Статья опубликована в № 4799 от 19.04.2019 под заголовком: Эквайринг для чайников

Как устроен бизнес приема карт в России

Чем может обернуться борьба ритейла за снижение комиссий

В начале 2010-х гг. банковские карты в России уже не были в диковинку, но не все крупные торговые сети были готовы их принимать – сейчас сложно представить, что тогда в Metro или «Ашане» можно было расплатиться только наличными.

Уговорить «Ашан» стоило большого труда: торговая сеть заявляла, что из-за комиссий за прием карт ей пришлось бы повысить цены или пойти на снижение рентабельности на 1,5–2%. В итоге Visa сделала «Ашану» специальное предложение: тариф в 2–3 раза ниже рынка.

Спустя много лет ритейлеры продолжают бороться за снижение стоимости приема карт, а платежные системы – за доходы банков, чтобы те могли больше вкладывать в карточный бизнес. В феврале спор дошел до президента – продавцы пожаловались, что за прием карт с них берут слишком много, и Владимир Путин назвал это «квазиналогом» на бизнес.

«Ведомости» разбирались, как устроена экономика приема карт.

Обезболивание платежа

Безналичные платежи помогают потребителям принимать оптимальные решения благодаря мгновенному доступу не только практически ко всем своим средствам – за счет дебетовых карт, но также и к заемным – за счет кредитных, пишут авторы исследования «Влияние электронных платежей на экономический рост», проведенного Moody’s Analytics для Visa. Продавцы же получают доступ к большей аудитории с большими средствами, а для интернет-магазинов прием электронных платежей критически важен. Государству безналичные платежи помогают бороться с серой экономикой: они оставляют след операции, стимулируя торговцев отчитываться о реальном обороте, что повышает собираемость налогов.

Использование карт привело к увеличению расходов потребителей во всем мире на $296 млрд за 2011–2015 гг., это 0,4% глобального ВВП за этот период, подсчитало Moody’s Analytics. В России распространение электронных платежей способствовало увеличению ВВП на $26 млрд за пять лет, или в среднем на 0,33% в год, говорится в исследовании.

Люди тратят с помощью карт больше в том числе потому, что снижается ощущение «болезненности» платежа – негативных эмоций, вызванных необходимостью потратить деньги, считают специалисты по изучению поведения. Эта «боль» – один из элементов саморегуляции потребителей, она помогает контролировать расходы. Неприятнее всего тратить столь осязаемые наличные, а при оплате картой восприятие связи между покупкой и тратой денег ослабевает. Ну а лимит на кредитке – это уже сродни «деньгам из «Монополии».

Карточная экономика

За это увеличение оборотов торговцам приходится платить. Комиссия за прием карт (эквайринг), или торговая уступка, устанавливается в виде процента от суммы операции, ее торговая точка платит обслуживающему ее банку, или эквайеру. Тот оставляет часть вознаграждения себе, но большую часть передает эмитенту карты, которой расплатились. Кроме того, оба банка – и эмитент, и эквайер – за каждую операцию платят комиссию платежной системе.

Торговую уступку эквайеры назначают клиентам самостоятельно. Она, как правило, учитывает вознаграждение, которое получает эмитент (интерчейндж), – его устанавливают уже платежные системы. Интерчейндж рассчитывается как процент от суммы операции и зависит от типа торговой точки и карты (например, на премиальных картах эмитент зарабатывает больше).

Интерчейндж – критически важная составляющая этой системы: за счет него эмитенты могут снижать стоимость обслуживания карт для потребителя, предлагать программы лояльности, подсаживающие человека на использование карт, инвестировать в технологии и новые сервисы. Выбор такой: чем больше интерчейндж – тем дороже прием карт для торговцев; чем он ниже – тем меньше услуг и бонусов банки могут предлагать клиентам.

Большая ставка для малого бизнеса

У турагентства, продуктового магазина у дома, большого сетевого ритейла ставки за прием карт разные. На эквайринговый тариф торговой точки прежде всего влияет профиль ее деятельности, объясняет вице-президент ВТБ Алексей Киричек, так как платежные системы устанавливают для каждой индустрии свой интерчейндж.

