Консолидация банковского сектора будет ускоряться

Небольшим игрокам сложно конкурировать с крупными в новой технологической реальности
Существует риск, что крупнейшие игроки начнут злоупотреблять своим доминирующим положением на рынке / Евгений Разумный / Ведомости

Пандемия коронавируса фактически заставила банкиров осознать значимость цифровизации услуг, привела к ужесточению конкуренции и росту затрат на комплаенс и внедрение новых технологий. На фоне этого общемировой тренд консолидации банковского сектора на развивающихся рынках будет лишь ускоряться, говорится в обзоре международного рейтингового агентства Moody’s.

Наиболее вероятный сценарий консолидации российского банковского сектора – это добровольный уход мелких игроков с рынка, а не поглощение их через сделки слияния и поглощения, считают аналитики Moody’s. Незначительные размеры игроков делают их непривлекательными для покупателей. Сейчас самые маленькие банки составляют 20% от общего количества игроков – их около 70. При этом на них приходится всего 0,1% активов банковского сектора, указывают в Moody’s.

Ускорению ухода с рынка малых игроков будет способствовать и растущая инфляция, которая усилит позиции крупных банков, считают в агентстве: банковское финансирование постепенно переходит на рынки капитала и уходит от розничных депозитов, на которые исторически полагались небольшие банки. Растущая стоимость фондирования и острая конкуренция за клиентов с более прибыльными и крупными банками будет выдавливать мелких игроков с рынка, говорится в обзоре.

Еще одним фактором консолидации станет слияние по итогам финансового оздоровления проблемных банков с прибыльными, указали аналитики. Например, в 2022 г. государственный Промсвязьбанк присоединит к себе санированный Московский индустриальный банк.

2,62 трлн руб.

столько потратил Центробанк на санацию трех крупных частных банковских групп

Еще одна тенденция в тренде на консолидацию – покупка крупными банками небольших региональных банков с прибыльными нишевыми франшизами. Среди потенциально интересных игроков региональные банки «Центр-инвест» (56-е место по активам) и НБД-банк (121-е) – при условии готовности владельцев их продать, полагают в Moody’s.

Наиболее активными игроками на рынке M&A среди российских банков последние годы были ВТБ и Совкомбанк. В октябре 2018 г. ВТБ приобрел банк «Возрождение», который раньше входил в группу Промсвязьбанка, в мае 2019 г. купил Саровбизнесбанк, а в декабре того же года – Запсибкомбанк. Совкомбанк в начале 2017 г. приобрел розничный портфель «Нордеа банка», в апреле 2018 г. увеличил свою долю в Росевробанке, в 2020 г. присоединил к себе банк «Экспресс Волга», Волго-каспийский акционерный банк и купил Евразийский банк. В марте этого года Совкомбанк приобрел банк «Восточный» из топ-40. Среди крупных сделок M&A – поглощение Промсвязьбанком Связь-банка в декабре 2019 г. и Роскосмосбанка в декабре 2020 г. Росбанк присоединил к себе два своих дочерних банка: в июне 2019 г. – «Дельтакредит», а в марте 2021 г. – Русфинансбанк. Банк «ФК Открытие» в рамках санации присоединил к себе Бинбанк в январе 2019 г.

Консолидации сектора способствует конкуренция и продолжающаяся чистка сектора, полагает аналитик Fitch Антон Лопатин: при объединении банков растет их база капитала, а значит, улучшается доступ к более крупным клиентам. Кроме того, после оптимизации расходов растет и прибыльность. Консолидация сектора может привести к росту системно значимых банков (сейчас их 13), которые должны соблюдать более высокие требования, например по размеру достаточности капитала, добавил Лопатин.

