Почему Уолл-стрит боится Гэри Генслера

Новый председатель SEC ужесточит регулирование финансового рынка
Председатель Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC) Гэри Генслер / Tom Williams / CQ Roll Call / Getty Images

В январе, когда Гэри Генслер был еще только кандидатом на пост председателя SEC, компании с Уолл-стрит стали готовиться к повышенным расходам. У них станет уходить больше времени и средств на соблюдение правил регулятора, писала The Wall Street Journal (WSJ).

Они опасались, что придется уделять больше внимания оценке экологических рисков, соблюдению прав меньшинств и прочим, казалось бы далеким от финансов, вопросам. На прошлой неделе кандидатуру Генслера одобрил сенат, а 17 апреля 63-летний Генслер на торжественной церемонии в своем родном городе Балтиморе принес присягу как новый председатель SEC. И, судя по всему, на Уолл-стрит не зря готовились к дополнительным тратам, пишут СМИ.

Раньше Генслер возглавлял Комиссию по торговле товарными фьючерсами (CFTC) и серьезно ужесточил правила торговли этими инструментами. Теперь же ему предстоит разобраться с гораздо более широким кругом актуальных проблем – от регулирования обращения криптовалют до правил работы брокеров (например, таких как Robinhood, оказавшийся в фокусе внимания после истории со взлетом и падением акций GameStop).

Начало карьеры

Генслер родился 18 октября 1957 г. в Балтиморе (Мэриленд) в семье предпринимателя – у его отца был бизнес с автоматами по продаже сигарет и игрой в пинбол. Он вспоминал, как отец брал его с собой в поездки по барам Балтимора, где стояли автоматы, чтобы помогать пересчитывать мелочь.

Генслер оказался математическим гением. Окончив Уортонскую школу Пенсильванского университета, он в 1979 г. начал карьеру в Goldman Sachs. Его талант привлек внимание гендиректора банка Роберта Рубина. В 30 лет Генслер стал одним из самых молодых партнеров фирмы, а впоследствии дошел до позиции одного из ключевых руководителей банка, отвечая за инвестиционную деятельность и риск-менеджмент по всему миру. Позже он уверял журнал Time, что никогда не был другом Рубина: «У нас всегда были деловые отношения».

Его брат Роберт (всего в семье было пятеро детей) тоже устроился на Уолл-стрит и стал управляющим инвестфондом. Но сам Генслер после 18 лет работы в Goldman Sachs перешел на госслужбу. В 1997 г. стал помощником министра финансов по финансовым рынкам, а министром уже два года как был Рубин.

Чем руководит Генслер

Обычно председатель SEC избирается на пять лет. Но Генслер приходит на смену предшественнику, подавшему в отставку. Его мандат закончится 5 июня этого года. По закону он сможет продолжать работу до конца полномочий нынешнего созыва конгресса, т. е. до января 2022 г. Для полноценного пятилетнего срока ему необходимо будет еще раз пройти через утверждение в сенате. При этом банковский комитет сената уже поддержал выдвижение Генслера на два срока, до 5 июня 2026 г., 14 голосами против 10.

Когда Рубина в 1999 г. сменил Ларри Саммерс, Генслер стал заместителем министра по внутренним финансам. В 2001 г. Билл Клинтон уступил президентский пост Джорджу Бушу-младшему, но Генслер не вернулся в бизнес. Он работал в аппарате сенатора Пола Сарбейнза, возглавлявшего банковский комитет, входил в совет директоров Университета Страйера, был советником Хиллари Клинтон во время ее президентской кампании 2008 г. Клинтон вышла из гонки, призвала поддержать Обаму, после его победы стала госсекретарем. А человека из ее команды – Генслера – Обама выдвинул на пост руководителя CFTC.

Это была сама по себе важная должность, но в то время к ней было приковано особенное внимание. Когда Генслер работал в минфине под началом Саммерса, был принят закон о модернизации товарных фьючерсов (Commodity Futures Modernization Act, 2000 г.), который освободил от регулирования кредитные дефолтные свопы (CDS), и как раз они оказались одной из главных причин кризиса 2008 г. Возглавив CFTC, Генслер потратил немало времени, чтобы повысить прозрачность и снизить риски на рынках свопов и фьючерсов. Financial Times (FT) называет это покаянием Генслера и приводит его же слова: «Зная то, что мы знаем сейчас, мы, работавшие в 1990-х гг., должны сделать как можно больше для [регулирования] рынка деривативов».

Добродушный и строгий

В обычной жизни Генслер вообще-то добродушный парень, писал Time. Он отец-одиночка. Его жена долгое время страдала от рака и в 2005 г. умерла, оставив 48-летнего Генслера с тремя дочерьми – 15-летней Анной, 14-летней Ли и 11-летней Изабель. Хотя по работе Генслер много времени проводил в Вашингтоне, жил с дочерьми он по-прежнему в Балтиморе и почти всю домашнюю работу делал сам.