Его пришлось дифференцировать, поскольку рентабельность того или иного бизнеса может отличаться, на интерчейндж влияют и обороты предприятия, указывает Киричек. А у онлайн-магазинов торговая уступка выше: в интернет-эквайринге риски больше, поскольку покупатель не предъявляет карту физически – ему достаточно знать ее реквизиты. «При текущем развитии систем безопасности и наработанной экспертизе эту ставку можно приравнять к тем, что действуют для офлайн-ритейла, тем более что интернет-торговля активно развивается», – уверен Киричек.

Некоторые торговцы считают существующий расклад несправедливым. «Комиссия за оплату одного и того же чайника для ритейлеров разных форматов может отличаться вдвое», – говорил представитель «М.видео-Эльдорадо».

Чтобы рассчитать итоговый тариф для торговой точки, банк подбирает похожего клиента в своем портфеле и ориентируется на него, продолжает Киричек. Например, в бутике на Рублевке люди расплачиваются дорогими премиальными картами – по ним выше интерчейндж, что отразится на ставке. А в магазине одежды в среднестатистическом городе люди используют другие типы карт. В среднем на долю интерчейнджа в эквайринговой ставке приходится более 80%, поэтому в регионах, где много премиальных карт, ставка выше, подтверждает директор по эквайрингу «Русского стандарта» Инна Емельянова.

Кроме типа карты на ставку влияет размер чека, продолжает Киричек: чем он меньше, тем больше удельный вес комиссий банка платежной системе – они фиксированы, а с торговца банк взимает проценты. На ставку влияет и стоимость оборудования: если магазин приобретает его самостоятельно, то тариф ниже. Такой клиент, по оценке Киричека, может рассчитывать на скидку 0,05–0,1 п. п., раньше могло быть больше, но в последнее время вырос средний оборот на терминал и интерчейндж, а оборудование подешевело и его вес в комиссиях снизился.

В зависимости от типа торговой точки сейчас ставка за эквайринг может варьироваться от 0,5 до 2% и выше, говорит руководитель дирекции развития эквайринга Альфа-банка Денис Хренов. В крупном сетевом ритейле он в среднем составляет 0,7–1,5%, указывает он, зачастую банки обслуживают крупные предприятия с нулевой или даже отрицательной рентабельностью, рассчитывая заработать на их комплексном обслуживании. Для малого бизнеса эквайринг, по словам Хренова, может стоить больше 2% плюс 300–1500 руб. в месяц за использование терминала.

Почему растут ставки

В последние годы стоимость эквайринга для торговых точек падает, но его себестоимость для банков растет, указывает Хренов. Виноваты фиксированные комиссии платежных систем: с падением среднего чека их влияние все сильнее. Другой фактор, влияющий на себестоимость эквайринга, – перевод эмиссии карт в премиальный сегмент, где интерчейндж выше.

По подсчетам Киричека, несколько лет назад комиссия платежных систем составляла 0,11% от суммы операции, а интерчейндж в среднем – 1,46%, в 2019 г., по его оценкам, они вырастут до 0,17 и 1,81% соответственно.

Интерчейндж рассчитан без учета участников спецпрограмм, для которых вне зависимости от типа карт платежные системы устанавливают низкие ставки (фастфуд, крупный продуктовый ритейл и др.). В остальных случаях цену определяет прежде всего категория карты. За прием премиальной карты в ресторане или непродовольственном магазине эквайер должен вернуть в платежную систему минимум 2,25%, приводит пример Хренов: интерчейндж по такой операции – 2,1%, тариф для самого банка – 0,12%. А с торговой точки он удерживает среднюю комиссию около 2%.

Эту разницу эквайеры частично компенсируют за счет своих доходов. «Раньше у нас был ориентир по марже 0,1%, сейчас нет и этого», – сетует сотрудник крупного банка. Эквайеры фактически кредитуют торговцев, указывает Киричек: деньги за купленный товар поступают на счет торговца, как правило, на следующий рабочий день, а расчеты с банком – эмитентом карты проходят лишь на третий день после покупки.

Отчисления платежным системам растут и из-за падения рубля: тарифы устанавливаются в валюте. К тому же по премиальным картам совершается гораздо больше операций, ведь по ним, как правило, предусмотрен кэшбэк.

Средний интерчейндж вырастет до 2% в 2020 г., прогнозирует руководитель отдела продуктов по управлению денежными потоками Райффайзенбанка Алексей Крохин. И добавляет, что рост доли премиальных карт сопровождается отказом от простейших – Visa Electron и Maestro.

