Финансы
Бесплатный

Российским банкам пришло время покупать активы

Благоприятная ситуация для слияний и поглощений объясняется значительным снижением рыночной стоимости активов
Дмитрий Гаранин, партнер McKinsey

В подготовке статьи участвовали аналитик McKinsey Анна Жуйкова и партнер McKinsey Семен Яковлев

Российский банковский рынок стремительно консолидируется: каждый месяц появляются новости об отзыве лицензий или санации банков. С начала 2014 г. по октябрь 2015 г. прекратили существование полторы сотни (17%) кредитных организаций. И ведущим банкам, и другим игрокам рынка стоит задуматься о том, как действовать в новых реалиях, как удержать и укрепить свои позиции.

Это задача непростая, даже если забыть об изменившихся условиях в экономике. Как показывают наблюдения, каждый третий российский банк, который был среди лидеров по прибыли еще три года назад, сегодня потерял свои позиции. А вот шанс перейти из группы аутсайдеров с нулевой или отрицательной прибылью в группу лидеров есть не более чем у 15% банков.

Какие банки смогут воспользоваться этим шансом? Как лидерам рынка сохранить прибыльность? Исследования McKinsey показывают, что один из самых эффективных и при этом самых недооцененных рычагов – это слияния и поглощения (M&A). По нашим расчетам, эффективно проведенное объединение активов в среднем увеличивает шанс попасть в группу лидеров рынка на 20%. M&A не требует столь значительных усилий и затрат, как, например, внедрение технологических инноваций, но при этом зачастую выпадает из поля зрения менеджмента банков – в отличие, например, от повышения операционной эффективности.

Возможно, дело в том, что доля неуспешных M&A-сделок чрезвычайно высока – около 70%. Это объясняется как неадекватной ценой сделки (примерно в половине случаев процедура анализа бизнеса, due diligence, дает существенно завышенную оценку), так и недостаточным эффектом от интеграции активов. Возьмем крупнейшие сделки на российском банковском рынке за последние пять лет: большинство банков так и не довели интеграцию до конца. Более того, приобретение активов зачастую не дало желаемой синергии: соотношение затрат и доходов не только не упало после сделок, но и выросло, в среднем, на 10% за два года, при этом темпы роста банков после M&A, в среднем, были на 1% ниже рыночных. Поэтому скептицизм управляющих российскими банками понятен, в то время как, например, на европейских рынках синергия по затратам доходит до 20-30%, а по выручке – до 10-15% от соответствующих показателей приобретаемого банка.

Тем не менее, сейчас на российском банковском рынке благоприятная ситуация для слияний и поглощений. В первую очередь это связано со значительным снижением рыночной стоимости банковских активов. Если в начале 2011 г. российские банки оценивались в 1,8-2 капитала, то в середине 2015 г. этот показатель упал примерно до уровня Западной Европы – 0,7-0,8 капитала. Однако весьма вероятно, что это снижение – временное, то есть у покупателей банковских активов есть основания надеяться на последующий долгосрочный рост. Кроме того, источником выгоды может стать потенциал оптимизации работы объединенного банка.

Второй фактор – поддержка консолидации со стороны ЦБ и массовая санация банков. По оценкам McKinsey, в 2014-2015 гг. санация обеспечила около 40% всего объема сделок по приобретению банковских активов.

В мировой банковской практике это вполне нормальная ситуация: M&A и санация становятся ключевыми механизмами оздоровления рынка. Например, в Испании в результате такой посткризисной консолидации в 2008-2014 гг. осталось всего около 10 крупных банков вместо 50.

Поэтому сегодня российские банки вполне могут воспользоваться механизмом M&A для усиления своих рыночных позиций. Но для этого нужно внимательно изучить предыдущие сделки по объединению активов и учесть их недостатки. Их скромные результаты объясняются, во-первых, отсутствием внятного видения бизнеса банка после объединения, а во-вторых – недостаточно продуманным и регламентированным процессом подготовки к сделке и последующей интеграции. Это не удивительно, если вспомнить, что многие отечественные банки управляются фактически в ручном режиме. В-третьих, организаторы сделок не учитывали, что процесс слияния сильно отличается от повседневной деятельности. В-четвертых, у многих покупателей возникли проблемы с удержанием ключевых клиентов и сотрудников приобретаемых банков. Наконец, интеграции крайне мешало свойственное для российских банков многообразие IT-систем.

Для преодоления этих проблем сделки M&A должны стать отлаженной практикой, предполагающей внимательный выбор и оценку целей для поглощения, правильно выстроенный процесс интеграции. Как показывает опыт McKinsey, для создания такой практики важно не только детально регламентировать управленческие процессы, но и регулярно проводить сделки M&A. Проведение двух-трех таких сделок ежегодно развивает необходимые навыки команды и увеличивает возврат на капитал вне зависимости от их масштаба. Разовые же поглощения зачастую не увеличивают, а сокращают доходность для акционеров.

Консолидация российского банковского рынка неизбежна. Но пока у банков еще остается выбор: ждать дальнейшего падения стоимости активов или поучаствовать в этой консолидации добровольно, на собственных условиях.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.