Сколько в России банков

Сейчас в России 375 действующих кредитных организаций: 339 – с универсальной лицензией, 107 – с базовой и 36 – небанковские кредитные организации, следует из статистики ЦБ на 1 сентября. По состоянию на сентябрь 2021 г. убыточными были 94 кредитные организации, говорится в материалах ЦБ. 
С января 2013 г. количество банков сократилось с 1094 в 3 раза. С начала этого года лицензии лишились 27 банков: 22 лицензии были отозваны регулятором, а пять – аннулированы по обращению владельцев. По итогам первого полугодия 2021 г. индекс здоровья банковского сектора достиг исторического максимума в 91,3% – как следствие ускорившихся процессов консолидации, посчитали ранее аналитики «Эксперт РА». 
Темпы консолидации банковского сектора значительно ускорились во II квартале 2021 г., когда рынок покинул ряд игроков, вовлеченных в проведение сомнительных операций и финансовое состояние которых представляло угрозу для кредиторов, отмечали в агентстве. Например, в мае ЦБ отозвал лицензии у «Заубер банка», ИРС и небанковской кредитной организации «Нарат». 
Чистка продолжилась и во втором полугодии. У банка «Платина», который выступал провайдером расчетов между физическими лицами, букмекерскими конторами и онлайн-казино, отозвали лицензию в сентябре.

Особенностью российского банковского сектора и одновременно его проблемой является высокая доля государственных банков. Традиционное доминирование госбанков искажает рыночную конкуренцию, ограничивая кредитоспособность более мелких игроков, объясняет директор направления «Финансовые институты» рейтингового агентства S&P Сергей Вороненко. На долю трех крупнейших государственных и окологосударственных банковских групп – Сбербанк, ВТБ и Газпромбанк – приходится около 60% активов банковской системы.

Если раньше одним из драйверов консолидации на банковском рынке было приобретение, например, региональной сети, то сейчас акцент неорганического роста смещен в сторону приобретения комплементарных бизнес-линий (например, отдельные портфели) и экспертиз, прежде всего в сфере с фокусом на цифровизацию, полагает Вороненко.

Дальнейшему вымыванию слабых участников рынка способствует рост расходов на цифровые инновации, ESG-инициативы и ужесточение регуляторных требований, полагает заместитель директора группы рейтингов финансовых институтов агентства НКР Егор Лопатин. По его словам, существует риск, что крупнейшие игроки могут начать злоупотреблять своим доминирующим положением на рынке и при значительном снижении конкуренции повышать стоимость своих услуг. При этом аналитик отметил, что легкого решения проблемы too big to fail (слишком большой, чтобы рухнуть) на сегодня нет, а опыт последних санаций («ФК Открытие», Промсвязьбанка и Бинбанка) показал готовность государства спасать крупные банки, даже если это дорогостоящее мероприятие. Центробанк потратил на санацию трех крупных частных банковских групп 2,62 трлн руб., говорила председатель ЦБ Эльвира Набиуллина в 2018 г.

В условиях слабого экономического роста, стагнации доходов населения и дефицита качественных заемщиков конкуренция на банковском рынке продолжит ужесточаться, говорит директор по банковским рейтингам агентства «Эксперт РА» Людмила Кожекина. В последние несколько лет заметно обострилась конкуренция именно среди крупнейших игроков – они перешли к стратегии агрессивного роста, особенно в розничном кредитовании как наиболее высокомаржинальном сегменте, говорит эксперт. Кроме того, именно крупнейшие госбанки имеют доступ к госпрограммам льготных кредитов, которые выступают драйверами роста кредитования, резюмирует Кожекина.

Концентрация пассивной базы в наиболее крупных, эффективных и технологичных банках может сделать основной банковский продукт – кредит – более доступным как для населения, так и для бизнеса, указал Лопатин из НКР. Это связано с высокой степенью цифровизации их бизнеса и, например, более низкими в сравнении с небольшим банком затратами на выдачу кредита. Укрупнение банков снижает риски для розничных клиентов, так как крупные банки обычно более надежны, а значит риск дефолта ниже, отмечает Антон Лопатин из Fitch. Плюс, крупные банки предлагают более широкий спектр продуктов для своих клиентов. Но с другой стороны, ставки по депозитам крупных банков обычно ниже, резюмирует эксперт, то есть доходность для депозиторов может снижаться.

На условия обслуживания корпоративных клиентов консолидация сектора влиять не будет, считает Кожекина: «В отличие от операций розничных клиентов, доля банковских операций юрлиц, осуществляемых в дистанционных каналах, в большинстве банков и так высокая». Традиционно уровень ставок в крупных банках более низкий, поэтому по мере перетока клиентов в более крупные банки ставки как по депозитам, так и по кредитам компаниям, вероятно, будут даже немного снижаться.