Финансирование бюджетного дефицита с помощью резервов увеличит доступную банкам ликвидность

В результате могут снизиться конкуренция за клиентов и ставки по депозитам
Виталий Бузоверя, член правления «ВТБ капитал»
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Правительство сейчас активно обсуждает бюджет на будущий год. Финальные цифры могут разниться, но уже понятно: если цены на нефть останутся примерно на текущем уровне в следующие год-два, то можно с уверенностью ожидать, что бюджет будет сводиться с дефицитом. Так, на текущий год правительство запланировало дефицит в размере 2,7 трлн руб. (или порядка 3,7% ВВП), исходя из средней цены на нефть марки Urals на уровне $50 за баррель.

В качестве основного источника финансирования правительство опирается на собственные резервы. По словам министра финансов Антона Силуанова, за восемь месяцев на покрытие дефицита уже было потрачено 900 млрд руб. из резервного фонда. В целом же Минфин ожидает, что из резервного фонда будет израсходовано около 2,5 трлн руб. Вероятно, по факту потребуется меньше благодаря комбинации более высокой цены на нефть и обменного курса доллара к рублю по сравнению с заложенными в бюджете, но все же вряд ли менее 2 трлн руб. Таким образом, до конца года банковская система получит около 1 трлн руб. дополнительной ликвидности со стороны бюджета.

В свою очередь Минфин «продает» (по сути, это балансовая проводка внутри регулятора) свои резервы напрямую Банку России. Поэтому, с одной стороны, объем международных резервов России не уменьшается от использования резервов Минфином (они переходят на «баланс» Банка России), но, с другой, это означает, что финансирование дефицита фактически носит эмиссионный характер.

Пока действия Минфина практически не отразились на годовых темпах роста денежной массы (они были стабильны, порядка 6-7% год к году) благодаря тому, что Банк России активно стерилизовал ликвидность. В частности, с начала года объем операций рефинансирования сократился примерно на 3,2 трлн руб. (рис. 1), в то время как совокупное вливание ликвидности со стороны консолидированного бюджета составило 2,2 трлн руб. (здесь помимо дефицита учитываются еще чистые заимствования и депозитные операции). Вместе с тем в будущем использование резервного фонда на покрытие дефицита в текущем формате подстегнет темпы роста денежной массы, как это наблюдалось, например, в 2010 г. Теперь же, когда задолженность банковской системы перед ЦБ меньше, чем совокупный объем резервного фонда (который, вероятно, будет полностью потрачен в ближайшие три года), у Банка России не останется возможности стерилизовать весь приток бюджетной ликвидности.

Сейчас задолженность банков перед ЦБ составляет около 4 трлн руб. (рис. 2), в то время как резервный фонд равен $70,7 млрд, или 4,7 трлн руб. Таким образом, теоретически при полном использовании фонда на покрытие дефицита в среднесрочной перспективе даже в случае полной остановки операций рефинансирования банковский спрос на депозиты ЦБ вырастет, а банки по отношению к регулятору из нетто-заемщиков превратятся в нетто-кредиторов. Бюджетные расходы будут оседать на счетах корпоративных клиентов банков, увеличивая тем самым объем доступной им ликвидности. Постепенный приток бюджетных средств приведет к тому, что банки смогут выполнять резервные требования, не прибегая к операциям рефинансирования ЦБ, а в более отдаленной перспективе у них образуется излишек ликвидности, который будет размещаться на депозитах в Банке России.

Такое структурное изменение баланса ликвидности отразится на функционировании денежного рынка, а также на процентной и, возможно, кредитной политике банков. Можно ожидать, что ставки денежного рынка станут структурно больше тяготеть к депозитной ставке Банка России, чем к ставке по инструментам гарантированного получения ликвидности. Кроме того, не исключено, что ЦБ на систематической основе перейдет от недельных аукционов репо к депозитным аукционам на аналогичный срок.

С другой стороны, деньги из резервного фонда бессрочные в том смысле, что они могут прийти в банки не только в виде остатков по текущим счетам компаний, но и в виде клиентских депозитов. Банки получают бюджетные средства как побочный результат: Минфин дает деньги не банкам, а предприятиям, которые держат в них деньги. В зависимости от сроков подрядов или проектов, которые компании выполняют по заказу государства, деньги в банках могут размещаться как на текущих счетах, так и на срочных депозитах. Это будет способствовать выравниванию базы фондирования банков по срочности и в перспективе может привести к увеличению аппетита к кредитованию / покупке облигаций. Вместе с тем использование резервного фонда также может поддержать рост депозитов населения, которое получит бюджетные расходы в виде оплаты труда. Относительное большее предложение депозитов со стороны корпораций и домохозяйств снизит межбанковскую конкуренцию за клиента и выльется, вполне вероятно, в более низкие ставки по депозитам. Таким образом, определенное смягчение монетарной политики произойдет в результате фискального процесса, а не использования прямых инструментов влияния Банка России.

Текст написан в соавторстве с Петром Гришиным, руководителем управления макроэкономического анализа «ВТБ капитала»

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Читать ещё
Preloader more