«ФК Открытие» и «Траст» возместят семье Минцев часть судебных затрат

Банкам было отказано в их дополнительных требованиях, поэтому Минцы смогли рассчитывать на промежуточную компенсацию
Суд вынес решение в пользу Минцев после того, как отказался удовлетворить два заявления банков / Денис Абрамов / Ведомости

В Высоком суде Лондона продолжается почти трехлетняя тяжба банков «Траст» и «ФК Открытие» с основателем О1 Group Борисом Минцем и его сыновьями: банки хотят взыскать с Минцев $700 млн из-за мошеннических сделок, которые проводились незадолго до санации «ФК Открытие». В ходе одного из слушаний суд постановил банкам возместить Минцам суммарно 580 000 фунтов стерлингов (около 42,2 млн руб.) судебных расходов, следует из решения суда, с которым ознакомились «Ведомости».

Суд вынес решение в пользу Минцев после того, как отказался удовлетворить два заявления банков: они просили суд дать им возможность внести дополнения в свое основное исковое заявление, а также в упрощенном порядке взыскать с Минцев убытки (без проведения полноценного разбирательства), так как ранее Лондонский международный арбитражный суд (LCIA) признал наличие у Минцев мотива в совершении невыгодных для банка сделок.

Поскольку решение по делу принято в пользу ответчиков – Минцев, они имеют безусловное право на удовлетворение судебных расходов, понесенных в ходе рассмотрения дела, говорит руководитель юридической практики CM Grace Consulting Екатерина Орлова.

Расходы Бориса Минца составили 417 000 фунтов стерлингов, около 227 000 из которых – гонорары адвокатов без учета НДС, следует из документа. Дмитрий и Александр Минцы потратили на защиту 1,7 млн фунтов, из которых гонорары адвокатов – 570 000 фунтов. Для сравнения: банки в рамках поданных заявлений потратили 414 000 фунтов (230 000 фунтов – адвокаты), говорится в материалах суда.

Но судья постановил возместить Минцам лишь часть понесенных ими затрат. Уровень расходов на адвокатов, понесенных Минцем и двумя его сыновьями, значительно выше, чем «самая низкая сумма, которую могла бы разумно потратить сторона, чтобы ее дело было проведено и представлено квалифицированно, с учетом всех соответствующих обстоятельств».

Целесообразно исходить из того, что расходы при рассмотрении дела по существу могут составлять порядка 700 000–750 000 фунтов для Дмитрия и Александра и 300 000–350 000 фунтов для Бориса, посчитал судья. Но суд сократил эту сумму до «самой низкой» – 540 000 и 285 000 фунтов соответственно. Из получившихся сумм Борису Минцу судья постановил выплатить промежуточный платеж в виде 90% от суммы (180 000 фунтов), а Дмитрию и Александру – 85% (400 000 фунтов).

Из-за санкций в отношении России («ФК Открытие» подпал под блокирующие санкции Великобритании) для совершения выплат банкам необходимо будет получить лицензию, подав заявку в течение семи дней.

Так как «Трасту» было отказано в применении упрощенного порядка к процедуре взыскания с Минцев убытков, суд обязал банк возместить часть расходов оппонентов в связи с рассмотрением этого процессуального вопроса, отмечает представитель банка. Несмотря на присужденные 580 000 фунтов, банк возместил себе 3,7 млн фунтов с компаний членов семьи Минцев в ходе разбирательства в LCIA, добавил он.

Для банка ничего существенно не изменилось, так как разбирательство в Высоком суде Лондона будет идти в стандартном процессуальном графике, добавляет представитель «Траста»: он рассчитывает, что финальные слушания по существу спора пройдут в первой половине 2024 г.

Судья дал оценочное мнение о приблизительном уровне расходов (т. е. косвенно фактически дал потенциальную оценку тому, каким образом суд может рассмотреть доводы сторон по существу), которые могут понести стороны при рассмотрении по существу, говорит адвокат, младший партнер юридической группы «Яковлев и партнеры» Денис Крауялис, исходя из этого, суд рассчитал сумму промежуточного платежа в счет возмещения понесенных ответчиками расходов. Суд предположил, что итоговый размер судебных расходов ответчиков, которые суд рассчитает в будущем, вряд ли будет меньше 580 000 фунтов, и присудил эту сумму к уплате в качестве промежуточного платежа, добавляет руководитель группы специальных проектов юридической фирмы Vegas Lex Анастасия Чередова.

Разбирательство в Лондоне

В основе судебной тяжбы в Лондоне лежат сделки августа 2017 г., заключенные перед санацией банка «ФК Открытие» и «Рост банка»: они приобрели облигации «О1 груп финанс» (структура O1 Group) на сумму около 57 млрд руб. Эти облигации сотрудники «ФК Открытие» называли «сумасшедшими» и «мусором». Деньгами от продажи облигаций группа О1 Group погасила свои кредиты в «ФК Открытие» (на $500 млн) и «Рост банке» (на $350 млн). В тот же месяц «ФК Открытие» был передан на санацию в Фонд консолидации банковского сектора, «Рост банк» ЦБ забрал в фонд в сентябре. «Траст», ставший банком непрофильных активов, присоединил к себе «Рост банк». Основателем и крупнейшим совладельцем «ФК Открытие» был Вадим Беляев – его банк санировал «Траст», а экс-владельцем «Рост банка» был Микаил Шишханов. Суд в июле 2019 г. заблокировал активы Бориса Минца и трех его сыновей – Дмитрия, Александра и Игоря на $572 млн.

