Статья опубликована в № 4695 от 14.11.2018 под заголовком: Долговое дежавю

Ситуация в розничном кредитовании все больше напоминает предкризисный 2013 год

Последствия могут быть даже хуже, признают банкиры, но продолжают разгонять кредитный маховик
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

За девять месяцев этого года портфель кредитов физлицам вырос на 16,7%, следует из данных Центробанка. Это вдвое больше, чем в январе – сентябре 2017 г., и первые двузначные темпы роста за последние четыре года. ЦБ прикладывал большие усилия, чтобы охладить перегретый рынок, и в 2014 г. рост замедлился до 11,5% после 29,6 и 21,5% в 2012–2013 гг. (все данные за январь – сентябрь). Рынок сильно изменился: курс рубля обвалился, ставки взлетели, а банки ужесточили условия кредитования – вплоть до отказа работать с клиентами «с улицы». Удар пришелся и по карману граждан, резко потерявших в доходах, и по банковским балансам.

Рекордный август

В этом году кредитование граждан вернулось на докризисный уровень, единодушны банкиры. ЦБ в оценке аккуратнее: годовые темпы роста задолженности по необеспеченным кредитам остаются существенно ниже 2012–2013 гг. – 20% против 30–50%, говорит его представитель.

Если рост розничного портфеля пока лишь приближается к показателям четырехлетней давности, то по выдаче кредитов банки уже побили рекорд. В августе они одолжили населению 776,5 млрд руб. – это исторический максимум, следует из данных Frank Research Group. Ни в 2012 г., ни в 2013 г. выдача таких размеров не достигала: близко к 700 млрд руб. она была лишь в декабре 2013 г. (670 млрд).

Чуть более 402 млрд руб. в рекордном августе банки выдали в виде нецелевых потребкредитов, следует из данных Frank Research. На ипотеку пришлось 285 млрд руб., 55 млрд – автокредиты, 34 млрд – займы в магазинах (POS-кредиты).

Бурный рост кредитования в 2012–2013 гг. отличается от нынешнего, отмечают банкиры, но также таит в себе риски – не исключено, что гораздо большие.

Опасно низкие ставки

Главный фактор кредитного бума в этом году – низкие ставки, констатирует управляющий директор по розничным продуктам «Абсолют банка» Антон Павлов. Они снизились до исторического минимума как в ипотеке, так и в других видах займов, говорит он, параллельно упали доходности депозитов, что дополнительно стимулирует население переходить от накопления к потреблению. Ставки сейчас гораздо ниже, чем в 2012–2013 гг., но в случае кризиса это может привести к тому, что многие банки будут иметь гораздо большие проблемы и столкнутся с более тяжелыми последствия в сравнении с теми, что реализовались в 2014–2015 гг., беспокоится собеседник «Ведомостей» в крупном розничном банке. В кризис у банков растет кредитный риск и ставка фондирования, а ставку по кредитам увеличивать законодательно нельзя: в прошлый кризис ставки кредитов были значительно выше, чем сейчас, но даже тогда многие банки несли многомиллиардные убытки.

Ставки снижаются, доходы населения не растут и потребность в товарах длительного пользования люди восполняют с помощью кредитов, говорит Павлов, а в 2012–2013 гг. рост кредитования населения был связан с выходом экономики из кризиса и повышением уровня жизни граждан. По данным Росстата, реальные располагаемые денежные доходы в январе – сентябре 2018 г. по отношению к аналогичному периоду 2017 г. выросли на 1,7%, а без учета единовременной выплаты 5000 руб. пенсионерам в январе 2017 г. – на 1,1%. В сентябре 2018 г. в годовом выражении (к сентябрю 2017 г.) доходы снизились на 1,5%.

