Уйдут ли российские компании с Лондонской фондовой биржи

Что будет с компаниями, которые лишились большей части своей капитализации на торгах в Лондоне
Официально изгнать с Лондонской биржи листингованную компанию не имеют права – нет такого вида санкций / Toby Melville / Reuters

Российские компании, которые не попали под жесткие санкции, продолжают торговаться на LSE. Но с 24 февраля, когда на Украине началась военная спецоперация, почти все расписки отечественных компаний потеряли на LSE большую часть своей стоимости.

Депозитарные расписки Сбербанка рухнули с 24 февраля на 90%, и сейчас их можно купить за 90 центов. За $1 можно купить бумаги «Магнита», которые подешевели в 11 раз. Акции еще одного российского ритейлера – X5 Group обвалились на 86% до $2,77. Бумаги сталелитейных компаний, от которых в этом году ждали сильного роста, тоже потеряли больше половины стоимости: расписки ММК обвалились на 73% до $2,77, НЛМК – на 78% до $5,56, «Северстали» – на 75% до $4,57. Падение не обошло и нефтегазовые компании: депозитарные расписки «Лукойла» рухнули на 87,5% и сейчас торгуются по $9 за штуку, «Новатэка» – на 92%, с $150 до $12, бумаги «Татнефти» – на 71% до $9,16.

На российском фондовом рынке торги акциями 1 марта не проводились.

Из-за того что ВТБ попал под самые жесткие санкции со стороны США и Великобритании, его депозитарная программа на бирже будет закрыта «естественным образом», говорил ранее член правления банка Дмитрий Пьянов. Управление финансового надзора Великобритании (Financial Conduct Authority) с 1 марта приостановило листинг глобальных депозитарных расписок госбанка.

Помимо ВТБ под блокирующие санкции (SDN-список) попали Совкомбанк, Новикомбанк, «ФК Открытие» и Промсвязьбанк, но никто из этих банков не торгуется. Такие ограничения предполагают блокировку всех его активов в этих странах, запреты на любые операции с участием банка в их валютах, а также с любыми контрагентами из этих стран.

США и Великобритания также ввели ограничения против Сбербанка. Они предполагают полный запрет на обслуживание корреспондентских счетов банка. Санкции Британии также запрещают проведение клиринговых операций в фунтах стерлингов.

11 госкомпаниям (Сбербанк, Газпромбанк, Россельхозбанк, «Газпром», «Газпром нефть», «Транснефть», «Ростелеком», «Русгидро», «Алроса», «Совкомфлот», РЖД) США ограничили выход на свой рынок капитала. Ограничения наложены и на два частных банка – Альфа-банк и Московский кредитный банк.

В качестве контрмеры ЦБ запретил брокерам продавать ценные бумаги по поручениям иностранных клиентов – и физлиц, и юрлиц. По сути, это означает заморозку их вложений в российские акции и облигации. Российские власти также введут временные ограничения на выход зарубежных инвесторов из российских активов. А с 1 марта российские резиденты не смогут зачислять иностранную валюту на свои банковские и брокерские счета за рубежом. Вывод денег из страны через иностранных поставщиков услуг также станет невозможен даже без открытия счета.

Уже очевидно, что между Россией и Западом произошел очень глубокий разрыв экономических связей, говорит начальник управления анализа рынков «Открытие инвестиции» Антон Затолокин. С точки зрения фондовых рынков происходит разделение на локальный российский рынок и внешний мир, а фондовые рынки могут нормально функционировать только при свободном перемещении капитала. А это уже ограничено санкциями и контрсанкциями, поэтому в сохранении программ АДР для эмитентов нет смысла, уверен эксперт.

Российские и зарубежные депозитарии разрывают взаимоотношения, отмечает Затолокин, что не позволяет поддерживать программы АДР. «По сути, это и есть делистинг. Для зарубежных инвесторов в данный момент все российские активы экстратоксичны, и это надолго», – резюмирует эксперт.

На данный момент иностранные инвесторы с обоснованной опаской относятся к распискам российских компаний, говорит инвестиционный консультант ФГ «Финам» Марат Райхель. Более того, часть международных брокеров заблокировали торги по данным инструментам до появления какой-либо ясности по ним.

Введение санкций не предполагает делистинг компаний с биржи – этот вопрос каждая компания решает сама, говорит руководитель практики санкционного права и комплаенса Pen & Paper Сергей Гландин. Но Британия дала понять, что не хочет видеть российский бизнес у себя, а российские компании – на своей бирже, поскольку солидарна с Украиной. «Созданы определенные условия, и акции российских эмитентов валятся», – говорит юрист.

Официально изгнать с Лондонской биржи листингованную компанию не имеют права – нет такого вида санкций, говорит Гландин. Но есть такое последствие санкций, как заморозка активов и запрет на экономические правоотношения, когда никто из британских субъектов не станет покупать акции санкционных компаний.

Поэтому Сбербанк может продолжить листинговаться, если только не подпадет под блокирующие санкции.

В условиях политической нестабильности покидать западные рынки преждевременно, считает партнер коллегии адвокатов «Ионцев, Ляховский и партнеры» Игорь Дубов. На иностранных биржах осуществляются торги не самими акциями российских компаний, а депозитарными расписками: сейчас их стоимость, по сути, никак не связана с реальной стоимостью акций.

Но в случае если ситуация с изоляцией страны будет необратимой, то, конечно, смысла обращения расписок на иностранных рынках нет, считает эксперт.

Смысл оставаться пока есть, согласен бизнес- и финансовый советник, управляющий партнер Lenar Wealth Management Ленар Рахманов. Для многих российских компаний раньше было «смыслом создания» выйти на иностранные рынки капитала, особенно на публичные торги на бирже.

Если же компания проведет делистинг, то совсем непонятно, когда она сможет вернуться туда обратно и пустят ли ее. Поскольку текущая стоимость акций является крайне низкой, компаниям невыгодно сейчас «уходить» с биржи – им лучше дождаться повышения биржевой стоимости бумаг, отмечает адвокат АБ «S&K Вертикаль» Борис Романов.

В текущих условиях обращение бумаг на иностранных биржах обусловлено тем, что в случае делистинга последующий листинг будет достаточно дорог, говорит Дубов. Другой вопрос – позволят ли эмитенту под блокирующими санкциями вывести капитал в случае делистинга, отмечает Гландин.