Чем финтех-стартап Plaid заинтересовал Visa

И как он будет развиваться после отмены сделки
Уильям Хоки, сооснователь, член совета директоров Plaid /Plaid.Inc

На прошлой неделе сорвалась сделка, которую Forbes называл одной из крупнейших в финтехе из-за очень высокого для частной компании мультипликатора цена/выручка. Visa собиралась купить стартап Plaid за $5,3 млрд – где-то в 35 раз выше его выручки за 2019 г., которая оценивается в $100–200 млн.

Но передумала. Причиной стал антимонопольный иск минюста США, поданный в ноябре прошлого года. Чиновники посчитали, что Plaid со временем может оказаться серьезным конкурентом Visa. Если же платежный гигант сейчас его поглотит, то сделает еще один шаг на пути к монополизации рынка дебетовых онлайн-платежей.

Plaid выпускает программное обеспечение, позволяющее интернет-компаниям привязывать к профилю клиента его банковский счет и оперативно проверять, есть ли на нем необходимое количество средств. В США это решило сразу ряд проблем. Например, для верификации счета компаниям приходилось вносить несколько центов на банковский счет клиента и просить его через несколько дней проверить в личном кабинете, прошел ли платеж. Из-за сложности этой процедуры многие отказывались от установки приложения еще на этапе регистрации аккаунта, объясняет Forbes.

Другая проблема связана с тем, что в Америке большая часть платежей происходит с помощью ACH (American Clearing House). Транзакции не проводятся сразу, а накапливаются в течение дня, затем большими пакетами передаются в банки на обработку. Это сильно снижает стоимость транзакций, но замедляет скорость обработки платежей и не позволяет в режиме реального времени выяснить, достаточно ли у клиента денег на счете, объяснял один из основателей Plaid – Зак Перрет в интервью блогу Colossus.

Чтобы не терять клиентов, стартапы буквально верят им на слово: не дожидаясь прохождения платежа, зачисляют на счет клиента сумму, которую он хотел перевести из банка. Как-то мошенник пытался купить криптовалюту на $100 000, не имея их на счете, – не будь Plaid, это ему удалось бы, объяснял CNBC топ-менеджер криптобиржи Coinbase. У Plaid есть еще ряд продуктов, но именно эта услуга сделала стартап единорогом.

Незаметный стартап

О сделке M&A, в которой $4,9 млрд Visa собиралась заплатить наличными, а $0,4 млрд – своими акциями, было объявлено в январе прошлого года. Visa тогда заявила, что приобретение добавит от 80 до 100 базисных пунктов к приросту ее выручки в 2021 финансовом году. Plaid дал бы Visa доступ к обширной и быстро растущей базе клиентов – он работает со многими известными финтех-сервисами США: Venmo (сервис социальных платежей), Acorns (приложение для микроинвестиций) и др.

Кроме того, к Plaid обращаются многие стартапы на этапе запуска: им проще получить готовый продукт, чем самим прописывать механизм проведения платежей. «Порой мы разговариваем со стартаперами еще до того, как они начинают привлекать инвестиции, иногда в переговорной сидит всего два человека», – рассказывал другой основатель Plaid, Уильям Хоки, Forbes. Так было, например, с приложением для онлайн-торговли на бирже Robinhood.

У Plaid более 200 млн учетных записей. Каждый четвертый американец с банковским счетом хотя бы один раз использовал Plaid для связи своего аккаунта со счетом в 11 000 финансовых учреждений, сообщал стартап год назад, когда анонсировал сделку с Visa. «Plaid незаметно создал обширную инфраструктуру [в США], при этом потребители даже не подозревали, что они ее используют», – отмечает CNBC. Сеть Visa позволила бы Plaid быстро выйти на глобальный уровень (сейчас стартап работает, кроме США, в Великобритании, Испании, Франции и Ирландии).

Но в дело вмешались чиновники. Судебное разбирательство было назначено на июнь этого года. Здраво оценив предстоящие хлопоты, бизнесмены решили не ввязываться в тяжбу. «Для полного урегулирования затяжных и сложных судебных разбирательств, видимо, потребуется значительное время», – объяснил гендиректор Visa Эл Келли (его слова приводятся в пресс-релизе). «Plaid и Visa были бы отличной комбинацией, но длительные судебные разбирательства замедлили бы, а не ускорили нашу работу по созданию инфраструктуры, поддерживающей финтех. Мы продолжим работать с Visa как инвестор и партнер», – сказано в Twitter Plaid.

Почему стартап назвали «Плед»

Plaid переводится как «плед» и «шотландка» (клетчатый рисунок на ткани). Основатели стартапа долго не могли придумать имя своему детищу, хотя оно уже вовсю работало. В ту пору Хоки и Перрет бились над тем, как выяснить, на что именно и где потрачены деньги. Строчки в банковской выписке, состоящие из цифр и букв, они хотели заменить на фразы вроде «куплен плед в таком-то магазине». Чтобы расшифровать используемые разными банками обозначения и привести их к единым формулировкам, на флипчарте была нарисована запутанная схема с перекрестными ссылками. Кто-то, посмотрев на нее, воскликнул: «Да это же шотландка!» Название прижилось. К тому же домен plaid.com был не занят и продавался за вполне доступные деньги.