Самый высокий интерчейндж сейчас по кобрендинговым премиальным картам – 2,3%, говорит Киричек. На его рост влияет и усиливающаяся конкуренция, в том числе за счет появления нового игрока – национальной карты «Мир». Чтобы увеличить долю в эмиссии и привлечь потребителя за счет кэшбэков и бонусов, платежные системы предлагают эмитентам карты с большим интерчейнджем, объясняет Киричек. Базовые средние ставки в торговом эквайринге в течение трех лет вырастут до 2,2–2,4%, уверен Крохин.

Сколько банки выигрывают в карты

Особенность карточного бизнеса в России – доминирование одного игрока: Сбербанк – безоговорочный лидер и в эмиссии, и в эквайринге. На конец 2018 г. он выпустил 140,2 млн карт – 51% от всех в стране (его доля в активных картах – 71%, по данным ФАС). Его доля в эквайринге еще выше – 67,1% по обороту в 2018 г., за год она выросла на 2 п. п., следует из материалов ФАС (представитель ведомства подтвердил корректность данных). Результат: у Сбербанка много операций, где он одновременно и банк, обслуживающий торговца, и эмитент карты, которой расплатились. В таких случаях банк может обрабатывать транзакции сам, не обращаясь к платежной системе (операции us-on-us), лишь направляя ей отчеты об операциях.

Такой трафик выгоден банкам: они платят меньше комиссий платежным системам по таким операциям, а размер интерчейнджа не важен, ведь банк платит его сам себе. Поэтому эквайер с высокой долей такого трафика может предлагать торговцам ставки за гранью рентабельности. У Сбербанка доля внутрибанковских операций, по данным Morgan Stanley, около 60%.

Есть в этом и риски, пишут аналитики Morgan Stanley в февральском отчете о карточном бизнесе Сбербанка и «Тинькофф банка». Высокая доля банка в эквайринге и эмиссии снижает возможность компенсировать падение комиссий (что актуально в свете недавних требований ритейлеров снизить цены эквайринга). Аналитики Morgan Stanley проводят аналогию с вертикально-интегрированными компаниями, которые не могут компенсировать падение доходов (например, от эквайринга) за счет сокращения внутренних издержек (интерчейнджа), поэтому любое сокращение комиссий чувствительно для Сбербанка. Согласно модели Morgan Stanley сокращение эквайринговых комиссий и интерчейнджа на каждые 10 базисных пунктов (при сопоставимом снижении затрат банка на программы лояльности) приведет к падению чистой прибыли Сбербанка на 0,7%, «Тинькофф банка» – на 0,1%.

В 2018 г. доход Сбербанка от эквайринга и эмиссии составил 232 млрд руб. (отдельно результаты по этим статьям банк не раскрывает), еще 60 млрд он заработал на комиссиях, связанных с обслуживанием карт, говорится в его отчетности по МСФО. На программу лояльности банк потратил 33,1 млрд руб. За вычетом других расходов операционный доход банка от карточного бизнеса составил 157,4 млрд руб., это 9% всех его операционных доходов. Сбербанк от комментариев отказался.

ВТБ и «Тинькофф банк» эти данные не раскрывают. Последний, по оценке Morgan Stanley, мог заработать на эмиссии и эквайринге 2,7 млрд руб. за девять месяцев 2018 г.

Карточный бизнес важен для банков еще и потому, что он помогает снизить стоимость пассивов за счет бесплатных остатков на карточных счетах. Интерчейндж, остатки на счетах и комиссии за обслуживание карт занимают примерно одинаковые доли в общих доходах эмиссионного бизнеса, говорит представитель «Открытия». Однако весь получаемый доход от карточного оборота (интерчейндж), а часто даже больше выплачивается клиентам в виде бонусов, уверяет он.

Обыграть президента, но проиграть турнир

Ритейл недоволен стоимостью эквайринга и требует перераспределения доходов между банками и торговцами. Нынешние ставки эквайринга «серьезно ухудшают финансово-экономическое положение розничных компаний», говорил председатель президиума Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ) Сергей Беляков. Чистая прибыль участников рынка розничной торговли составляет в среднем 2–3% от выручки, отмечал он. А плата за эквайринг в зависимости от вида магазина – 1–3% от суммы платежа, стоимость приема карт в интернете для малого бизнеса выше – от 2,5 до 3,5%, рассказывал Беляков и предлагал ограничить плату за эквайринг 0,2% для дебетовых карт и 0,3% для кредитных.

