Статья опубликована в № 4799 от 19.04.2019 под заголовком: Валютная тревога ЦБ

ЦБ хочет сделать валютные вклады менее выгодными

Банкам придется платить за них повышенные отчисления

Банк России думает ужесточить требования к валютным вкладам. По мнению первого зампреда ЦБ Ксении Юдаевой, нужно поддерживать тенденцию к девалютизации балансов банковского сектора.

«Действующее законодательство о вкладах предполагает, что размер предельного отклонения доходностей вкладов от базовой доходности для уплаты повышенных ставок страховых взносов одинаковый для вкладов в рублях и в иностранной валюте. Учитывая, что уровень рублевых и валютных ставок заметно различается, можно рассмотреть возможность установления более жесткого ограничения по вкладам в иностранной валюте», – заявила Юдаева (здесь и далее цитаты по «Интерфаксу»). Банки, завышающие ставки депозитов, делают отчисления в Фонд страхования вкладов (ФСВ) по более высоким ставкам. Для этого ЦБ рассчитывает базовый уровень доходности вкладов на основе данных банков, привлекших 2/3 всех вкладов. Базовая ставка, которую платят в ФСВ все банки, составляет 0,15% от привлеченных средств за квартал. Банки, задирающие ставки (превышение базового уровня доходности на 2–3 процентного пункта, п. п.), платят в фонд по дополнительной ставке – 0,225%. Банки, завышающие ставки более чем на 3 п. п., или финансово неустойчивые отчисляют 0,9%.

По словам Юдаевой, можно было бы повысить ставку отчислений в фонд обязательных резервов (ФОР) за валютные вклады. Сейчас ставка составляет 7%. В последний раз ее повышали 1 августа на 1 п. п., по данным ЦБ. Эффект был не очень значительным, говорит главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова: обязательные резервы банков выросли всего на 2 млрд руб. за месяц.

«За последние полгода появились новые тенденции, некоторые из них немного настораживают. Практически приостановился тренд на девалютизацию депозитов клиентов-резидентов. В I квартале 2019 г. прирост средств на счетах клиентов оказался рекордным и составил около $11 млрд, из них $5,8 млрд приходится на юридические лица и $5,5 млрд – на физических лиц», – объяснила беспокойство ЦБ Юдаева. Доля вкладов физических лиц в валюте, по данным ЦБ, меняется не слишком значительно. В марте она составила 21,5% от всех вкладов, с начала года она была неизменна. На 1 апреля прошлого года доля валютных вкладов была 20,2%. Вклады физических лиц (с исключением влияния изменения валютного курса) за март выросли на 0,6%, отчитывался ЦБ, в марте наблюдался прирост как валютных вкладов (в долларовом эквиваленте – на 1,5%), так и рублевых (+0,3%). Более существенный рост валютных вкладов был связан с ожиданиями обесценения рубля после укрепления национальной валюты; сказалось и сохранение привлекательных процентных ставок по таким вкладам, писал ЦБ.

Смена тенденций может свидетельствовать о большей уязвимости системы, полагает Юдаева. Многие банки в IV квартале прошлого года активно поднимали ставки валютных вкладов – доходило до 3,5–4% для розничных клиентов в пределах страховой суммы. Из-за увеличения ставок произошло снижение чистого процентного дохода банковского сектора по операциям в иностранной валюте в 2018 г. на 12% по сравнению с 2017 г., что указывает на реализацию процентного риска, объяснила Юдаева.

Сейчас большинство банков уже снизили ставки вкладов в валюте, лучшие предложения – до 3–3,5% годовых. «Поэтому мы думаем, что ситуация, скорее всего, стабилизируется и развернется за счет тех мер, которые уже приняли финансовые институты», – выразила надежду Юдаева.

Что говорят в банках

Валютные вклады ускорили рост из-за укрепления рубля, объясняет Орлова: в I квартале он подорожал почти на 6% к доллару, и многие сочли это удачным моментом для покупки валюты. А банкам требовалась валютная ликвидность, объясняет рост ставок зампред правления Локо-банка Андрей Люшин.

ЦБ беспокоит не сам рост валютных вкладов, а его влияние на рублевые пассивы, считает Орлова: их рост замедляется, а кредитование в рублях растет – это процентные риски. Замедление роста рублевых пассивов может быть отчасти связано с тем, что часть клиентов перекладываются в валюту, считает она.

При повышении отчислений в ФОР на 1 п. п. банки, чтобы сохранить маржу, должны снижать ставки валютных вкладов примерно на 0,07%, говорит главный аналитик Сбербанка Михаил Матовников. Но даже если ставки снизятся, это не значит, что вкладчики начнут перекладываться в рубли, считает он: «Значительная часть средств в валюте – это крупные вклады на сотни тысяч долларов. Такие клиенты скорее начнут вкладывать деньги в еврооблигации или выводить средства на зарубежные счета, а не перекладываться в рубли – разница между рублевыми и валютными ставками не настолько большая, чтобы перекрыть риски девальвации рубля». Банки же в случае оттока начнут еще больше снижать темпы валютного кредитования либо же откажутся от снижения ставок в ущерб марже, только чтобы удержать вкладчиков, продолжает Матовников: в последнем случае меры ЦБ не позволят усилить девалютизацию, а просто ударят по прибыли банков.

Размер ставок валютных вкладов для людей не определяющий фактор, комментировала предыдущее повышение ФОРа Орлова: население при любых ставках уже несколько лет стабильно держит в банках около $90 млрд, основная причина – страх девальвации.

Заявление первого зампреда ЦБ Орлова считает сигналом для рынка и самих вкладчиков, что регулятор не приветствует рост валютного фондирования и может перейти от слов к действиям.

Читать ещё
Preloader more