Какие скандалы в Credit Suisse привели к смене гендиректора

После 14 февраля банк Credit Suisse возглавит Томас Готтштайн. Его предшественнику дали неделю на выход с вещами
Новый гендиректор Credit Suisse Томас Готтштайн /GAETAN BALLY / EPA / TASS

Тиджана Тиама, который оставит пост гендиректора Credit Suisse 14 февраля, буквально вынудили уйти, хотя крупнейшие акционеры банка стояли за него горой и даже приплели к делу расизм (Тиам – африканец, а Готтштайн – чистокровный швейцарец). Даже не верится, что эта история случилась в респектабельном бизнесе в тихой Швейцарии: в ней сплелись слежка за бывшими сотрудниками, смерть, ссора, чуть не перешедшая в драку, и проблемы, хорошо знакомые жителю любой российской новостройки.

Как поссорились Тиджан Иванович с Икбалом Никифоровичем

Карьера гендиректора Credit Suisse Тиама начала рушиться после того, как он поссорился с своим подчиненным, руководителем подразделения по управлению активами Икбалом Ханом – когда-то любимчиком. Поводом стал жилищный вопрос, который, как выясняется, испортил не только москвичей.

У Тиама свой дом в престижной коммуне Херлиберг (кантон Цюрих). Несколько лет назад Хан купил участок по соседству, снес старый дом и затеял строительство нового. Стройка шла почти два года, порой и в выходные. Те, кому довелось жить рядом со стройкой, вполне поймут чувства Тиама.

Тиам даже ходил жаловаться председателю совета директоров Credit Suisse Урсу Ронеру, знает Financial Times (FT). Но Хан отмел все обвинения: во-первых, участок официально принадлежит не ему, а жене, во-вторых, стройка идет без нарушений закона. Тиам нашел способ отомстить: высадил на своем участке несколько сосен, которые полностью перекрыли Хану вид на Цюрихское озеро. Но в ответ на претензии Тиам объяснял: деревья нужны, чтобы сосед не заглядывал в окна его дома.

В январе прошлого года Тиам закатил вечеринку. На ней Хан отловил возлюбленную Тиама (с женой тот расстался еще в 2015 г.), принялся укорять ее за деревья и, похоже, перешел границы вежливости. Взбешенный Тиам вступился за любимую женщину, отвел Хана подальше от гостей, и между ними произошла ссора. Как рассказывал Хан, разнимать их прибежала его жена. После этого отношения двух топ-менеджеров окончательно испортились. Но конфликт между ними, конечно, гораздо глубже, чем соседские распри.

Кто такой Тиам

Тиджан Тиам, которому сейчас 57, родился в Кот-д’Ивуаре. Его мать – племянница первого президента страны Феликса Уфуэ-Буаньи и потомок королевы Ямуссо, в честь которой названа столица Кот-д’Ивуара Ямусукро. Точнее, сначала была деревня (на языке бауле это слово произносится как «кро»), а потом на ее месте возник город.

Отец Тиама родом из Сенегала, но, будучи журналистом, перебрался в Кот-д’Ивуар, а потом десяток лет проработал в кабинете министров страны. Его дядя, кстати, был премьер-министром Сенегала.

За образованием Тиама послали в бывшую метрополию – Францию. Он окончил Политехническую школу, Горную школу Парижа, INSEAD и устроился на работу в McKinsey. Когда в 1993 г. скончался родственник, президент Уфуэ-Буаньи, новый глава страны вызвал Тиама на родину. Ему поручили управлять аналитическим центром, подчиненным непосредственно президенту, – Национальным бюро по техническим исследованиям и разработкам (BNETD). Тиам разрабатывал со своими сотрудниками планы по улучшению инфраструктуры и экономики, вел переговоры с МВФ и Всемирным банком, отвечал за приватизацию, а потом был назначен министром планирования и развития.

Credit Suisse Group AG

Финансовая группа

Акционеры (данные Refinitiv): 100% акций в свободном обращении, крупнейшие инвесторы – Qatar Investment Authority (5,21%), Norges Bank Investment Management (4,98%), Harris Associates (4,97%).
Капитализация – 30,7 млрд евро.
Финансовые показатели (девять месяцев 2019 г.):
активы – 795,9 млрд швейцарских франков (733,6 млрд евро),
капитал – 45,2 млрд франков (41,7 млрд евро),
чистая прибыль – 2,6 млрд франков 2,4 млрд евро).

