Вклады населения в ВТБ из-за спецоперации сократились

Это произошло из-за сильного оттока валюты, хотя в рублях банк вышел в плюс и ждет дальнейшего роста портфеля
Отток ликвидности в кризисы обычно кратковременный / Андрей Гордеев / Ведомости

Портфель классических сбережений граждан в ВТБ (депозиты, накопительные и текущие счета) во всех валютах стабилизировался после оттоков февраля и достиг 4,75 трлн руб. к 21 апреля. Об этом рассказал в интервью «Ведомостям» зампред правления банка Анатолий Печатников. В январе физлица хранили в банке 5 трлн руб. на депозитах и счетах без учета эскроу, следует из оборотной ведомости ВТБ. Таким образом, эти средства снизились с начала года на 5%, или на 250 млрд руб.

Хотя уровня начала года (около 5 трлн руб.) средства граждан еще не достигли, в ВТБ рассчитывают на дальнейший рост портфеля, отмечает представитель госбанка.

В рублях благодаря высоким ставкам средства физлиц выросли. Если в феврале портфель рублевых сбережений в ВТБ снизился более чем на 100 млрд руб. до 3,5 трлн, то за март вырос до 3,7 трлн руб., сказал Печатников. В апреле рост продолжился – средства населения достигли почти 4 трлн руб. и выросли с начала года более чем на 300 млрд. «Причем в апреле темп прироста нашего портфеля в 5 раз выше, чем в прошлом году», – отметил Печатников.

Исходя из данных госбанка, отток средств произошел именно в валютной части средств граждан: они сократились с начала года в 1,9 раза – с 1,4 трлн до 750 млрд руб. в рублевом эквиваленте. Средства граждан на долларовых депозитах и текущих счетах в ВТБ с начала года сократились почти в 2 раза – на $6,5 млрд до $8 млрд, сообщил банкир. В евро портфель просел не так сильно – на 31%, или на 900 млн евро, до 2 млрд евро. В остальных валютах граждане хранят 32 млрд руб. в рублевом эквиваленте (большая часть приходится на китайский юань).

Объем валютной части средств граждан стабилизировался и не меняется уже месяц, сообщил Печатников. «Многие клиенты просто «переложились» из валюты под высокий процент на рублевые депозиты, это около 12 000 человек», – отметил топ-менеджер. Всего на начало года в ВТБ был 1 млн клиентов, имевших хотя бы $1 на валютном счете – остальные 15 млн держали средства в рублях, добавил Печатников.

Первые оттоки средств граждан ВТБ зафиксировал на следующий день после ввода санкций – основная нагрузка началась с 25 февраля, рассказывает «Ведомостям» Печатников. «Примерно до 8 марта мы видели отток во всех валютах. Пришлось выводить дополнительные офисы на работу в выходные, максимально оперативно решать задачу пополнения банкоматов и касс, так как служба инкассации с трудом успевала подвозить наличные», – делится топ-менеджер. У банка тоже не было достаточно валюты во всех точках, включая Дальний Восток, Хабаровск, – «там буквально за два дня всю валюту вынесли».

С 28 февраля, когда ЦБ поднял ключевую ставку до 20%, оттоки стали замедляться, продолжает Печатников, так как банки резко повысили доходность по депозитам: у ВТБ по рублевым краткосрочным вкладам доходность была до 22%, по валюте – до 8%. «Это сразу же дало эффект», – отметил банкир.

Как граждане забирали деньги

Начиная с февраля банки перестали раскрывать оборотную ведомость и другую отчетность на сайте ЦБ. В феврале, преимущественно в последнюю неделю месяца, средства граждан в банках сократились на 3,5%, или на 1,2 трлн руб., отмечал Банк России в обзоре о развитии банковского сектора. По сумме это самый значительный отток вкладов как минимум с 2008 г. – у ЦБ нет более ранней доступной статистики. При этом уже 28 февраля Банк России, чтобы в том числе остановить панику и сберечь средства граждан от обесценения, резко повысил ключевую ставку с 9,5 до 20%: банки в этот же день стали предлагать вклады на 3–6 месяцев под 20–23% в рублях и под 5–8% в валюте.

В марте отток замедлился: средства сократились на умеренные 236 млрд руб., отмечал регулятор. При этом сокращались только валютные остатки (на $9,8 млрд, или на 818 млрд руб.) – средства граждан в рублях в марте выросли на 582 млрд руб., в основном за счет увеличения срочных вкладов, подчеркивал ЦБ.

Что будет дальше

Отток ликвидности в кризисы обычно кратковременный, отметил Печатников. Так уже было, к примеру, в кризисном 2015 году, когда пассивы физлиц на рынке в итоге за год выросли на 25% и показали максимальный прирост за всю историю наблюдений с 2013 по 2021 г., отмечает банкир. «По итогам года в секторе не будет оттока ликвидности, а будет, наоборот, большой приток средств граждан на сберегательные продукты», – уверен он. Печатников ожидает роста средств граждан на счетах и вкладах на 10–15% по итогам 2022 г. На 1 января, по данным ЦБ, средства граждан в банках достигли 34,6 трлн руб.

Люди уйдут в сберегательную модель, продолжает Печатников. Первая причина в высокой инфляции – цены выросли, граждане уже избегают импульсивных покупок. Во-вторых, резко сократилось досрочное погашение кредитов, объясняет банкир: сейчас невыгодно гасить ипотеку, которую брали под 9% в прошлом году.

Не все выведенные средства граждан до конца марта вернулись на счета, говорит управляющий директор отдела валидации агентства «Эксперт РА» Юрий Беликов. Статистика и отчетность банков временно не публикуются, но, согласно докладам представителей Банка России, по итогам марта выросли остатки на рублевых счетах, остатки на валютных счетах сократились, но в рублевом эквиваленте был умеренный чистый отток средств. Очевидно, продолжает эксперт, часть выведенных средств была направлена на потребление на фоне опасений будущего дефицита некоторых категорий товаров, часть сохраняется населением в наличной форме.

Прогноз динамики средств населения в банковских вкладах по 2022 г. пока представляется Беликову около нулевой отметки: стимулировать размещение средств во вклады по-прежнему будут повышенные относительно предшествовавших периодов ставки. ЦБ начал цикл снижения ключевой ставки, но, вероятнее всего, процесс будет небыстрым. В относительно благоприятном сценарии к концу года ключевая ставка может быть зафиксирована на уровне 10%, что все равно обеспечит повышенную доходность вкладов, сравнивая с 2020–2021 гг.

С другой стороны, продолжает эксперт, ожидаемое ослабление или снятие валютных ограничений на обналичивание средств может привести к дополнительному изъятию валюты. Кроме того, норма сбережения будет снижаться в целом с учетом повышенной инфляции, снижения реальных доходов отдельных категорий граждан, а также как следствие возросшей в 2020–2021 гг. долговой нагрузки.