За счет в банке скоро придется платить

Банки готовятся компенсировать комиссиями падение доходов из-за снижения ставок
Процентная маржа банков неумолимо сжимается /Сергей Коньков / ТАСС

В России банки предоставляют клиентам многие услуги бесплатно, говорит партнер McKinsey Сергей Крылов. По его словам, эта модель оправдывала себя в эпоху агрессивного развития кредитования и высоких процентных ставок, которые обеспечивали достаточную доходность. Однако сейчас рынок кредитования уже не развивается столь стремительно, объемы кредитов и процентный доход падают из-за снижения ключевой ставки ЦБ и такая модель становится нецелесообразной, указывает Крылов. Банкам нужны новые источники дохода, заключает он. В связи с этим перед банками встает вопрос: на чем зарабатывать?

На чем зарабатывать

Когда ключевая ставка 8–9% годовых, то надбавка банка в ставке по кредиту в среднем может достигать 4 п. п., рассказывал в этом октябре на Дне инвестора ВТБ его финансовый директор Дмитрий Пьянов. Но когда ключевая ставка 5 или 5,5%, то клиенту уже сложно предложить те же самые 3–4% надбавки, объяснял он. В этой ситуации согласно стратегии банка до конца 2022 г. рост доходов может ускориться прежде всего за счет чистых комиссионных доходов, подчеркивал Пьянов: их доля в чистых операционных доходах должна вырасти с 15% в 2018 г. до 20% к концу 2022 г. (по МСФО).

Снижение процентных ставок положительно влияет на чистую процентную маржу в краткосрочной и среднесрочной перспективе за счет эффекта более быстрой переоценки пассивов, но в долгосрочной перспективе действительно приводит к снижению маржи, указывает пресс-служба ВТБ. Сужение банковской маржи – это тренд последних лет, который сохранится и в будущем, говорит первый зампред правления РСХБ Кирилл Левин, компенсировать это банк будет прежде всего развитием транзакционного бизнеса.

Проблему признает и Сбербанк. Снижение процентных ставок и низкие темпы роста экономики будут оказывать давление на чистую процентную маржу Сбербанка, отмечает он в стратегии до 2020 г. Тем не менее главным источником роста его прибыли будет по-прежнему оставаться чистый процентный доход: снижение маржи компенсируется ростом активов, говорится в документе. Одновременно банк поставил себе цель увеличивать безрисковый комиссионный доход на 15% в год.

Во всех сценариях, которые рассматривает Совкомбанк, его маржа в течение трех лет снижается не более чем на 1 п. п., рассказывает первый зампред правления Сергей Хотимский.

По его словам, цели по росту доли комиссионного дохода банк себе не ставит и сейчас она приемлема.

Чтобы сохранить рентабельность капитала на том же уровне, снижение маржи с 4 до 3% должно компенсироваться ростом активов на 33% (при том же размере капитала), оценивает главный аналитик Сбербанка Михаил Матовников. Это возможно при снижении коэффициентов риска по кредитам, но ЦБ их, наоборот, повышает. Сейчас ограничениям подвергается примерно 40% портфеля: это и потребительские кредиты, и ипотека с низким первым взносом, и кредиты юрлицам, в частности валютные.

По прогнозам Матовникова, процентная маржа банков в ближайшее время сохранится на уровне 3–4%, поскольку все еще есть спрос на более маржинальное потребительское кредитование и многие банки увеличивают долю розницы в портфеле. Кроме того, валютные кредиты компаниям постепенно замещаются более доходными рублевыми. В том числе эти два фактора будут поддерживать маржу, несмотря на падение ставок, указывает он. В краткосрочной перспективе рост доли розницы в портфеле сам по себе уже даст стабильность процентных доходов Альфа-банка, соглашается главный финансовый директор Альфа-банка Алексей Чухлов. Промсвязьбанк рассматривает снижение ключевой ставки в том числе как положительный фактор для развития кредитования, например, малого и среднего бизнеса, соответственно, рынок так или иначе скомпенсирует падение ставок увеличением выдач, отмечает вице-президент Промсвязьбанка Кирилл Тихонов.

«ОТП банк» не ждет существенного влияния снижения ключевой ставки на доходы, говорит его представитель: существенное влияние оказывают конкуренция на рынке, гамма продуктов, которые предлагает банк, качество клиентов, которые менее чувствительны к изменению ставок на рынке. Снижение ставок не обязательно означает снижение маржи – ставки кредитов и депозитов могут снизиться одинаково, считает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Давление на маржу больше связано с появлением новых технологий и финансовых компаний, которые конкурируют с банками, полагает она, с появлением финтехов банковский бизнес стал менее доходным.