Ведет историю с 1856 г. Основной бизнес – обслуживание крупных частных клиентов. На 30 сентября 2019 г. активы под управлением – 1,5 трлн швейцарских франков (1,4 трлн евро). В 1976 г. Credit Suisse открыл первое представительство в Москве. В России работает через дочернее АО «Банк кредит свисс (Москва)».

Возможно, он стал бы новым президентом африканской страны. Но все планы спутал государственный переворот в декабре 1999 г. Хотя новые власти предложили Тиаму пост в новом правительстве, тот благоразумно отказался и уехал в Европу.

За госпереворотом в Кот-д’Ивуаре последовал многолетний период нестабильности, приведший к гражданской войне, которая была остановлена только весной 2011 г. после вмешательства вооруженных сил Франции и ООН.

А Тиам сделал прекрасную карьеру в Европе: сменив несколько компаний, он был нанят страховщиком Prudential и стал первым чернокожим гендиректором компании из FTSE 100. А оттуда в 2015 г. его переманили в Credit Suisse.

Тиам рассказывал, что, приступив к работе, был ошеломлен потерями в трейдинговом подразделении банка. И вскоре представил план: уменьшить долю инвестиционного банка в бизнесе Credit Suisse, максимально быстро распродать высокорискованные активы, сократить тысячи рабочих мест, усилить присутствие на азиатском рынке, привлечь новый акционерный капитал и сделать упор на управлении частными активами. Через год работы Тиам с удивлением выяснил, что положение дел в инвестиционном бизнесе хуже, чем ему доложили поначалу, – пришлось еще сильнее сокращать его активы и снова увольнять людей. Трехлетняя болезненная реструктуризация закончилась в прошлом году и оказалась успешной.

Но если финансовые показатели банка обнадеживают акционеров (бизнес уже два года приносит прибыль), то котировки акций – наоборот. Европейским банкам вообще не повезло: Brexit, введение Европейским центральным банком отрицательных процентных ставок... Как философски высказывался Готтштайн в одном из интервью, «проблемы сейчас у всех швейцарских банков». У Credit Suisse на это наложилась реструктуризация и то, что распродажа активов оказалась еще более убыточной, чем ожидалось. К тому же банк до сих пор сильно зависит от колебаний прибыли в трейдинговом подразделении, считает FT. За время работы Тиама акции Credit Suisse упали вдвое – больше, чем у другого швейцарского банка, UBS, и индекс Stoxx 600 Banks.

Кто такой Хан

Сын пакистанца и швейцарки Икбал Хан родился 43 года назад в Пакистане и иммигрировал в Швейцарию в 12 лет. Он работал практикантом в местной бухгалтерской фирме в небольшом городке Дюбендорфе с 15 лет, выкраивая время для учебы. В 2001 г. пришел в Ernst & Young и через шесть лет стал самым молодым партнером швейцарского отделения – ему шел 31-й год. В 2013 г. Хан ушел в Credit Suisse, где через два года Тиам поручил ему вновь образованное подразделение по управлению международными активами, которое считал одним из краеугольных камней новой стратегии банка. В 2016–2018 гг. Хан смог привлечь от клиентов более $46 млрд новых активов под управление, а прибыль подразделения увеличилась почти на 80%.

Тиам и Хан сначала хорошо сработались. Гендиректор называл Хана «звездой» и не скупился на похвалы. Но со временем Хана постигло разочарование. Его карьера развивалась не так стремительно, как ему хотелось бы, он редко выступал на публичных мероприятиях, ему отказали в выделении дополнительного капитала для подразделения и не передали в его ведение операции в Азии, приносящие хорошую прибыль, рассказывали источники FT. Амбиции Хана росли, отношения с Тиамом становились все прохладнее, а надежда стать со временем во главе Credit Suisse таяла, объясняли источники The Wall Street Journal (WSJ).