Среди инвесторов Plaid не только Visa, но и ее главный конкурент Mastercard. Два года назад Mastercard приобрела датскую платежную систему Nets за 2,85 млрд евро. Но, учитывая позицию чиновников, маловероятно, что Plaid сейчас станет искать нового кандидата для M&A, предполагают опрошенные Barrons инвестбанкиры и венчурные капиталисты. Скорее всего, компания в поисках финансирования станет публичной с помощью IPO, прямого листинга или через SPAC (special purpose acquisition company – компании, учреждаемые специально для поглощений).

Это не первая попытка Plaid продаться крупной компании. В 2018 г. он вел переговоры о вхождении в состав сервиса платежей Square исходя из оценки Plaid примерно в $1 млрд. Но дело ничем не кончилось. Зато в начале 2019 г. Plaid сам поглотил одного из конкурентов – Quovo, заплатив около $200 млн.

Как познакомились основатели

Хоки и Перрет познакомились 10 лет назад, когда работали в консалтинговой компании Bain. Они сдружились благодаря увлечению программированием и скалолазанием. Кстати, многие сотрудники Plaid ходят по четвергам на скалодром, а на случай, если кто-то застрянет на работе, в офисе смонтирована стена для скалолазания.

33-летний Хоки вырос на ферме в Калифорнии. «Мне всегда нравилось что-то создавать», – вспоминал он в интервью для сайта EmoryBusiness. Он сваривал железные конструкции на ферме, плотничал, растил урожай. «Стартап – это новый взгляд на созидание. <...> Просто мы используем код вместо металла и дерева», – говорил он Forbes. В 12 лет Хоки, который обожал чинить сломанные вещи, научился ремонтировать соседям компьютеры. Он решил связать жизнь с программированием и заодно исследовать страну. С западного побережья уехал учиться поближе к восточному, в Университет Эмори (Джорджия). Он получил предложения о работе от ведущих технологических компаний родной Калифорнии. Но выбрал должность младшего консультанта в офисе Bain в Атланте (Джорджия).

Перрет на два года старше Хоки. «У меня были замечательные родители, оба музыканты, они меня растили немного странно, – рассказывал Перрет блогу Colossus. – Они относились к ребенку как к миниатюрному взрослому. Довольно рано дали мне книги для взрослых. Отец всегда придерживался концепции более масштабного взгляда на окружающее <...>. Мы гуляли по лесу, он мог назвать каждое дерево в нем. Потом начинал говорить о проблемах экологии. Потом рассказывал, почему каждому стоит задуматься об изменении климата. <...> Такой подход к воспитанию делает вас по-настоящему целеустремленным ребенком – и странным, потому что вы говорите о вещах, которые никому из ваших друзей не интересны. Меня в детстве интересовали межпланетные исследования, и я до странности долго хотел быть астронавтом: в 22–23 года я все еще прикидывал, как бы это сделать».

Программированием Перрет увлекся еще подростком. Однако в Дьюкском университете изучал физику, химию и биологию (многофункциональные специалисты ценятся в космических путешествиях). Перрет говорит, что до сих пор любит узнавать новое и в любую свободную минуту у него либо книга в руке, либо аудиокнига в наушниках.

Перрет устроился в Bain сразу после университета и проработал около года, а Хоки и вовсе меньше года, прежде чем в 2012 г. оба уволились, чтобы создать стартап. Bain они вспоминают с теплотой. «Руководство сказало, чтобы мы не сомневались и принимались за воплощение нашей идеи в жизнь. Оно предложило любую помощь, что в его силах, – рассказывал Хоки EmoryBusiness. – Связи и ресурсы, предоставленные Bain, сыграли важную роль в формировании нашей компании».

Как стартап помог жениться

Запускать стартап приятели решили в Нью-Йорке, рассудив, что там гораздо больше шансов найти инвесторов. Но дело не заладилось ни с поиском денег, ни с созданием продукта. У Хоки и Перрета была идея сделать приложение, которое помогало бы обычным людям следить за расходами. Ведь мало кто мог вспомнить, глядя в банковской выписке на строчку вроде SBX17189, на что были потрачены деньги.

«Мы не думали о создании услуги b2b, – признавал Перрет в разговоре с Colossus. – Наш первый офис находился недалеко от Юнион-сквер в Нью-Йорке. Каждый день (это был 2012 г.) мы проходили через протестующий Occupy Wall Street и слышали, как люди громко заявляли о недовольстве финансовой системой, банками, некачественным обслуживанием <...> Для нас это было сильной мотивацией. Мы решили создать серию потребительских финансовых приложений, которые помогут человеку лучше разбираться в собственных финансах».

