«Индекс гигабайта»: сколько на самом деле должен стоить доллар

«Фридом финанс» и «Ведомости» рассчитали справедливый курс валют, исходя из стоимости интернета в разных странах
По индексу гигабайта доллар должен стоить 5,84 руб. – примерно как до дефолта 1998 г. /Андрей Гордеев / Ведомости

Однотипные товары и услуги должны стоить одинаково в разных странах, а пересчет стоимости такого товара из одной валюты в другую должен точно соответствовать разнице официальных валютных курсов. На этой гипотезе основан всем известный индекс бигмака. Аналитики The Economist, которые разработали этот индекс в 1986 г., указывали, что именно бигмак может использоваться в качестве эталонного товара по двум причинам: во-первых, McDonald’s представлен в большинстве стран мира; во-вторых, сам бигмак содержит достаточное количество продовольственных компонентов (хлеб, сыр, мясо, овощи), чтобы считать его более или менее универсальным слепком экономики.

Однако многочисленные критики этого индекса неоднократно указывали, что знаменитый гамбургер эталоном как раз считаться не может. И тому есть ряд причин. В частности, политика McDonald’s по установлению цен на свою продукцию в разных странах не оглашается, но при этом очевидно, что на цену бигмака помимо производственных расходов влияет множество факторов: налоги в стране, покупательная способность населения, стратегия компании на конкретном национальном рынке, наличие конкурентов и т. д. Поэтому более правильным было бы использовать в качестве эталона товар или услугу, ценообразованием которых занимается рынок, а не одна частная компания.

Эти аргументы кажутся нам вполне разумными, а учитывая, что на дворе цифровой век, наилучшим эталоном, на основе которого можно рассчитывать справедливые курсы валют, мы сочли стоимость интернета. Точнее, 1 Гб мобильного трафика.

Согласно результатам доклада Digital 21, подготовленного ассоциацией We Are Social и Hootsuite, количество пользователей интернета в мире достигло 4,66 млрд человек (59,5% всего населения Земли), причем больше 54% пользователей (свыше 2,5 млрд человек) предпочитает именно мобильный интернет. Для сравнения: посещаемость McDonald’s в мире оценивается примерно в 70 млн человек в день. В среднем каждый пользователь интернета проводит в сети 6 час 54 минут в сутки – явно больше, чем время пребывания в заведениях знаменитой сети фастфуда. К тому же в случае с гигабайтом условие однотипности продукта в разных странах выполняется предельно корректно, и нет никакой разницы, какой контент и какого качества потребляется пользователем в том или ином случае – текст, видео или аудиозапись.

Исходя из этих соображений, «Ведомости» в партнерстве с «Фридом финанс» рассчитали «индекс гигабайта» на основе тарифов на мобильный интернет в разных странах. Согласно теории паритета покупательной способности, для расчета справедливого курса валюты нужно просто разделить цену на товар или услугу в одной стране на цену в другой. Например, отношение российского тарифа на мобильный интернет в 38 руб. к американскому в $8 даст справедливый курс на уровне чуть меньше 5 руб./$.

Впрочем, такая простая схема имеет мало общего со сложной реальностью. Поэтому аналитики «Фридом финанс» внесли в формулу расчета несколько поправочных коэффициентов, учитывающих долю дохода жителя той или иной страны, уходящую на оплату интернета, и число гигабайт, которые можно купить на среднюю зарплату в стране. Например, в России интернет доступнее, чем в США (стоимость 1 Гб равна 1,1% месячного дохода против 1,4% соответственно), что позволяет добавить рублю еще 22% к стоимости в долларах.

Для сравнительных подсчетов нами были выбраны валюты развитых и развивающихся стран: доллар США как база для сравнения, а также российский рубль, китайский юань, индийская и индонезийская рупии, евро (для Германии), фунт стерлингов, швейцарский франк, японская иена, турецкая лира, бразильский реал, аргентинский песо и австралийский доллар. Информация о стоимости интернет-трафика взята с сайта www.cable.co.uk, показатели средней заработной платы по странам – из статистики tradingeconomics и Международной организации труда. Расчеты проводили аналитики «Фридом финанс».

В результате самой недооцененной валютой по индексу гигабайта оказалась индийская рупия, рыночный курс которой сейчас на 99% выше справедливого. Далее идут Индонезия с Бразилией (-97% у каждой) и Турция (-95%). Российский рубль по этой методике оказался недооцененным на 92%, т. е. доллар должен сейчас стоить 5,84 руб. – примерно как до дефолта 1998 г. (на первый взгляд звучит смешно, но если задуматься – отечественная экономика сейчас гораздо в лучшей форме, чем тогда, а об американской этого не скажешь, особенно глядя на рекордные объемы дефицита бюджета и госдолга). Ближе всего справедливый курс по индексу гигабайта оказался к реальному для евро в Германии и британского фунта (-13% и -16% соответственно), а швейцарский франк оказался даже переоцененным на 50% против справедливого курса.

«В целом результаты этих расчетов отвечают на вопрос, сколько при современных ценах на интернет должны были бы стоить разные валюты, если бы основная часть потребления во всех странах приходилась на цифровые услуги, – комментирует итоги исследования аналитик «Фридом финанс» Валерий Емельянов. – Это условный мир, в котором мы пока не живем. И это объясняет такой разрыв между расчетами и реальностью, особенно в части валют развивающихся стран». Тем не менее такое сравнение может быть полезно, если посмотреть на страны с экономикой, близкой по структуре и уровню доходов (США, Европа, Австралия, Япония), считает Емельянов. Несмотря на сильно различающуюся доступность интернета (например, средний немец на интернет-связь тратит в 1,6 раза меньше своего дохода, чем американец, а житель Австралии – вдвое меньше), их валюты близки к взаимному паритету.

Впрочем, не все так однозначно. Если сравнить индекс гигабайта и индекс бигмака, то по обеим методикам переоцененным оказывается швейцарский франк, близкими к паритету – евро и фунт стерлингов. При этом в обоих случаях явно выделяется группа развивающихся стран с сильно заниженными курсами валют. Однако степень недооцененности их валют сильно различается. Мы подозреваем, что это связано именно с ценовой политикой McDonald’s: в богатых странах компания в большей мере ориентируется на официальные курсы валют, а в бедных – на покупательную способность граждан. Подтверждением этой гипотезы может служить Австралия: это страна с высоким уровнем жизни, так что справедливый курс австралийского доллара по индексу бигмака не сильно отличается от официального курса (-11,9%). Но по индексу гигабайта австралийская валюта оказывается недооцененной на 80%.

Поскольку индекс гигабайта не зависит от ценовой политики отдельной компании, он дает более объективную картину, из которой следует однозначный вывод: валюты так называемых развивающихся стран действительно радикально недооценены. Возможно, потому, что в ходе глобализации и международного разделения труда им досталась роль поставщиков товаров в развитые страны, из-за чего им самим выгодно держать свои валюты ослабленными. Не исключено также, что недооцененность их валют – результат осознанной политики развитых стран и контролируемых ими международных финансовых институтов, поскольку дает возможность выносить производства в третий мир и платить там работникам смешные (в пересчете на доллары и евро) зарплаты. Как бы то ни было, ясно, что о реальной силе или слабости национальной экономики рыночный валютный курс говорит очень мало.

«Ведомости» благодарят за идею индекса гигабайта генерального партнера Matrix Capital Павла Теплухина