Вряд ли поведение населения существенно менялось, скорее нецелевые кредиты стали гораздо доступнее, рассуждает представитель «Тинькофф банка». Реализуется отложенный спрос, добавляет директор департамента розничных продуктов Московского кредитного банка Алексей Охорзин. У заемщиков есть отложенный спрос на крупные покупки и в этом году он реализуется, вторит замдиректора департамента розничных продуктов и маркетинга Росбанка Лидия Каширина: «В кризис многие откладывали крупные покупки, опасаясь снижения дохода или потери работы».

Есть и спрос на недвижимость – у населения сохраняется высокая потребность в приобретении жилья, говорит гендиректор Frank Research Юрий Грибанов. Ипотека бьет рекорды – в 2012–2013 гг. такого роста не было, но сейчас и сама ипотека стала дешевле, и недвижимость стала доступнее, замечает он. «В 2013 г. в среднем на ипотеку в структуре продаж [кредитов населению] приходилось около 23%, а в 2018 г. – уже 35%», – говорит член правления «ФК Открытие» Вениамин Полянцев.

Ипотека толкает вперед и кредиты наличными: люди берут кредиты в том числе на первоначальный взнос, а также на ремонт квартир, говорит Грибанов.

Кроме того, у большинства банков сейчас нет проблем с ликвидностью, объясняет агрессивное кредитование собеседник «Ведомостей» в крупном розничном банке. В розничном сегменте есть и спрос, и доходность, поэтому банки так активны в нем, объясняет аналитик Fitch Александр Данилов: люди сейчас настроены тратить деньги. В корпоративном секторе спрос со стороны качественных заемщиков маленький и много на таких клиентах банки не зарабатывают, отмечает он.

По итогам сентября кредитный портфель банков достиг 47 трлн руб., следует из данных ЦБ. На кредиты компаниям пришлось более 2/3 – 32,9 млрд руб., но розница растет намного быстрее: на 16,7% с начала года до 14,2 млрд руб. против 5,5% роста корпоративного портфеля.

Замена кредита

Низкие ставки подтолкнули многих заемщиков рефинансировать долги. Среди прочего это стимулировало рост кредитования, констатирует Охорзин: банки предлагают людям перезанять по более низким ставкам и на более длительные сроки; кроме того, появились top-up продукты – банки охотно увеличивают и размеры кредитов, что влечет рост портфелей. Интерес к рефинансированию сохраняется, но существенного влияния на рост кредитования оно не оказывает, говорит представитель ВТБ: доля рефинансирования в общей выдаче кредитов стабильна – около 30% для кредитов наличными и 14% для ипотеки. Вклад от рефинансирования в ипотеке в общем итоге ощутим, не согласен Павлов: он называет цифру около 15% выдач.

Рефинансирование играет существенную роль: на него может приходиться до 20% выдач, говорит директор департамента розничного кредитования Промсвязьбанка Андрей Точеный. О заметном вкладе рефинансирования говорит и представитель Сбербанка, замечая также, что выросло и досрочное погашение. «Рефинансирование, конечно, оказало влияние на рост продаж, но его вклад ограничивается 20–25% продаж», – говорит Полянцев.

Массово необеспеченные кредиты для рефинансирования долгов не используются, говорит представитель ЦБ: преимущественно средства идут на потребление. В то же время в ипотеке значимая часть кредитов используется для рефинансирования по более низкой ставке, отмечает он. Пик рефинансирования пройден, говорит главный аналитик Промсвязьбанка Дмитрий Монастыршин: банки начали ужесточать кредитные условия, а ставки – расти. С ним солидарен Павлов: во-первых, большинство клиентов, желающих улучшить условия кредитования, уже сделали это, во-вторых, ставки за последнюю пару месяцев уже выросли на 0,5–1 процентный пункт. Об этом же говорит и директор по развитию розничного бизнеса «Почта банка» Григорий Бабаджанян.

Полянцев с ними не согласен: на рынке все еще хватает кредитов по ставкам выше текущих, поэтому потенциал для рефинансирования на горизонте полгода-год будет достаточно высоким. «По нашим прогнозам, рефинансирование сохранит актуальность еще как минимум в течение года», – говорит Каширина.

