ЦБ ждет старта трансформации экономики в ближайшие месяцы. Какой будет эта перестройка

Эксперты ожидают спада ВВП по итогам II квартала
Эльвира Набиуллина признает, что какое-то время экономика сможет функционировать за счет накопленных запасов / Пресс-служба партии «Единая Россия»

Российская экономика в связи с санкциями Запада вступает в непростой период структурных изменений, заявила в понедельник глава Центробанка Эльвира Набиуллина, выступая в Госдуме. По ее словам, введенные ограничения впоследствии все больше будут сказываться на реальных секторах экономики, а не только на финансовой сфере. По ожиданиям Банка России, активный период трансформации начнется во II – начале III квартала этого года, уточнила председатель ЦБ.

Какое-то время экономика сможет функционировать за счет накопленных запасов, но они конечны, признала Набиуллина.

«Наша экономика действительно вступает в непростой период структурных изменений, связанных с санкциями. Санкции в первую очередь сказались на финансовом рынке. Но сейчас они все больше начнут сказываться и на реальных секторах экономики», – сказала Набиуллина на совместном заседании комитетов Госдумы. Она отметила, что основные проблемы будут связаны не столько с санкциями против финансовых институтов, сколько с ограничениями на импорт, логистику внешней торговли, а в будущем – и с возможными дальнейшими ограничениями на экспорт российской продукции.

Премьер-министр Михаил Мишустин в начале апреля, выступая в Госдуме с отчетом о работе правительства за прошлый год, заявил, что российской экономике потребуется хотя бы полгода, чтобы перестроиться после санкций. «Время нужно экономике, чтобы перестроиться. Это невозможно при таком ударе не иметь хотя бы полгода, чтобы перестроиться», – сказал Мишустин, добавив, что усилия правительства направлены на адаптацию экономики к новым реалиям.

Западные страны в числе новых санкций ввели запрет на импорт российских товаров, например морепродуктов, алкогольных напитков, алмазов и ряда другой продукции, а США отказались от поставок российских нефти и газа. В Россию ограничен ввоз из США и Европы микроэлектроники, авионики и деталей для воздушных судов, предметов роскоши и т. д. На российскую промышленность кроме прямых эмбарго существенное влияние оказывают «квазисанкции», фактически логистические ограничения, и побочные эффекты от санкций против финансового сектора – нежелание западных производителей работать с российскими компаниями, ограничения на заходы в порты российских судов, на перемещение по территории ЕС российских большегрузов, сложности в расчетах с российскими банками и т. д.

Главные вызовы

Поиск нетрадиционных направлений для переориентации экспорта и высокая зависимость от импорта станут главными вызовами для страны в ближайшие годы, считает экономист по России Райффайзенбанка Станислав Мурашов. У России большая зависимость от высокотехнологичных импортных компонентов, которые во многом незаменимы, отметил эксперт. По его мнению, самая интересная перестройка заключается в том, как с учетом жестких санкционных ограничений экономика будет адаптироваться к дефициту импорта.

Согласно опросу Российского союза промышленников и предпринимателей (представляет интересы крупных компаний), ключевые риски для бизнеса в сложившейся ситуации – это рост цен на зарубежную и отечественную продукцию, риск пересмотра контрактов, а также перебои с поставкой комплектующих и оборудования.

Одно из наиболее тяжелых для российской промышленности ограничений – остановка поставок полупроводников из Тайваня, оценивали ранее аналитики Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). Местный производитель TSMC, по их подсчетам, занимает более 50% мирового рынка. Полупроводники нужны в том числе для производства гаджетов и автоэлектроники. В отраслевом разрезе самыми уязвимыми к санкциям секторами ЦМАКП называл фармацевтическую и авиационную отрасли, говорилось в его докладе.

Впрочем, по словам Мурашова, все еще нет понимания, насколько критичен импорт каких-то важных для производства компонентов, например процессоров и полупроводников. Значительная часть этой продукции производится как раз в «недружественных» странах, напомнил он. Пока вопрос остается открытым: сможем ли мы заместить их самостоятельно, найти альтернативу в условном Китае или организовать серый импорт, резюмировал аналитик.

Перестройка российской экономики может занять больше времени по сравнению с ситуацией 2014 г., когда были введены первые санкции на фоне присоединения Крыма, полагает экономист «Ренессанс капитала» по России и СНГ Софья Донец. Тогда экономика восстанавливалась около пяти лет, поэтому и сейчас вряд ли удастся адаптироваться за 1–2 года, указала эксперт.

Что будет во II квартале

II квартал станет первым периодом этого года, когда будет зафиксирован спад производства, ожидает председатель правления «Абсолют банка» Татьяна Ушкова. По ее мнению, из-за санкций и ухода инвесторов в некоторых отраслях объемы производства уже существенно сократились, например в автопроме. Избежать рецессии в этом году не удастся, поскольку потребуется время на создание новых экономических связей и перезапуск производственных процессов, полагает она.

Рецессия в этом году, скорее всего, неизбежна, согласился профессор РЭШ Константин Егоров. Он пояснил, что она будет вызвана прежде всего уходом из России иностранных компаний, потерей доступа ко многим импортным товарам и ростом неопределенности, при этом увеличение расходов со стороны правительства на потребление скорее приведет к росту инфляции и вряд ли существенно поможет справиться с потерями эффективности от выпадания из мировых производственных цепочек, скептичен эксперт.

Период трансформации действительно будет сопровождаться всплеском цен на отдельные товары, а значит, инфляция будет выше цели, признала Набиуллина. Но такое превышение, по ее словам, будет связано не столько с высоким спросом, сколько с низким предложением, пояснила она. ЦБ не будет пытаться любыми методами снижать инфляцию, поскольку это помешало бы адаптироваться бизнесу к новым условиям.

«Нам надо обязательно пройти этот период адаптации. Но при этом инфляция, мы понимаем, не должна стать неконтролируемой, которая обесценивает сбережения и доходы людей. Поэтому мы будем проводить такую денежно-кредитную политику, которая вернет инфляцию к цели в разумные, обозримые сроки, но не слишком резко. Мы рассчитываем вернуться где-то к 4% в 2024 г.», – отметила глава Банка России.

Инфляция начнет достаточно быстро замедляться в месячном выражении уже во второй половине этого года, прогнозирует Донец. «Мы видим, что где есть желание, последовательность политики – там будет инфляция на цели. Поэтому я думаю, что инфляция на цели с 2024 г. – это вполне достижимый таргет. Главное – чтобы до 2024 г. они эту цель не пересмотрели», – сказала она.