А тут еще строительство дома... Решение поселиться рядом с начальником можно было истолковать двояко, рассуждал один из топ-менеджеров Credit Suisse на страницах FT: «Это либо «мы отлично ладим», либо вызов: «Я тебя одолею!» И возобладал второй сценарий. После ссоры на вечеринке Хан и Тиам перестали общаться даже в штаб-квартире по рабочим вопросам.

Горе-сыщики

В марте прошлого года Reuters сообщило, что Хана уговаривают возглавить швейцарский банк Julius Baer Group, после того как его внезапно покинул гендиректор Борис Колларди. Хан этого публично не опроверг. В Credit Suisse усилились слухи, что он на распутье – если не сумеет получить больше власти в своем банке, то уйдет в другой. Затем источники WSJ рассказали, что Хан ведет переговоры со многими конкурентами, включая Goldman Sachs, а председатель директоров банка Урс Ронер вконец устал от конфликта между топ-менеджерами и даже готов добиваться преференций для Хана. По первоначальным условиям контракта Хан должен был объявить об увольнении за полгода и еще год не имел права работать на конкурента. Этот срок швейцарцы готовы были сократить до трех месяцев. Слухи оказались верными: 1 июля Credit Suisse объявил об отставке Хана, а в конце августа UBS сообщил, что нанимает его руководить подразделением по управлению активами с 1 октября.

Казалось, что отношения Хана и Тиама после отставки наладились. Последний пожелал бывшему подчиненному удачи. Хана пригласили в Credit Suisse для коллективной фотографии, персонал приветствовал его аплодисментами.

На той же неделе он пообщался с будущими коллегами из UBS. Источники FT уверяли, что встречи назначались не в офисе, а в общественных местах, чтобы не провоцировать лишнюю напряженность. Но в Credit Suisse все равно возникли опасения, как бы Хан не увел за собой ключевых сотрудников. В банке знали, что во время переговоров о работе с UBS, Julius Baer, Lombard Odier и Goldman Sachs Хан объяснял свои успехи работой команды и обсуждал условия, на которые могут рассчитывать его коллеги, если уйдут вместе с ним, писала FT. «Он такой парень, который будет относиться к официанту так же, как к генеральному директору, – говорит его коллега. – Он со всеми обходится с уважением и умеет хорошо общаться». Каждый год Хан устраивал вечеринку для своих лучших сотрудников в роскошном отеле высоко над озером Люцерн. Дорогие вина и шампанское текли рекой, а Хан наблюдал за всем этим, как снисходительный монарх за своим двором, время от времени расточая похвалы тому или иному гостю. Так почему бы не взять свиту с собой?

17 сентября Хан забросил сына на тренировку по футболу и вез жену на шопинг, когда заметил хвост. Он сфотографировал злодея на телефон, потом с руганью кинулся выяснять, кто и зачем его преследует. Последовало заявление в полицию и громкий скандал в СМИ, во время которого всплыли и напряженные отношения между Ханом и Тиамом, и история с их домами по соседству. Позднее в ходе внутреннего расследования Тиам сумел доказать, что ничего не знал об этом. Слежка за Ханом была инициативой главного операционного директора Credit Suisse Пьера-Оливье Буэ, который по совместительству курировал службу безопасности. Почему-то Буэ нанял охранное агентство Investigo, которое специализируется на выявлении банковских мошенников и личной охране, а не на шпионаже, удивлялась FT. Обычно прибегают к услугам известных компаний корпоративной разведки вроде Kroll и ограничиваются просмотром рабочей электронной почты и номеров, по которым звонили с корпоративного телефона. Люди Investigo должны были в будние дни следить за Ханом и фотографировать всех, с кем он встречается.

24 сентября посредник, нанятый Credit Suisse для переговоров с Investigo об организации наблюдения за Ханом, был найден мертвым. Полиция заявила, что это самоубийство. Журналисты предположили, что причина кроется в истории со слежкой.