У банков короткая память

Рост в рознице не остался без внимания регулятора. С 1 сентября ЦБ повысил коэффициенты риска (учитываются при расчете нормативов достаточности капитала) по потребительским кредитам в зависимости от их полной стоимости. Теперь по кредитам со ставкой 10–15% годовых коэффициент риска составляет 120% (был 100%), со ставкой 15–20% – 140% (вместо 110%), со ставкой 20–25% – 170% (120%). По кредитам под 25–30% коэффициент достиг 200%. Это еще смягченный после обсуждения с банками вариант: сначала ЦБ собирался повысить коэффициенты на 10 п. п. больше.

Кроме того, ЦБ поднял коэффициент риска по ипотеке с низким первоначальным взносом – со 150 до 200%. Он будет применяться к кредитам, выданным после 1 января 2019 г.

Сколько-нибудь существенного влияния на аппетиты банков меры ЦБ не оказывают, говорит менеджер крупного розничного банка. Все просто: кредитные риски сейчас низкие, фондирование дешевое – это перекрывает стоимость более жестких требований ЦБ, объясняет он.

У мер ЦБ эффект будет, но ограниченный и проявится полностью только через пару лет, а за это время банки успеют заработать достаточно прибыли, чтобы его компенсировать, говорит Данилов: «Прибыль они зарабатывают гораздо быстрее, чем снижается капитализация из-за выросших коэффициентов риска». Действие мер будет растянуто во времени и оценить его можно будет лишь по итогам года, говорит представитель ЦБ.

«К сожалению, рынок уверенно движется к перегреву, т. е. туда же, куда пришел в 2013 г. Память и ответственность игроков оказались недостаточными», – говорит первый зампред правления и совладелец Совкомбанка Сергей Хотимский. ЦБ старается пресекать именно высокие ставки, а не крупные суммы и длинные сроки кредитов, указывает он: «Метрики среднего срока и средней суммы кредитов являются свидетельством агрессии банков, и они постоянно растут». Особую тревогу у Хотимского вызывает резкий рост среднего лимита по кредитной карте: «Именно в этом сегменте мы ожидаем наибольших проблем».

Некоторые банки начали выдавать нецелевые кредиты на 15 лет, это огромный срок: потребительский кредит не может быть длиною в ипотеку, у заемщика просто теряется мотивация платить столько времени за товар или услугу, которыми он уже давно перестал пользоваться, солидарен Данилов. Так как приток новых заемщиков ограниченный, банки докредитовывают существующих, удлиняя сроки кредитования и снижая ставки.

Таким образом банки создают себе будущие проблемы. Пока это не отражается в потерях, но при сохранении таких темпов роста, да еще если, не дай бог, будет очередной кризис, отразится, предупреждает он. «У банков короткая память. Все опять начали забывать, что многие люди не в состоянии грамотно оценить свои финансовые возможности и могут оказаться не в состоянии обслуживать долги», – заключает он. «Поэтому, несмотря на то что ЦБ принимает меры по охлаждению рынка, очередной жесткий кризис потребительского кредитования неизбежен, и он уже не за горами», – мрачен Хотимский. Меры, направленные на снижение ставок, лишь сделают еще более тяжелым для многих банков прохождение предстоящих сложностей, считает он: «Далеко не у всех игроков накоплены адекватные надвигающимся проблемам резервы. Сейчас многие отчитываются о рекордах, но все это лишь следствие низкого уровня резервов, неадекватного исторической статистике потерь за последние 10 лет».

Однако в ипотеке от масштабного кризиса рынок пока далек, замечает Хотимский: ее доля в структуре активов у всех банков мала, в отличие от огромной доли необеспеченных кредитов в балансах некоторых банков. Доля ипотеки в ВВП страны всего 6%, для сравнения: в США, когда лопнул ипотечный пузырь, этот показатель был в 10 раз больше, говорит Павлов.