Журналист Time приехал к нему в гости, когда он уже пару лет как возглавлял CFTC. Генслер много шутил, рассказывая о своей нынешней и прежней работе, и подсмеивался над собой в роли родителя. «Анна на днях вернулась из Лос-Анджелеса и притащила спортивную сумку, доверху набитую грязной одеждой! Пришлось мне всю ее перестирать!» Дочери в ответ показали журналисту сатирическую мизансцену, как их папа танцует, когда отдыхает от работы.

На работе Генслер был смел и несгибаем. Time называл его человеком, вселяющим страх в сердца наглых банкиров. WSJ пишет, что Генслер никогда не боялся говорить «нет» воротилам с Уолл-стрит и сохранял невозмутимость во время самых жарких слушаний в конгрессе. Forbes вторит: у Генслера хватало смелости противостоять оппонентам независимо от того, насколько они могущественны. «Гэри нельзя запугать, и он, как правило, умнее вас», – приводит FT слова одного из участников рынка.

Генслер конфликтовал с республиканцами – членами комиссии CFTC (всего в ней пять человек, к одной партии не может принадлежать более трех), недовольных, что их мнением часто пренебрегают при обсуждении новых правил торговли. Его обвиняли в том, что приоритет отдается быстрому внедрению новых правил, а не их детальной проработке, из-за чего периодически игроки рынка подавали в суд против комиссии, ссылаясь на формальные нарушения ею процедур. Он спорил с конгрессменами, которые, на его взгляд, недофинансировали CFTC. По сравнению с 1990-ми ее штат увеличили на 10%, хотя объем торгов на рынках вырос несравнимо больше.

Некоторые инсайдеры предполагают, что, если бы Генслер не нажил столько врагов в финансовых кругах за последние несколько лет, он мог бы претендовать на более крупную должность, например главы SEC или минфина, писал Time около 10 лет назад. Когда в 2013 г. окончился его пятилетний срок в CFTC, Генслер ушел с госслужбы и преподавал в MIT. В последнее время он занимался изучением такой актуальной темы, как блокчейн и криптовалюта.

Работая в CFTC, Генслер полностью изменил правила игры на рынке деривативов. При нем фактически с нуля были написаны правила, регулирующие этот рынок с оборотом в сотни триллионов долларов. В какой-то момент администрация Обамы, поддавшись давлению финансовых воротил (они напирали на то, что новые правила повлекут огромные издержки и оттолкнут многих инвесторов), хотела было вернуться к прежней схеме с отсутствием регулирования, писал Time. Но Генслер сумел дать отпор. Столь же успешно он противостоял идее объединить CFTC с SEC. Вместо этого он добился того, что в рамках закона Додда – Франка от 2010 г. полномочия CFTC расширились.

31 декабря 2012 г. США стали первой в мире страной, которая требовала от своп-дилеров регистрироваться и отчитываться о свопах CDS. Финансовая компания AIG делала рискованные ставки с помощью деривативов, рассуждал Генслер в беседе с Time. Действуй закон раньше, ей пришлось бы отчитываться об этом: «Помешало бы это AIG сделать ставки? Наверное, нет. Но по крайней мере мы бы об этом знали. На освещенной улице всегда чувствуешь себя безопаснее, чем в темноте».

Бывший министр финансов (2013–2017) Джейкоб Лью называл Генслера одним из ведущих реформаторов, действовавших после финансового кризиса 2008 г. А WSJ уверяет, что принятые при нем правила регулирования помогли сохранить устойчивость рынка во время прошлогодних потрясений, вызванных пандемией.

Генслер был центральной фигурой и в другой громкой и важной для рынка истории – расследовании скандала с манипулированием процентной ставкой LIBOR. Оно началось за год до его прихода в CFTC, а при Генслере в 2012 г. Barclays стал первым крупным банком, публично признавшимся, что годами практиковал манипуляции, и согласившимся выплатить штраф в $450 млн. В итоге с 2022 г. публикация ставки LIBOR будет прекращена.

Не всем по нраву деятельность Генслера. «К сожалению, будучи председателем CFTC, Генслер продемонстрировал готовность расширить правовые пределы полномочий этого агентства», – цитирует Forbes сенатора-республиканца Патрика Туми, члена банковского комитета. Он опасается, что и полномочия SEC будут расширены, а новые правила сделают инвестирование более дорогим и сложным. И у него есть все поводы для таких опасений.

