Финансы
Бесплатный

Изолированность России может уберечь ее от мировых финансовых проблем

Поэтому инвесторы положительно оценивают ее среднесрочные перспективы
Александр Лосев, генеральный директор «Спутник — управление капиталом»

Стабилизация курса рубля с начала 2015 г. и даже рекордное укрепление в феврале (на 14%), отскок биржевых индексов на десятки процентов с минимальных значений конца 2014 г., снижение волатильности и вялая реакция участников рынка на решения рейтинговых агентств о снижении российских рейтингов до спекулятивного уровня – все это свидетельствует о том, что российский рынок пережил фазу шоков и трансцендентности. В этой фазе любые движения цен были настолько хаотичными и зачастую иррациональными, что ситуация перестала поддаваться какому-либо анализу и стала недоступной для понимания и представителей монетарных властей, и экспертов, и населения, и бизнеса.

Цены на нефть отскочили от минимумов и консолидировались в течение месяца. Появился локальный внутренний спрос на фондовом рынке. Оттоки и притоки средств иностранных инвесторов компенсируют друг друга. Означает ли это, что весь негатив остался позади и наш рынок начнет долгосрочный рост? Нет, к сожалению.

Инвесторы не испытывают иллюзий относительно скорого снятия санкций и выхода российской экономики из кризиса, ожидают дальнейшего снижения инвестиций и оттока капитала, но при этом положительно оценивают среднесрочные перспективы.

Чем же поведение рынка сейчас отличается от прошлогоднего, если отвлечься от собственно динамики котировок ценных бумаг?

Сейчас среди трейдеров популярно мнение, что в России уже все настолько плохо, что принципиально хуже уже не будет, и пришла пора если не покупать, то по крайней мере закрывать короткие позиции. Как не странно, иностранные игроки зачастую более оптимистичны в своих оценках и ожиданиях, чем их российские коллеги. Весь возможный негатив, связанный с Россией, уже заложен инвесторами в цены активов, валютные курсы и процентные ставки.

Торговля на российском фондовом рынке ведется в основном по заголовкам новостей. А динамика рубля из практически линейной функции нефтяных цен и отчасти геополитики превращается в сложную зависимость от метаморфоз глобальной экономики.

Ситуацию 2015 г. характеризует, прежде всего, очень высокая неопределенность. Но она в первую очередь связана не с нашими внутренними проблемами, как в прошлом году, а с глобальными процессами.

Финансовый мир замер в ожидании начала цикла повышения ставок Федеральной резервной системой США. Одно лишь окончание политики количественного смягчения в прошлом году развернуло глобальные потоки капиталов в сторону США, лишив страны БРИКС, да и развивающиеся рынки в целом, звания инвестиционных фаворитов. И это уже новая реальность. Именно потоки капиталов формируют ценовые уровни валют, фондовых индексов, сырьевых активов и вызывают ответные меры монетарных властей разных стран. Евросоюз собирается ответить на глобальные вызовы и экономические сложности собственной программой выкупа активов на 1,08 трлн евро в течение 18 месяцев. Китай также старается поддержать свою закредитованную до пузырей экономику, снижая процентные ставки и нормы резервирования в попытке предотвратить жесткую посадку. Что-то похожее уже проделали Банк Японии и Банк Англии. Темпы роста китайской экономики снижаются, в то время как экономика США становится самодостаточной и менее зависимой от импорта из Китая благодаря реиндустриализация и дешевым энергоносителям. Экономические перспективы и целостность Евросоюза остаются постоянным предметом дискуссий. Темпы роста мировой экономики могут оказаться в этом году ниже, чем ожидалось, а дефляция приобретет глобальных характер.

В мире снова заговорили о валютных войнах, а также о возможных полномасштабных вооруженных конфликтах, связанных с действиями исламистов на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. Тем не менее, аппетит к риску у инвесторов достаточно высок. Но ведь войны, как монетарно-валютные и политико-протекционистские, так и реальные боестолкновения могут усилить хаос и привести к серьезным глобальным дисбалансам уже в этом году.

В развивающихся странах в последние несколько лет наблюдается рост корпоративных долгов по отношении к национальным ВВП, при этом возможное усиление оттока капиталов с развивающихся рынков может негативным образом сказаться на кредитном качестве корпоративного долга и вызвать масштабный экономический кризис наподобие того, что наблюдался в 1997-1998 гг.

А что же наш российский рынок? Мы находимся в такой ситуации, что ряд мировых проблем может обойти нас стороной именно из-за того, что Россия по известным причинам пока оказалась на периферии глобальных процессов. Россия в этом году даже не пешка в этой шахматной игре, а всего лишь клетка на доске, через которую ходят фигуры. Но возможно, это как раз и неплохо. По крайней мере, Россию станут рассматривать в мире в качестве потенциального союзника при решении глобальных вызовов, и противостояние с Западом, еще недавно казавшееся цивилизационным и почти непреодолимым, будет сходить на нет, начнется поиск компромиссов и выход из конфронтации. Россия не только занимает определенную часть мирового товарооборота, но и представляет собой огромный потребительский рынок, а, главное, все еще остается ключевым игроком в системе глобальной безопасности.

Означает ли это, что в нашей экономике чудесным образам все станет хорошо уже в этом году? К сожалению, нет! Даже возможное смягчение денежно-кредитной политики Банком России скорее вызовет новое давление на рубль, если экономика не начнет трансформироваться и наращивать конкурентоспособность, если не начнет меняться бизнес-климат. Но в среднесрочной перспективе это вполне возможно. Вот почему инвесторы не столь пессимистичны в отношении России.

Мнения экспертов банков и инвесткомпаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать