Доступность кредитов ограничена недоступностью информации о заемщиках

Банки вынуждены принимать решения наобум, потому что информационное пространство похоже на вотчины феодалов
Борис Воронин, директор Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств

Сейчас, когда прошел первый шок от падения цен на нефть и несколько поутихли разговоры «о структурных реформах, необходимых российской экономике», есть время оглядеться и подумать, что же в действительности сдерживает ее развитие. Например, многие справедливо называют одним из ключевых факторов, создающим возможности для подъема экономики, финансовый рынок, уровень его развития и, в частности, доступность кредита. А она, в свою очередь, прежде всего определяется доступностью необходимой кредитору информации.

Это, во-первых, идентифицирующая информация. Паспорт имеет каждый гражданин Российской Федерации, но проверить его на недействительность можно только через интернет в базе данных Федеральной миграционной службы со всеми признаками «советского ненавязчивого сервиса»: форма (а по совокупности признаков – скорее «игольчатое ушко») для получения данных не допускает автоматизированной проверки, а значит, априори удорожает и замедляет ее. База данных ФМС долгие годы не выбирается из стадии «тестовой» и, значит, как отмечается на сайте службы, не подходит для принятия решений. При этом «тестовый» сервис еще и неточен, так как данные о том, что паспорт недействителен, могут поступать со значительной задержкой. Кроме того, кредитору недоступна история изменения паспортных данных. И, следовательно, мошеннику достаточно поменять данные ФИО (или часть из них), чтобы стать для кредитора совершенно новым заемщиком.

Помочь могли бы иные идентификаторы: индивидуальный номер налогоплательщика (ИНН) или страховой номер индивидуального лицевого счета (СНИЛС). Однако получить подтверждение соответствия ФИО определенному СНИЛС от Пенсионного фонда или ИНН – от ФНС невозможно: даже если вы принесете подписанное заемщиком согласие на получение информации о нем, в ответ получите ссылки на закон о персональных данных и классическое бюрократическое: не определен порядок раскрытия данных с согласия субъекта персональных данных.

Во-вторых, это информация из госорганов о самом заемщике. Данные ЗАГС: жив он или умер. Наличие в отношении него возбужденных уголовных дел и судебных решений: может, он последние дни на свободе? Или он злостный неплательщик алиментов, что характеризует его и как человека, и как потенциального неплательщика по кредиту? Но на практике решения судов недоступны, а информация на сайте Федеральной службы судебных приставов не позволяет однозначно идентифицировать заемщика среди других «Иванов Ивановичей Ивановых» и, главное, делать это просто и дешево.

Некоторыми островками доступной информации выглядят бюро кредитных историй, а также базы данных «СПАРК-Интерфакса» и «Единый федеральный реестр сведений о банкротстве», поддерживаемый «Интерфаксом». Однако и здесь отсутствие уникальных идентификаторов существенно ограничивает возможности этих инициатив.

У большинства кредиторов (за исключением ряда организаций с госучастием) нет легального доступа к информации, подтверждающей доход заемщика. Фактически сейчас кредитор верит человеку на слово о его заработке, тем более что поддельные справки «с подтверждением по телефону» широко доступны. Качественная проверка требует времени и удорожает процесс принятия решений. Совершенно необходимо получать информацию от источника, независимого от заемщика, т. е. от ПФР и/или ФНС, которые располагают данными, указывающими на размер дохода (социальные отчисления и уплаченные налоги).

Таким образом, не существует единого информационного пространства, стоимость доступа к информации относительно высока, сама информация низкого качества. Мне это напоминает знакомую по учебникам феодальную раздробленность: все в совокупности проигрывают за исключением отдельных «феодалов». Получается, что мы живем в феодальном информационном пространстве, и такая ситуация, безусловно, сдерживает развитие многих бизнесов, и не только на финансовом рынке.

Качество, объем и скорость получения информации кредитором – определяющие показатели доступности кредита, задающие планку достижимого уровня развития финансового рынка. Если кредитор выдает заем, не имея необходимой информации, смешно звучат упреки в неразумной кредитной политике отдельных банков: фактически, весь финансовый рынок живет в условиях, когда решения принимаются чуть ли не наобум.

Недостаток информации влияет и на решения надзорного органа. Например, Банк России в отсутствии и у него, и у кредиторов информации о доходах заемщика вынужден вместо директивного определения такого показателя, как отношение долговых обязательств к доходу заемщика (debt to income), придумывать разные изощренные ограничения для расширения потребительского кредита, связанные с капиталом банков или максимально допустимой ставкой кредита.

Надо понимать, что приведенные выше примеры информационного феодализма важны для кредитования не только потребителей, но и малого бизнеса, да и любого бизнеса в целом, поскольку за каждым юридическим лицом стоит одно или несколько физических лиц.

Как и в ситуации со средневековыми феодалами, помочь может «королевская власть»: требуется лишить «феодалов информационного пространства» монополии на распоряжение информацией и убрать надуманные барьеры для ее использования бизнесом. И тут не требуются налоговые льготы или помощь из очередного фонда поддержки предпринимателей.

Всегда можно бояться, что информацию используют «как-то не так», но кто ответит за недополученную прибыль, за не созданные рабочие места в экономике? Я помню, как много было в 2004 г. опасений о возможности злоупотребления информацией, собранной в бюро кредитных историй, и ни одно не сбылось. Эту деятельность не надо путать с работой по созданию открытых данных, которые являются общедоступными; информация, о которой говорилось выше, должна быть доступна ограниченному кругу лиц с соблюдением положений закона «О персональных данных».

Создание единого информационного пространства – это задача для регуляторов отдельных секторов экономики или финансового рынка. Это работа для Агентства стратегических инициатив или, как минимум, для Министерства связи, которое показывает явную заинтересованность в обеспечении отдельных участников рынка информацией, но, похоже, не осознает всю картину в совокупности.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.