«Чтобы стать хорошим инвестором, нужно хотя бы раз потерять деньги»

Автор Telegram-канала для частных инвесторов «Злой финансист» – о сегодняшнем рынке
Информация в «Злом финансисте» – это всегда много аналитики и фактов с полей /Евгений Разумный / Ведомости

Вместе с ростом количества частных инвесторов в России стало появляться все больше интернет-ресурсов с инвестидеями и авторской аналитикой фондового рынка. Причем некоторые из них даже критикуют рекомендации крупнейших брокеров (и в отдельных случаях оказываются правы). В интервью «Ведомостям» автор Telegram-канала «Злой финансист» рассказал о своем инвестиционном опыте, опасности монополии на инвестидеи и о том, как рынок относится к попыткам Банка России взять несистемных инвестиционных консультантов под контроль.

– Связана ли ваша основная работа с тематикой канала, который вы ведете? Работали ли вы когда-нибудь в брокерской компании, получали ли профильное образование?

– Я не самоучка и много лет профессионально занимаюсь рынком. Профильное образование получил как финансовый инженер. Проигрывать деньги на бирже начал 14 лет назад – работал в брокерской фирме, в управляющей компании. Сейчас руковожу небольшим хедж-фондом.

– Вы ощущаете ответственность за контент, который даете подписчикам канала?

– У нас есть редакционное правило: «Злой финансист плохого не пишет». Но если серьезно, информация в «Злом финансисте» – это всегда много аналитики и фактов с полей.

– Помогает ли аналитика, в частности из Telegram-каналов, получать больше прибыли или инвестиции по большому счету все-таки казино?

– Стоит разделять такие понятия, как трейдинг и инвестиции. А еще профессиональный трейдинг, инвестиции и их любительские аналоги. «Профессионально» для меня значит «в основном прибыльно», потому что какой я профессионал, если теряю деньги на своей профессии? Лично я занимаюсь профессиональным трейдингом и в среднем оказываюсь в плюсе. Есть профессиональные инвесторы, но это не я.

В целом – да: рынок – это казино. Однако и в казино бывают профессиональные игроки. Сегодня благодаря демократизации аналитики, появлению профессионального мнения, которое ранее было доступно только избранным инвесторам, людей возможно предостеречь от массовых крупных потерь. В частности, я имею в виду качественную аналитику Telegram-каналов. Сам я в прошлом году, читая один канал об акциях, успел выйти из бумаг перед коронавирусным обвалом рынка в марте. Потом сказал спасибо авторам того канала. Но я уверен: чтобы стать профессиональным инвестором, трейдером и даже предпринимателем, нужно хотя бы раз или даже два потерять деньги. Рано или поздно пирамида может рухнуть – это факт.

– Говорит ли стремительное увеличение количества частных инвесторов о росте финансовой грамотности россиян?

– Да, позитивные сдвиги налицо. Раньше даже студент экономического факультета МГУ не всегда мог внятно объяснить, чем акция отличается от облигации. Сегодня народ в целом более подкован. Потому что чем больше свобод, тем больше желания учиться, в том числе на своих ошибках.

– Как вы относитесь к крестовому походу Банка России против Telegram-каналов по инвестиционной тематике, причиной которого стали манипуляции с акциями «Россети-Юг»?

– История с акциями «Россети-Юг» – это чистая манипуляция рынком по схеме «памп и дамп» («накачка и сброс»). Даже хуже – народ просто подбили покупать акции без всяких на то фундаментальных причин. В этой ситуации Банк России совершенно обоснованно отстранил инициаторов сего действа от торгов. Однако запрещать каналам давать свое аналитическое мнение совершенно неверно. Это убьет эффективность на рынке. Так даже в США не делают. Там есть, например, портал-соцсеть Seeking Alpha, где авторы свободно высказывают свое мнение в аналитической форме, их читают миллионы подписчиков, и все хорошо.

В России Telegram-каналы могут быть аналитически очень и очень сильными, а могут и давать рекомендации что-то купить совсем без обоснований. В случае манипуляций рынком регулятор должен вмешиваться, но, когда автор канала приводит факты, дает информацию и делится аналитикой, проблем нет. Никто бы не хотел, чтобы в аналитике была олигополия, где 10 брокеров контролируют всю информацию по российским акциям. Потому что у них может быть искаженная мотивация. Например, они могут предлагать идею ради роста объема торгов или в интересах эмитента (брокеры часто оказывают эмитентам разные услуги). Такая проблема существует не только в России, но и во всем мире.

– Согласны ли вы с тем, что инвестиционные консультации должны подпадать под государственное регулирование?

– Банк России и даже Владимир Путин говорили об ответственности государства за то, что народ может опять потерять деньги на фондовом рынке, как во времена пирамид. Но мне кажется, что отличие рынка акций от пирамид заключается в том, что акции – это собственный выбор человека, причем выбор этот очень большой. Когда людей загоняли в пирамиды, делали это централизованно в один инструмент. А сейчас только на Мосбирже частному инвестору доступны акции более 200 компаний. И примерно в 20 раз больше – в США. Хочешь – покупай «Сбер», хочешь – Tesla. Пирамиды – это криминал и страшно для государства, потому что порождает репутационный риск. А почему государство должно отвечать за то, что я по своей неграмотности купил акцию Tesla? Конечно, не должно. Выбор акций – это всегда ответственность отдельного человека.

Важно только, чтобы поле инвестидей было конкурентным. Если какой-то аналитик слишком часто ошибается, его просто перестанут читать. Но для этого у инвестора должны быть альтернативы.

– Есть ли в работе Мосбиржи что-то, что откровенно мешает инвесторам лучше зарабатывать на движении котировок? Что бы вы поменяли в ее работе?

– Удлиненные часы торгов – это жестко по отношению к трейдерам. Мало того что приходится работать почти круглосуточно, так еще и ликвидность расползается в течение дня. Ограничение дневного роста по акции – тоже достаточно странная инициатива. Я бы эти планки убрал – они вообще не нужны и только снижают эффективность ценообразования. Пусть акции растут хоть на сто пятьсот процентов. Я даже проводил опрос на нашем канале: почему планка установлена именно на уровне 40%? Большинство читателей связали это с крепостью водки в 40 градусов.