Увы, прототипы не нравились даже друзьям, на которых их испытывали. «Все потому, что наши программы советовали тратить меньше, а откладывать больше», – шутил Перрет. Чтобы привлечь внимание инвесторов, они записались на хакатон TechCrunch Disrupt: задачей конкурса было за двое суток написать программу. «На этих хакатонах люди обычно пишут соцсети или приложения для знакомств, – рассказывал Хоки CNBC. – Никто и никогда не создавал, как мы, финансовых приложений». За 48 часов Хоки и Перрет, сменяя друг друга каждый час, написали приложение Rambler («пеший турист», «праздношатающийся» и т. п.). Оно показывало пользователям на карте, где, когда и какие они делали покупки. Приложение было награждено жюри. Но инвесторы все равно не соглашались дать денег стартапу.

Зато проект помог личной жизни Перрета. У них с Хоки быстро закончились деньги, не хватало ни на аренду жилья, ни даже на еду (приходилось напрашиваться на ужин к друзьям). Хоки перебрался жить к приятелю. А Перрет за несколько месяцев до основания Plaid познакомился с девушкой. Отношения развивались неторопливо. Но когда Перрет стал искать, где бы пожить бесплатно, подруга неожиданно пригласила его к себе. Это дало толчок отношениям, и в конце концов они поженились. Хоки тоже нашел жену благодаря Plaid. Он встретил будущую невесту на одной из вечеринок, устроенных компанией, когда дела у нее уже шли на лад.

Первые инвестиции

В погоне за инвесторами, а заодно и за талантливыми программистами стартап снова переехал – на этот раз в Сан-Франциско. Но финансирования так и не было. «Нам отказывали 50 раз», – прикидывал Хоки в интервью Forbes. «Думаешь, всего лишь 50?» – перебивал его Перрет.

Работа принесла им два открытия, рассказывал Перрет Colossus. Они обнаружили, что финансовая онлайн-инфраструктура в США крайне неудобна и сильно устарела. Это мешало друзьям создавать свои финансовые приложения. Во-вторых, их знакомые программисты ругали функционал приложений Plaid, но хвалили то, как они написаны. Некоторые даже просили разрешения использовать ту часть ПО, которая отвечала за взаимодействие с банками. Например, с такой просьбой обратился их знакомый из Venmo (это было еще до того, как в декабре 2013 г. его купил PayPal). Хоки и Перрет колебались.

«Он обрабатывал нас несколько месяцев», – вспоминал Перрет в интервью CNBC. В конце концов они написали отдельную программу для работы с банками. Она так понравилась основателям Venmo, что они стали клиентами Plaid. Хоки и Перрет подумали и изменили концепцию своего стартапа: вместо b2c он стал b2b. Не прошла эта история и мимо инвесторов. В июле 2013 г. на первом в истории компании раунде финансирования, который возглавила фирма Spark Capital, было собрано $2,9 млн.

С тех пор инвестиции потекли рекой. В конце 2018 г., примерно за год до сделки с Visa, Plaid привлекал $250 млн исходя из оценки бизнеса в $2,65 млрд.

«Когда люди слышат слово «стартап», они думают об Instagram или Snapchat, – шутил Хоки в разговоре с EmoryBusiness. – Большинство и не подозревает о нашем существовании. Вы никогда не закадрите девушку в баре, сказав: привет, я работаю в Plaid. Но то, что мы делаем, помогает нашим клиентам сделать большой рывок вперед».

Опасные финансы

Главная опасность для бизнеса Plaid состоит в том, что американские банки объединятся и создадут собственную систему для платежных сервисов, позволяющую проверять в режиме реального времени, хватает ли у клиента денег на счетах, предупреждает Forbes. Чтобы уменьшить этот риск, Plaid развивает разные сервисы. Например, помогает другим компаниям анализировать расходы их клиентов, чтобы делать им заманчивые предложения. Или автоматически собирает информацию, нужную при получении ипотеки, чтобы облегчить жизнь заемщикам – в среднем американцу приходится заполнять для ипотеки более 50 страниц документов, уверяет компания.

Plaid предлагает и b2c-продукты, которые позволяют людям анализировать свои траты, сводя в одном приложении данные по счетам в разных банках, напоминают об очередном платеже по кредиту и осуществляют дешевые переводы денег за рубеж.

«Мир финансовых услуг, в котором мы работаем, очень архаичный, – уверял Хоки EmoryBusiness. – Сейчас у большинства людей финансовые вопросы вызывают более сильный стресс, чем проблемы со здоровьем».

Хоки долгое время был техническим директором и президентом Plaid. Видимо, оперативное управление финтех-компанией тоже вызывает немалый стресс. В июле 2019 г. Хоки объявил, что увольняется и будет в Plaid одним из членов совета директоров. «Со временем у меня развился самоанализ относительно того, что приносит мне радость и в чем, на мой взгляд, я могу принести наибольшую пользу, – сообщил он в письме персоналу. – Сейчас у меня есть желание сделать шаг назад и вздохнуть с облегчением, так как мы наняли в Plaid лидеров, которые могут и делают все то, за что я с самого начала отвечал». Письмо вызвало много вопросов у сотрудников. Через несколько дней Хоки отправил им еще одно письмо, уточняющее его прежнее заявление. Его смысл сводился к одной фразе: «Итак, что все это значит... На самом деле если что-то и изменится [в моей роли в жизни компании], то очень мало». А что же Перрет? Он как был, так и остается гендиректором Plaid.