Дешевые деньги опасны

Низкие процентные ставки в условиях структурных шоков несут риски для стабильности финансовой системы. При низких ставках заемщики получают доступ к дешевому финансированию, но одновременно растет их долговая нагрузка, следует из статьи директора департамента финансовой стабильности ЦБ Елизаветы Даниловой и сотрудников департамента Марины Тиуновой и Ивана Шевчука на http://econs.online.ru. Впоследствии на фоне замедления экономического роста и снижения доходов заемщики могут оказаться не в состоянии расплатиться по долгам. Для кредиторов же политика низких ставок ухудшает качество активов (дешевое финансирование делает рентабельным практически любой проект, позволяя заемщикам сохранять неэффективный бизнес) и сужает возможности получения процентных доходов. При низких ставках у банков сжимаются чистые процентные доходы, причем эффект усиливается в условиях высокой конкуренции банковского рынка. Стресс-тестирование ЕЦБ также подтвердило, что продолжительное нахождение ставок на низком уровне негативно влияет на прибыльность банков. В долгосрочном периоде низкая прибыльность ограничивает наращивание капитала, что формирует риск потери банком финансовой устойчивости.

Чтоб ты жил на одну комиссию!

Цель, к которой стремятся банки, – это покрывать комиссионными доходами свои операционные расходы, указывает Матовников. Сейчас в России по системе этот показатель находится на уровне 60%, что довольно неплохо, считает он. Однако, несмотря на стремление банков снизить зависимость финансового результата от состояния рынка кредитования, им так и не удалось существенно повысить долю комиссионной составляющей в доходах, говорится в обзоре «Эксперт РА». Только у 20 банков из топ-100 чистые комиссионные доходы покрывают операционные расходы более чем наполовину, и всего у нескольких банков уровень покрытия близок к 100%. Среди них – Альфа-банк с развитым розничным бизнесом и «Авангард», один из лидеров в сфере расчетно-кассового обслуживания для малого и среднего бизнеса, сказано в обзоре агентства.

В России, по расчетам McKinsey, доля чистого комиссионного дохода в чистых операционных доходах банков (здесь: чистые процентные доходы плюс чистые комиссионные доходы после вычета резервов. – «Ведомости») составляет 25% против 30–35% в развитых странах, говорит Крылов. Дело в том, что у иностранных банков иная структура комиссионного дохода и гораздо больше его источников. Например, в России весь инвестиционно-банковский бизнес для крупных корпоративных клиентов сводится к кредитованию и размещению облигаций, указывает он. А на Западе в этом сегменте существенную часть дохода приносит организация IPO, тогда как в России они практически не проводятся. В розничном банковском бизнесе в России продуктовое предложение не столь многообразно – российским потребителям доступно гораздо меньше инвестиционных продуктов, добавляет Крылов. Кроме того, в России практически отсутствует фиксированная плата за банковское обслуживание – ведение большинства счетов осуществляется бесплатно, подчеркивает он. В российских банках основная доля комиссий (80–85%) приходится на расчетно-кассовое обслуживание и валютные операции, тогда как на развитых рынках доля этих услуг в комиссионных доходах, как правило, не превышает 50–60%.

По словам Матовникова, сейчас самую большую долю комиссионного дохода приносит карточный бизнес, а в корпоративном сегменте – расчетно-кассовое обслуживание малого бизнеса. Банки также сейчас начинают получать все больше доходов от продажи услуг других финансовых организаций: страхование, брокеридж, пенсионное обеспечение, отмечает он. Однако доля комиссии банка как посредника при продаже здесь не может быть высокой, иначе эти продукты будут невыгодны для клиента.

Регуляторы, которые хотят иметь надежную банковскую систему, стимулируют банки больше зарабатывать на транзакционном бизнесе, поскольку по мере сжатия маржи и в периоды экономических шоков банки живут за счет комиссионных доходов, объясняет Матовников. ЦБ сейчас во многом призывает банки делать сервисы дешевыми или бесплатными для клиента – в частности, речь о тарифах за прием карт и на переводы – и просит зарабатывать на другом. В этой ситуации часть банков могут брать на себя повышенные кредитные риски, чтобы компенсировать выпадающие доходы, их бизнес становится более процикличным и в случае резкого ухудшения активов эти банки придется спасать за счет тех же налогоплательщиков, которые якобы сэкономили на банковских комиссиях, полагает Матовников.