Предмет разбирательства в Лондоне – факт замены активов. Банки считают, что хорошо обеспеченные кредиты были заменены на низколиквидные и не обеспеченные надлежащим образом облигации. Срок погашения облигаций наступал через 10–15 лет, при этом основной купон по бумагам выплачивается только в конце срока и по бумагам нет существенного обеспечения. Кредиты О1, напротив, были хорошо обеспечены: у банков в залоге было 34% акций O1 Properties – они принадлежали кипрским Centimila и Nori (около 30%) и Coniston с Британских Виргинских островов (4,3%). Первыми двумя владела O1 Group, третья контролировалась владельцем группы «Ист» Александром Несисом. Минцы, к которым среди ответчиков прибавились Беляев, Шишханов и экс-предправления «ФК Открытие» Евгений Данкевич, считают сделки рыночными, целью которых было дать банку быструю ликвидность, которой ему остро не хватало в кризисный момент.

Последнее важное событие в разбирательстве банков с Минцами – 500-страничное решение LCIA (один из договоров залога имел оговорку, по которой все споры должны решаться в этом суде). «Ведомости» ознакомились с решением LCIA. В нем указано, что, по версии банков, схему по замене активов предложили Борис и Дмитрий Минцы, а согласована она была на их встрече с Беляевым 25 июля в Порт-Галлисе, одном из самых шикарных курортов на Лазурном берегу Франции. «Беляев остро осознавал, что именно под его руководством финансовое положение банка [«ФК Открытие»] так сильно ухудшилось, что стало губительным, и что в результате его старые друзья понесут огромные убытки», – говорится в документе. Из-за того что банк мог забрать ЦБ, Минцы и их группа рисковали тем, что новые собственники потребуют досрочного погашения кредитов или увеличат по ним ставку. Семья была серьезно обеспокоена, когда узнала об опасности, в которой оказался банк, и о его вероятном переходе в управление, пишет суд: «Их заботой было избежать потенциально серьезных проблем, которые могли бы возникнуть в случае смены контроля».

Беляеву в июле – августе уже нечего было терять, говорится в документе: он знал финансовое положение «Открытие холдинга» (владел банком) и банка лучше, чем кто-либо, и знал, что к середине июля 2017 г. их положение уже было безвыходным, поскольку государственной помощи не поступило. Беляев, делает вывод судья, был готов помочь своим старым друзьям – семье Минцев не только «из соображений доброты и лояльности», но и в качестве сделки, согласованной как компенсация за неизбежные потери, которые они понесут после краха, в результате его руководства «империей, которую он создал с Борисом Минцем и которая на протяжении многих лет имела симбиотические и переплетенные отношения с O1 Group».

Свои показания по делу также дал основной акционер ПИК Сергей Гордеев, который до санации был VIP-клиентом «ФК Открытие». Он пересказал два разговора: один с Данкевичем в начале августа 2017 г. и один с Беляевым в конце сентября 2017 г. В первом разговоре Данкевич сказал, что Дмитрий Минц давил на него, чтобы он заключил сделку, против которой выступали все в банке. Дмитрий Минц обосновывал это тем, что O1 должна быть выплачена компенсация, поскольку акции НПФ «Будущее» в банке вскоре обесценятся (из-за обнуления капитала банка при передаче ЦБ). Используя этот аргумент, Минц протолкнул эту сделку и убедил Беляева одобрить ее, указано в документе. Во втором разговоре Беляев сказал, что он глубоко сожалеет как о сделке по замене, так и о том, что поддался давлению Дмитрия Минца.

Идею о том, что облигации были реальным источником краткосрочной ликвидности, суд счел бессмысленной, особенно с учетом того, что на первоначальных условиях, на которых они были выпущены, бумаги стоили всего 29% от номинала. Ликвидность, в которой нуждался «ФК Открытие», заключалась в том, что облигации должны быть легко и немедленно доступны для продажи или репо в короткие сроки – полученные банком бумаги таковыми не были, пишет суд. Облигации бы не стали ликвидными, даже если учесть, что в будущем предполагалось изменение условий по ним, отмечает он. Поэтому они были бесполезны с точки зрения первоначальной цели.

По мнению суда, Данкевич, который единолично принимал решение о сделке, не действовал в наилучших интересах банка и ни он, ни семья Минцев не могли добросовестно предполагать, что он действовал таким образом. По сути, он действовал в интересах O1, пишет суд.

«Ни один честный банкир не одолжил бы $600 млн на этих условиях, и ни один заемщик не мог бы добросовестно предполагать, что добросовестно управляемый банк может одолжить $600 млн на этих условиях без какого-либо анализа того, как они будут погашены, – пишет суд. – Замещающая сделка была в значительной степени выгодна O1 Group за счет банка, о чем семья Минцев должна была знать».

В 2018 г. Минц вместе с сыновьями покинул Россию и теперь проживает в Лондоне. После отъезда бизнесмен лишился своих ключевых активов – ФГ «Будущее» (объединяла НПФ «Будущее», «Социальное развитие» и «Телеком-Союз») и O1 Properties. В России против Минца и его сыновей Дмитрия и Александра возбуждено уголовное дело о растрате (ст. 160 УК), они заочно арестованы. Сам Минц в показаниях лондонскому суду отмечал, что руководство Банка России, в том числе первый зампред Дмитрий Тулин, зампред Василий Поздышев (уже покинул ЦБ), глава банка «ФК Открытие» Михаил Задорнов и банка «Траст» Александр Соколов развернули против него кампанию с целью «нанести ущерб». Из-за их действий Минц потерял от $650 млн до $950 млн.