В октябре Буэ был уволен. В декабре выяснилось, что банк заказывал «наружку» еще за одним сотрудником, бывшим начальником отдела кадров. В этом тоже обвинили Буэ. Всплыла информация о шпионаже за топ-менеджером банка в США, но внутреннее расследование показало, что это слухи, сообщало Bloomberg. И наконец в начале февраля швейцарская газета SonntagsZeitung уверяла, что банк следил за сотрудниками Greenpeace, после того как ее активисты в 2017 г. сорвали годовое собрание акционеров.

Прощальная пицца

Совет директоров Credit Suisse решал, что делать с Тиамом, весь январь. Как объясняет председатель совета директоров Ронер, скандал подорвал репутацию Credit Suisse, особенно в Швейцарии, на которую приходится около 40% доходов банка до вычета налогов. Тиам подлил масла в огонь, когда в ноябре заявил в интервью: слежка за сотрудниками – это нормально, каждая крупная компания ею занимается. Его отставка поможет быстрее перевернуть страницу со скандалом, предполагали директора.

Но был весомый аргумент против. Три крупнейших инвестора и несколько ключевых клиентов активно лоббировали и за кулисами, и публично в пользу Тиама. Например, финансовый директор Harris Associates (крупнейший акционер Credit Suisse с 8,1% акций) Дэвид Херро заявил для прессы, что в истории со шпионажем банк действовал законно и его мотивы вполне резонны: «Компания, в которую мы инвестируем, несет ответственность перед нами и всеми заинтересованными сторонами за защиту своих активов».

В четверг, 6 февраля, совет директоров собрался, чтобы одобрить ежегодный отчет. Но между собой директора договорились, что главным в повестке станет обсуждение судьбы Тиама. Дискуссия тянулась почти 20 часов, до 4 утра. Сначала высказывались все члены совета, потом несколько часов Тиам разговаривал только с Ронером, независимым директором Северином Шваном и главой ревизионной комиссии Джоном Тайнером. Беседа была на удивление безэмоциональной, ссылается FT на одного из присутствовавших. Ближе к рассвету директора заказали пиццу и за едой приняли окончательное решение. «Это был скромный и грустный прощальный ужин», – заметил один из участников. В пятницу, 7 февраля, банк объявил, что Тиам уходит в отставку.

Тиам выторговал себе право доработать до 14 февраля. Он лично объявит об успешных результатах работы банка за прошлый год и таким образом уйдет на пике славы, а не скандала. Он получит львиную долю компенсационного пакета, но у него удержат немалую часть бонуса за 2019 г. Ближайшие полгода он не сможет работать на конкурентов. Но, как Тиам рассказал друзьям, он уже получил несколько заманчивых предложений.

Кто такой Готтштайн

Новый гендиректор Томас Готтштайн до сих пор был непубличной фигурой, но при более близком знакомстве он предстает ярким, вполне харизматичным человеком. Перед ним стоит несколько задач – положить конец распрям в банке, где кто-то за, а кто-то против Тиама, завоевать доверие инвесторов и повысить котировки акций, пишет Bloomberg. Судя по тому, что реформы Тиама оказались эффективными и прошедший год был хорошим для банка, вряд ли Готтштайн изменит курс, взятый предшественником.

До последнего времени Готтштайн возглавлял Swiss Universal Bank. Bloomberg называет его уменьшенной копией Credit Suisse: этот банк работает для швейцарских клиентов, занимается и управлением частными активами, и инвестиционным бизнесом и является в Credit Suisse крупнейшим источником прибыли до вычета налогов.

У Готтштайна интересная судьба. Вообще-то он мог стать знаменитым спортсменом. Готтштайн родился в 1964 г. в семье промышленника – его отец владел швейцарским машиностроительным заводом Meteor. С детства они с братом играли в футбол в юношеской команде ФК «Цюрих». Томас был нападающим и даже смог стать чемпионом Швейцарии в своем возрасте. Но еще талантливее Томас проявил себя в гольфе (Готтштайн-старший в 1970–1980-х гг. был президентом швейцарского гольф-клуба Schonenberg): он считался одним из самых перспективных юниоров в Европе. В 21 год он показывал лучшие результаты, чем у Хосе Марии Оласабаля, Колина Монтгомери или Джеспера Парневика – все они позже стали победителями турниров категории «Мастерс», пишет швейцарский сайт Finews. Готтштайн стал чемпионом Швейцарии среди юниоров и победил в составе сборной в чемпионате Европы по гольфу среди юниоров в 1985 г. Все прочили ему карьеру профессионального спортсмена, когда Готтштайн решил – хватит: «Я не хочу провести всю жизнь на поле для гольфа, хочу получить серьезное образование». Он пошел в Университет Цюриха изучать экономику, а потом устроился инвестбанкиром в UBS. Его брат, кстати, тоже ушел из спорта и стал адвокатом.