Сбербанк перегрева рынка потребительского кредитования не наблюдает, говорит его представитель. «А мы, к сожалению, видим эти риски», – говорит собеседник «Ведомостей» в крупном розничном банке. Перегрев в рознице есть, рост агрессивный, говорит младший директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Иван Уклеин.

Предреволюционная ситуация

Меры ЦБ работают не в полную силу еще и потому, что расчет полной стоимости кредита, от которой зависит риск-вес, не включает ряд комиссий. Плюс некоторые банки передают часть дорогих кредитов на баланс микрофинансовых компаний, указывает Данилов. В нижнемассовом сегменте предреволюционная ситуация, говорит Грибанов: «Люди с маленькими доходами живут в кредитной парадигме, они берут кредиты на обслуживание кредитов и вынуждены идти уже не только в банки, но и в микрофинансовые компании».

Чтобы предотвратить возможный рост кредитования заемщиков с высокой долговой нагрузкой, аналогичный 2011–2014 гг., ЦБ рассматривает возможность установить надбавки к коэффициентам риска по потребкредитам в зависимости от долговой нагрузки заемщика, говорит представитель регулятора, напоминая, что с октября 2019 г. банки будут рассчитывать показатель долговой нагрузки по всем кредитам, предоставленным физлицам.

Рисков перегрева рынка микрофинансирования ЦБ сейчас не видит, говорит его представитель. Среднегодовой темп роста этого рынка на 30 июля составил 28,7% (в годовом выражении) против примерно 40% годом ранее, указывает он. Драйверами роста этого рынка являются сегмент онлайн и краткосрочные займы до 30 дней, говорит он.

Банки в последнее время «откручивали» условия выдачи кредитов, что выдавливало заемщиков микрофинансовых компаний в банки, говорит Уклеин. Но есть и обратный процесс, когда заемщики нижнемассового сегмента мигрировали из банков в МФО: «Сложно сказать, какая из этих тенденций была сильнее. Но некоторый перегрев в этом сегменте заметен».

До потрясений далеко

Сейчас по темпам роста розницы рынок, похоже, находится на пике, говорит Уклеин: из общеэкономических законов следует, что вскоре начнется спад. «Все зависит от того, как будет дальше развиваться кризисный цикл», – говорит представитель «Тинькофф банка». Это связано с двумя факторами – ставкой фондирования, которая зависит от макроэкономических факторов, санкций и проч., и кредитными рисками, продолжает он. Если и то и другое останется плюс-минус на текущем уровне, то мы увидим дальнейший рост портфелей и ужесточение конкуренции, говорит представитель «Тинькофф банка»: «Если же какой-то из этих факторов сыграет – то выдачи начнут сокращаться».

Учитывая текущее повышение ставок, «ФК Открытие» ожидает рост рынка в пределах 10–15% в следующем году, говорит Полянцев. Директор департамента операций на финансовых рынках «Русского стандарта» Максим Тимошенко не исключает замедления роста потребительского кредитования в следующем году. Рынок охладит и повышение ключевой ставки ЦБ: стоимость кредитов растет, что сужает потенциальный круг заемщиков, замечает он.

«По нашим прогнозам, в будущем году, если не произойдет каких-то шоковых событий на внутреннем или глобальном рынке, объемы кредитования будут высокими, но ниже, чем в этом году. Возможно, на уровне 2017 г.», – говорит Павлов. Если отталкиваться от основных сценариев на будущий год, которые рассматриваются сейчас, то мы можем увидеть рост ставок на 1–2 п. п., продолжает он. Этот рост не остановит кредитование, но ставка уже не будет тем драйвером роста рынка, каким она была в 2018 г., предупреждает Павлов. «Кроме того, мы ожидаем, что граждане будут стремиться сберегать средства в условиях роста доходности по депозитам», – заключает он.

В следующие три года рост розничного кредитования продолжится, хотя уже и не такими высокими темпами, как в 2018 г., согласен Монастыршин: «Рост долговой нагрузки населения вызывает определенные опасения, но не настолько, чтобы розничный портфель стал приносить банкам убытки».

Читать ещё
Preloader more