В ноябре 2018 г. торговцы пожаловались на дороговизну приема карт вице-премьеру Дмитрию Козаку, а в феврале дискуссия дошла до президента. Член генерального совета «Деловой России» Анна Нестерова рассказала Путину, что «зарубежные партнеры» платят за прием карт 0,3%, а в России ставки доходят до 3%. Президент согласился, что это много, и назвал «квазиналогом» на бизнес. Банкиры ответили, что президента дезинформировали: об этом заявил предправления «Открытия» Михаил Задорнов, его поддержали президент Сбербанка Герман Греф и первый зампред ЦБ Ольга Скоробогатова. Кроме того, названные Нестеровой 0,3% – это не стоимость приема карт в торговых точках, а интерчейндж, который регулируется в Европе законодательно.

В марте на совещании у Козака банкиры, АКОРТ и профильные чиновники решили отказаться от регулирования эквайринга. «Торговые предприятия не подтвердили готовность снижать тарифы для потребителя. Некоторые сказали, что они все равно будут продолжать повышать тарифы, даже если бы снизили интерчейндж, что, естественно, неинтересно нам как гражданам», – говорила ранее Скоробогатова: снизится доля безналичных платежей, а Россия должна переходить к безналичному обществу. В качестве компромисса платежные системы решили снизить интерчейндж для «социально важных» отраслей – медицины, образования, аптек, а также для крупных покупок (авто и недвижимость).

Почему не помогает ограничение ставок

Еще одна причина отказа от регулирования ставки – негативный зарубежный опыт. Ряд стран регулируют интерчейндж. С 2011 г. в США Федеральная резервная система устанавливает для крупных банков (активы от $10 млрд) предельный размер интерчейнджа. Сейчас это 0,05% от суммы операции плюс $0,22, говорит председатель совета Ассоциации электронных денег Виктор Достов.

Пользы это не принесло, указывает он: только 11% американских торговцев отметили, что после введения регулирования их расходы на прием карт снизились, еще 30% заявили об обратном. Не выиграл и потребитель. По словам Достова, согласно статистике, менее 11% продавцов снизили цены, а 12,4% их даже повысили. Банки добрали выпавшие расходы, закрыв программы лояльности и повысив тарифы за обслуживание платных счетов, а количество бесплатных сократили. Доля банков, предлагающих бесплатное обслуживание счета, сократилась с 80% в 2009 г. до 37% к 2013 г., говорит Достов.

В 2015 г. регулирование интерчейнджа ввел и Евросоюз, банки которого зарабатывали на этом 13 млрд евро в год, установив предел 0,2% для дебетовых карт и 0,3% – для кредитных. Результат пока неизвестен: Европейская комиссия представит Европарламенту отчет о влиянии нового регулирования к середине 2020 г.

Альтернатива безналу

Возможно, эффективнее регулирования окажется рынок – снизить стоимость обслуживания приема карт может вынудить конкуренция с новыми сервисами. «Мы считаем, что, вместо того чтобы регулировать интерчейндж сейчас при таких негативных сценариях, надо внедрять как можно быстрее Систему быстрых платежей (СБП)», – говорила Скоробогатова.

Эта система переводов между счетами в разных банках по номеру телефона заработала в феврале, ее оператор – Центробанк. Пока деньги переводятся между счетами физлиц, ЦБ собирается распространить ее на оплату товаров и услуг: по словам участников СБП, планируется, что это станет дешевой альтернативой классическому эквайрингу.

Если СБП в самом деле окажется для торговцев дешевле, часть оборотов постепенно будет переходить туда. С другой стороны, в этой системе у банка-эквайера появится гарантированный доход, хотя в классическом понимании эквайера уже не будет: будет банк – владелец расчетного счета торговой точки. У эмитентов же при переходе на СБП доходы сильно упадут.

Ставки эквайринга будут снижаться не только из-за СБП, но и из-за расширения участников спецпрограмм платежных систем, считает Емельянова.

СБП – более дешевая альтернатива безналу. Но тут перед торговцем стоит задача заинтересовать клиента расплатиться именно этим способом, – говорит Киричек: самое непростое – научить пользоваться новым сервисом, так как понадобится заменить привычный сценарий оплаты картой (по которой есть бонусы), а значит, нужно давать какие-то скидки. По его словам, торговые сети ждут этот сервис.

Читать ещё
Preloader more