающийся уголовного преследования Юрова, датированный 29 марта 2008 г., отмечает Баганов. В частности, в документе есть фраза, что «Юров вступил в преступную группу под руководством Ходорковского и [Платона] Лебедева для участия в легализации средств, полученных от продажи похищенной нефти». Юров был свидетелем по делу Ходорковского, при этом представитель России отметил, что уголовное дело в отношении Юрова в суд не направлялось. Юров был среди тех, кто упомянут в обвинении в отношении Ходорковского, и это было представлено суду как возможный элемент политической ангажированности, указывает Баганов.

Что касается соблюдения прав человека, то суд счел, что в случае выдачи Юрову не будет гарантирован справедливый суд из-за особых обстоятельств его дела, сказано в решении.

«Ведомости» в воскресенье, 30 сентября, обратились к представителю Ходорковского Максиму Дбару с вопросом, считает ли он дело против Юрова политически мотивированным. «Можем подтвердить – банк «Траст» обслуживал ЮКОС, – ответил он. – Юров руководил банком. Все остальное – к Юрову». Дбар указал, что более полные комментарии предоставить не может из-за ограниченного времени.

Россия может обжаловать решение магистратского суда в Высоком суде, говорит Баганов. Представитель Генпрокуратуры не ответил на запрос «Ведомостей», направленный в субботу, 29 сентября.-

В подготовке статьи участвовал Виталий Петлевой

Читать ещё
Preloader more