Владельцы рухнувших банков помогут АСВ рассчитаться с кредиторами

Они могут внести средства, отозвать часть требований, выкупить активы или поговорить с должниками
АСВ, понимая свою задачу – эффективно банкротить банки, очень часто находит понимание в судах / Евгений Разумный / Ведомости

Агентство по страхованию вкладов (АСВ) меняет подходы работы с владельцами рухнувших банков: им предлагают сотрудничать и рассчитаться с кредиторами, а взамен – не получить иск об убытках. Об этом «Ведомостям» рассказал первый заместитель гендиректора АСВ Андрей Мельников.

Новый формат работы Мельников объяснил тем, что в АСВ банки поступают сейчас в основном с сохранившимися активами. Как только агентство становится конкурсным управляющим или даже раньше, то старается вступить в переговоры с бенефициарами, объяснил он. Агентство сообщает им размер «дыры» в банке и рассказывает, какие есть пути и как можно «подключиться» к расчетам с кредиторами, рассказывает Мельников: найти средства, отозвать часть требований, выкупить активы, провести работу с должниками, которых они знают.

Банк переходит к АСВ после того, как суд принимает решение о его банкротстве или принудительной ликвидации (когда активов хватает для погашения обязательств). С начала года под управление АСВ перешел 21 банк, у которого лицензия либо отозвана, либо аннулирована – это в 2 раза больше, чем за аналогичный период 2020 г. В 15 из них АСВ надеется полностью погасить требования кредиторов благодаря сотрудничеству с собственниками, говорит Мельников. «Собственники это делают, потому что хотят сохранить репутацию или не хотят проблем. Если они рассчитаются – нет ущерба, а значит, к ним не будут предъявляться иски об убытках или о привлечении к субсидиарной ответственности», – заключил он.

Всего же процедуры принудительной ликвидации сейчас идут в отношении 25 банков, банкротство, где агентство – конкурсный управляющий, – в 324. Такая разница в цифрах объясняется тем, что в большинстве банков с отозванной лицензией активов не хватает на покрытие обязательств перед кредиторами. АСВ получает банк с «дырой» в балансе и начинает его банкротить, оспаривать ряд сделок, взыскивать активы, чтобы вернуть средства в конкурсную массу. Поэтому процедуры принудительной ликвидации короче – ее средний срок составляет год и семь месяцев, тогда как конкурсного производства – пять лет, следует из отчета АСВ за первое полугодие.

Из относительно крупных банков в этом году отозвали лицензии у екатеринбургского банка «Нейва» (188-е место) и московского Нефтепромбанка (201-е). У первого выплаты вкладчикам составляют 5,3 млрд руб., в отношении него ведется процедура принудительной ликвидации. У Нефтепромбанка выплаты вкладчикам составили 2,6 млрд руб., началось банкротство. Требования кредиторов банков пока еще не сформированы, но акционеры Нефтепромбанка сообщили о намерении предоставить средства для погашения обязательств, говорится на сайте АСВ.

На 1 сентября средний размер удовлетворения требований кредиторов по банкротству составил 48,3%, сказал представитель АСВ. Требования кредиторов первой очереди (входят вкладчики) удовлетворены на 68%, второй очереди (сотрудники банка) – 37%, третьей очереди (юрлица и ИП) – 32,8%. Агентство перечислило с начала года кредиторам 54,2 млрд руб.

Чтобы пополнять размер конкурсной массы, агентство подает иски о привлечении к субсидиарной ответственности собственников и топ-менеджеров по долгам банка. Общий размер требований к контролирующим лицам составляет 2,3 трлн руб., говорил Мельников в июне «Коммерсанту»: положительные решения уже получены на 1 трлн руб., часть требований еще находится на рассмотрении.

Такой подход выгоден самому АСВ, сказал управляющий партнер юридической компании Enterprise Legal Solutions Юрий Федюкин: иски о привлечении к субсидиарной ответственности по долгам банка его бенефициаров и топ-менеджмента подаются всегда – и почти всегда АСВ их выигрывает. Но пополнение конкурсной массы это влечет за собой существенно реже – бенефициары все чаще используют доступные законные способы максимально снизить размер активов в их непосредственной собственности. Розыск имущества и возврат его в конкурсную массу сложный, длительный и дорогой процесс, особенно если эти активы находятся за рубежом, к тому же он не гарантирует успеха. Поэтому для АСВ значительно проще, если бенефициары банка добровольно закроют хотя бы частично «дыру» в банке, говорит Федюкин.

Перед АСВ стоит задача эффективно банкротить банки, т. е. возвращать деньги в конкурсную массу, сказал партнер юридической фирмы FMG Group Михаил Фаткин. АСВ, понимая свою политическую задачу, «эффективно» ее решает – ведет работу с правоохранительными органами и очень часто находит понимание в судах, что дает все меньше шансов собственникам и менеджменту банков, причем вне зависимости от их вины. Собственники это видят, считают свои шансы и приходят к выводу, что проще заплатить, говорит Фаткин.

Другой вопрос – зачем это нужно самим собственникам, рассуждает Федюкин. Для них это выбор между расставанием с деньгами и имуществом в добровольном или принудительном порядке, но во втором случае за них еще можно побороться. Такой способ урегулирования требований АСВ может быть востребован, например, если речь идет о «карманных» банках, когда для собственников банковский бизнес не является основным и привлечение к субсидиарной ответственности может негативно сказаться на основном бизнесе, считает юрист. Кроме того, отмечает он, не ясно, будет ли и как именно обеспечиваться гарантия того, что к собственникам не будут поданы иски о привлечении к субсидиарной ответственности. Ведь помимо АСВ существуют и другие кредиторы, которые могут быть не удовлетворены решениями и счесть, что суммы просто недостаточно.