Легенда из тени

В 1997 г. UBS на пару с Credit Suisse помогал холдингу Novartis выделить в отдельную компанию бизнес по производству специальных химикатов. UBS представлял Готтштайн. Молодой банкир произвел на конкурентов сильное впечатление, а представитель Credit Suisse захотел получить ценного специалиста. Президент Credit Suisse Райнер Гут дал добро – оказалось, он тоже слышал о Готтштайне. Они познакомились на поле для гольфа, Готтштайн учился с его сыном на одном потоке, к тому же Готтштайн был крестным сыном злейшего конкурента Гута – Николауса Сенна, председателя совета директоров Union Bank (один из банков, образовавших UBS), пишет Handelszeitung.

Готтштайн долго сомневался. Но тут UBS начал слияние с SBC, и Готтштайн, оценив количество новых претендентов на руководящие посты, в 1999 г. решил-таки перейти в Credit Suisse.

В банке о нем ходят легенды. Например, как они с главой отделения private banking Уолтером Берхтольдом в 2006 г. пошли на переговоры с производителем ароматизаторов Givaudan, практически не разбираясь в этом бизнесе. И убедили отдать Credit Suisse контракт на помощь в поглощении британского конкурента Quest за 1,2 млрд фунтов. Их уверенность буквально загипнотизировала клиента. Многие знающие Готтштайна восхищаются его умением быстро ориентироваться, глубоким знанием различных рынков и умением подать себя. Он считается человеком не тщеславным, приятным парнем, умеющим поддерживать со всеми дружеские отношения. Швейцарское интернет-издание Inside Paradeplatz уверяет, что Готтштайн охотно прислушивается к критике, что очень важно для руководства банком в наше время. Сам он говорил в интервью швейцарской газете Neue Zürcher Zeitung: «Нам нужна [корпоративная] культура, которая позволяет сотрудникам выражать свое мнение и совершать ошибки».

Когда в 2008 г. Credit Suisse искала нового руководителя корпоративного банкинга, руководство видело на этом посту именно Готтштайна. Но он отказался. До сих пор не понятно почему. Скорее всего, мечтал о другом призвании, считала Handelszeitung и ссылалась на мнение коллеги Готтштайна: «Он чистокровный инвестиционный банкир». У швейцарской газеты Tages-Anzeiger другая версия: Готтштайн не любил работать с большой командой. Еще пять лет назад его публичные выступления отличались некоторой неуклюжестью, хотя потом он приобрел умение держаться на сцене так же круто, как наедине с клиентами.

Готтштайн долгое время оставался пусть умелым, но все же инвестбанкиром второго уровня иерархии, пишет Handelszeitung. Удивительно, что в 2015 г. Тиам выбрал именно его, когда Credit Suisse понадобился гендиректор в Swiss Universal Bank. Мало кто знал, что Готтштайн входил в группу из трех топ-менеджеров, без лишнего шума разрабатывавшую для Тиама новую стратегию Swiss Universal Bank. Ее целью было IPO в 2017 г., которое, правда, так и не состоялось.

Увы, времени на гольф у Готтштайна все меньше и меньше. Это сказывается на результатах. Когда-то у него был гандикап 0, перед назначением в Swiss Universal Bank – 0,2, чем мало кто из банкиров мог похвастаться, а сейчас – 0,5. Он утешает самого себя: «По крайней мере, сейчас учатся играть в гольф оба мои сына». А Tages-Anzeiger, в свою очередь, «утешает» его: неясно, долго ли проработает Готтштайн на новом посту. В 2021 г. председатель совета директоров банка Ронер должен уйти, а новый председатель часто подыскивает себе и нового гендиректора.