ЦБ неоднократно заявлял, что его политика направлена, в частности, на снижение комиссий за платежи. Речь идет как о карточных p2p-переводах, так и о комиссии за прием карт, которую банки берут с торговых точек. В том числе для этого регулятор создал Систему быстрых платежей (СБП), где имеет право устанавливать предельные комиссии банков, которые те могут брать с клиентов. ЦБ считает, что платежи не должны быть источником «сверхприбыли для банков». Олег Тиньков, основатель «Тинькофф банка», летом говорил, что организация переводов в пользу юрлиц по QR-коду через СБП бьет по всем банкам, особенно маленьким, поскольку снизит их комиссионные доходы: «Сбербанк с его 1 трлн руб. прибыли выживет, а как будут маленькие выживать, не очень понятно».

Разрыв шаблона

Сейчас многие банки сталкиваются с падением комиссионных доходов и рано или поздно это приведет к тому, что они будут взимать плату за те услуги, которые раньше оказывались бесплатно, рассказывает зампред правления ВТБ Анатолий Печатников. К примеру, раньше не брали плату за sms, но операторы связи настолько повышают тарифы, что в этой ситуации все сложнее оказывать эту услугу бесплатно. «Поэтому мы сейчас активно переводим наших клиентов на бесплатные push-уведомления», – объясняет он.

В России многие банковские услуги предлагаются бесплатно и будет очень сложно заставить клиента платить за то, что он ранее получал даром, предупреждает гендиректор Frank RG Юрий Грибанов: «Например, если какой-то игрок начнет брать комиссии за мобильный банк, то у него будет отток клиентов. А одновременно все банки вряд ли смогут ввести комиссии за какую-то услугу – во всяком случае, это точно привлечет внимание ФАС». В будущем банки станут брать комиссии даже за ведение счета, уверен топ-менеджер крупного банка.

Комиссионные доходы от «традиционных» банковских продуктов – в некотором смысле «алый океан», где увеличение доходов возможно лишь в условиях жесткой конкуренции и захвата доли рынка у других игроков, тогда как сам рынок, по сути, не растет, считает финансовый директор Росбанка Александр Овчинников. Полностью покрыть операционные расходы безрисковым комиссионным доходом Альфа-банку поможет не столько увеличение тарифов, что маловероятно в условиях жесткой конкуренции, сколько рост клиентской базы (с акцентом на розницу, малый и средний бизнес) и улучшение качества услуг, рассказывает Чухлов. А адаптация к новым рыночным условиям произойдет за счет цифровизации, которая позволяет значимо сократить операционные затраты.

Комиссионные доходы на рынке розничного банкинга в ближайшие годы, вероятно, будут расти благодаря развитию брокерских услуг, управления активами и инвестициями, а также развитию сервисов, которые ранее банки не предоставляли, перечисляет Овчинников. В случае с небанковскими сервисами пока на рынке нет очевидных историй успеха – банки лишь изучают возможности, говорит Овчинников. Многие смещают фокус на клиентские сегменты, генерирующие в основном комиссионный и транзакционный доход. Для Росбанка это в первую очередь премиальное обслуживание, private banking, малый и средний бизнес. В Росбанке комиссионные доходы также растут за счет расширения перечня продуктов, в том числе небанковских (в рамках развития экосистемы вокруг якорных продуктов – ипотеки и автокредитования). А вот Совкомбанк не ждет существенных изменений в структуре комиссионного дохода, подчеркивает Хотимский. Изменение размера комиссий не связано с падением или ростом процентных ставок, рассказывает директор по связям с инвесторами и фондированию Райффайзенбанка Екатерина Овчинникова: банк ориентируется на ценность, которую тот или иной продукт создает для клиента.

Банковский рынок высококонкурентный и значительного потенциала для экстенсивного роста комиссионных доходов ВТБ не видит, говорит его представитель. Госбанк надеется на интенсивный рост комиссионных доходов за счет расширения клиентской базы и «внедрения комплексных транзакционных решений».

Впрочем, клиенты могут надеяться и на улучшение сервиса. Чистые комиссионные доходы – это мера порядка в кредитной организации, объяснял на дне инвестора Пьянов, чтобы зарабатывать на комиссиях, нужно иметь отточенные процессы, функциональные мобильные приложения для клиента: «И только за счет удобства пользования продуктами клиент будет готов платить комиссию».

В подготовке статьи участвовал Артур Арутюнов