Недостаточно строгая SEC

Предшественник Генслера Джей Клейтон ушел из SEC 23 декабря 2020 г., и. о. председателя комиссии стал комиссар (член комиссии) Элад Ройсман, республиканец, а после победы Байдена – комиссар-демократ Эллисон Херрен Ли. Клейтон действовал в духе политики Трампа, отменяя правила, которые сдерживали инвестиции в американские компании, констатирует Forbes. При этом SEC критиковали за недостаточную жесткость в отношении корпоративной Америки и недостаточную защиту инвесторов, добавляет FT. SEC слишком далеко зашла, облегчая компаниям привлечение капитала и для этого пренебрегая защитой инвесторов, ссылается WSJ на имеющее хождение на рынке мнение.

Газета приводит такой пример. При Трампе SEC в своих бюллетенях разъясняла, что в ряде случаев резолюции акционеров (запросы инвесторов к руководству компании, за которые обычно голосуют акционеры на годовом собрании) можно не выносить на голосование. Компании воспользовались этим, чтобы игнорировать запросы относительно выбросов парниковых газов, расовых и гендерных диспропорций среди персонала. Резолюции юридически ни к чему компанию не обязывают, но сам факт вынесения их на голосование вредит репутации, а руководителям волей-неволей приходится объясняться. Компании, как правило, консультируются с SEC, станет ли комиссия рекомендовать принудительные меры, если резолюцию не поставят на голосование. При Клейтоне SEC часто отвечала, что предпринимать ничего не станет.

WSJ приводит статистику: в 2016 г. (последний год пребывания у власти Обамы) была проигнорирована 41 резолюция по экологическим и социальным вопросам, а в 2020 г. – 63. Резолюции, в которых речь шла о влиянии на изменение климата, в 2016 г. не допускались к голосованию в 8% случаев, а в 2020 г. – в 21%.

Сколько стоит Генслер

Перед утверждением на пост председателя SEC Генслер отчитался, что владеет состоянием от $41 млн до $119 млн (кандидаты раскрывают свои активы и доходы в диапазоне, когда речь идет о доходах от инвестиций). У Генслера есть паи в нескольких инвестиционных фондах, крупнейшее его вложение – в ETF Total Stock Market (фонд Vanguard) – оценивается в $25–50 млн. В 2020 г. и за первые 18 дней этого года он заработал от $1,07 млн до $5,14 млн, из которых $315 275 – зарплата профессора MIT, а остальное – переоценка стоимости его паев в фондах. Единственной ценной бумагой, которой он владел в отчетный период напрямую, были акции Tesla.

Но тренд уже разворачивается. Trillium Asset Management потребовал от J&J провести аудит с целью выяснить, как деловая практика J&J влияет на национальные меньшинства. Юристы J&J заявили SEC, что не вынесут резолюцию на голосование, но затем оно все же состоялось. В Trillium Asset Management считают, что при Трампе такого, скорее всего, не произошло бы. SEC также не поддержала Citigroup в попытке проигнорировать аналогичный запрос ее акционера CtW Investment. («Для чернокожего сообщества финансовые институты играли огромную роль в поддержании и укреплении неравенства», – говорил Дитер Вайзенеггер, исполнительный директор CtW.) После этого банк обещал выделить $1 млрд на увеличение кредитования чернокожих бизнесменов и домовладельцев.

Природа – это тоже деньги

Генслер считает, что SEC должна заставлять компании раскрывать информацию по требованию инвесторов-активистов, даже если ими движут политические мотивы, а запрошенные данные не имеют отношения к финансовой активности компании или бизнес-рискам, пишет WSJ. Сейчас лишь некоторые американские компании раскрывают экологическую, социальную и корпоративную информацию.

Байден пообещал незамедлительно принять меры для решения проблемы, которую он назвал «чрезвычайной климатической ситуацией». Генслер уже высказался в том ключе, что компании должны раскрывать больше информации о рисках, связанных с изменением климата, в том числе рекомендует не игнорировать решения акционеров по экологическим вопросам, продолжает WSJ.

Все это влияет на проблему набирающего популярность ESG-инвестирования. Республиканцы ставят под сомнение, что инвесторы способны эффективно работать в очерченных рамках (и впрямь были уже случаи, когда ESG-фонды вкладывали средства в загрязняющие природную среду активы). А демократы ищут способы развить этот сегмент, в том числе за счет пенсионных портфелей. По данным американской аналитической компании Morningstar, в прошлом году ESG-фонды привлекли рекордные $51,1 млрд. «Есть активы на десятки триллионов долларов, для вложения в которые нужна дополнительная информация о климатических рисках, – сказал Генслер на слушаниях в конгрессе по утверждению своей кандидатуры. – Я считаю, что SEC должна сыграть определенную роль в <...> проверке следования этим принципам». Еще до его утверждения, в марте, SEC объявила, что в этом году активизирует проверки ESG-фондов. Комиссия с 2019 г. рассылает им письма с просьбой предоставить список активов, которые они рекомендуют клиентам, и модели оценки того, насколько экологичен бизнес. Теперь SEC будет подходить к вопросу более системно, считает WSJ.

Что такое криптовалюта

Еще одна сфера, в которой от Генслера ожидают решительных перемен, – криптовалюты. SEC давно уже откладывает выпуск нормативных актов в этой области, отмечает Forbes. Из-за этого на рынке царит некоторая неразбериха: распространяются на криптоактивы правила SEC или нет? Тут можно вспомнить спор Павла Дурова с SEC, запретившей ему продавать собственную криптовалюту Gram, или поданные SEC в декабре иски против Ripple Labs и двух ее топ-менеджеров. Регулятор уверял, что выпущенная ими в 2013 г. криптовалюта XRP на самом деле ценная бумага, а полученные $1,38 млрд – незарегистрированное предложение. После этого монета потеряла более 60% стоимости и была исключена из торгов на бирже Coinbase. Однако несколько судов SEC уже проиграла.

Клейтон, будучи председателем SEC, заявлял, что не считает биткойн и Ethereum ценными бумагами. Правда, и у Генслера нет пока четкой позиции. На слушаниях в сенате на вопрос, подпадают ли криптовалюты под действие правил, регулирующих ценные бумаги, он ответил расплывчато: «В той степени, в которой речь идет об инвестиционном контракте или торговле ценными бумагами». И пообещал дальше работать над этим вопросом вместе с другими членами комиссии.

В бытность профессором MIT Генслер хвалил криптовалюту за удобство и низкие расходы, но предостерегал от использования ее для финансовых спекуляций. А валюту Libra, проект которой инициировал Facebook, он в прошлом году предлагал регулировать как ценную бумагу.

Свидетельствуя в марте перед сенатом как кандидат в председатели SEC, Генслер предупредил: «Некоторые биржи криптовалют изобилуют мошенниками». Особенно это касается зарубежных площадок, уточнил Генслер. «SEC должна гарантировать, что криптовалютный рынок свободен от мошенничества и манипуляций», – заявил он.

Что точно попадает под регулирование SEC, так это биржевые инвестиционные фонды (ETF), имеющие дело с криптоактивами. Но SEC раз за разом отклоняла запросы на создание биткойн-ETF (фонд, который будет использовать биткойн в качестве базового актива – закупать криптовалюту и продавать инвесторам свои акции) в течение последних восьми лет, ссылаясь на опасения по поводу мошенничества, хранения и чрезмерной волатильности, передает CNBC. Возможно, теперь ситуация изменится.

От Gamestop до SPAC

Генслеру предстоит разбираться и с некоторыми громкими историями, произошедшими в последнее время на рынке. Прежде всего это скачки курсов, спровоцированные «диванными» инвесторами, покупавшими акции сети GameStop. Генслер признал, что необходимо решить несколько сложных нормативных вопросов. Например, как защитить инвесторов в ситуации, когда приложения поощряют интенсивную торговлю, отмечает FT. Могут ли онлайн-брокеры ограничивать торговлю определенными акциями по своей воле, как это сделал Robinhood, вызвав гнев инвесторов и пристальное внимание политиков. На слушаниях в конгрессе Генслер пообещал изучить вопрос об оплате за поток заказов – розничные брокеры не берут комиссий с клиентов, вместо этого они за определенную плату передают исполнение сделок своих клиентов маркетмейкерам, которые, массово обрабатывая заявки, наживаются на незначительных колебаниях курса. «Горстка финансовых компаний покупает большую часть потока от розничных инвесторов в Америке», – обратил внимание Генслер. В прошлом году розничные брокеры получили за поток заказов почти $3 млрд комиссионных. Правда, CNBC считает, что SEC рассмотрит схему с потоком заказов, но вряд ли что-то с ней сделает. Ведь именно она позволяет торговать на фондовом рынке множеству простых людей, благодаря тому что затраты сведены к минимуму. Возможно, от Robinhood и других брокеров потребуется раскрывать больше информации.

Еще одной мишенью Генслера могут стать инвестструктуры, неподотчетные SEC. Связано это с недавним фиаско фонда Archegos. Семейный офис маскировал истинный размер портфеля, действуя через свопы, избежал таким образом контроля SEC и получил возможность совершать рискованные сделки (ежеквартально отчитываться перед комиссией об операциях с ценными бумагами обязаны семейные офисы с портфелем свыше $100 млн, о свопах отчитываться не нужно). Возможно ужесточение регулирования, считает CNBC.

Еще одна проблема – растущая популярность SPAC (компании, учреждаемые специально для поглощений) для выхода на биржу. По данным аналитической компании SPAC Research, с начала этого года по 7 апреля была создана 301 SPAC, за весь 2020 год – 248 компаний, а годом раньше – всего 59. По сравнению с IPO выход на биржу с помощью SPAC требует меньшего раскрытия информации.