Статья опубликована в № 3989 от 25.12.2015 под заголовком: Три удара по банкам

Три удара по банкам

Процентный и кредитный риски обошлись банкам в 1,5–2 трлн рублей потерянного капитала
Олег Вьюгин

Банковская система в 2015 г. столкнулась с тремя ударами. Первый – это процентный риск из-за неожиданного повышения ставки Центральным банком. Он проявился в существенном и, надеюсь, временном падении чистой банковской маржи. Второй – кредитный риск: из-за резкого ухудшения экономической ситуации платежеспособность физических и юридических лиц упала, и банки были вынуждены создавать резервы под неработающие активы. И третий удар – регулятор перешел к более жестким и в целом справедливым требованиям к надежности капитала банков, включая переход на «Базель III», который сам по себе без каких-либо кризисных ситуаций требует от банков до 1 трлн вливаний в капитал дополнительно.

Олег Вьюгин

Окончил механико-математический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова.
1996–1999 гг. – замминистра, затем первый замминистра финансов.
1999–2002 гг. – исполнительный вице-президент «Тройки диалог».
2002–2004 гг. – первый зампредседателя ЦБ.
2004–2007 гг. – руководитель Федеральной службы по финансовым рынкам.
С 2007 г. – председатель совета директоров «МДМ банка».

Процентный риск обошелся банковской системе как минимум в 0,5 трлн руб. потерянного капитала, кредитный – пока от 1 трлн до 1,5 трлн. Акционеры были вынуждены поддерживать банки, думаю, потратили на это более сотни миллиардов рублей. Государству пришлось запустить программу рекапитализации, предоставив 1 трлн руб., а вместе со средствами на санацию – до 2 трлн руб. Без этих денег в России был бы полномасштабный банковский кризис.

К сожалению, инициированный экономическими проблемами страны, процесс формирования неработающих активов на балансах банков еще не завершился и потребует внесения в капитал банков дополнительных средств.

Угроза кризиса и низкая стоимость банков сегодня стимулирует акционеров к консолидации банковской системы. В ряде случаев – я не рассматриваю госбанки – она происходит путем внесения в капитал средств акционеров, изъятых из их другого, не банковского, бизнеса, т. е. по сути это консолидация внутри финансово-промышленных групп. В других случаях это покупка банков или приобретение путем санации, когда предоставляются средства АСВ или кредиты Банка России. Можно предположить, что пока такая консолидация продолжится, а если ситуация в экономике улучшится, то, возможно, банковский бизнес снова будет выделяться из состава финансово-промышленных групп, а средства, предоставленные в рамках санации, будут возвращены кредиторам. В настоящее время российская экономика адаптировалась к внешнеэкономическим шокам, но ставить вопрос о росте рано, поскольку не исключена дальнейшая эскалация шоковых сценариев развития. Тем не менее будем надеяться, что усилия, которые прилагают частные акционеры и государство, а также их денежные вливания не пропадут даром.

На что смотрит банкир

Екатерина Трофимова, генеральный директор Аналитического кредитного рейтингового агентства (во время форума – первый вице-президент Газпромбанка): На какие показатели вы смотрите, когда приходите на работу?
О. Вьюгин: Первое – стоимость риска, второе – чистая маржа, третье – насколько комиссионные доходы покрывают текущие операционные издержки. Эти три показателя позволяют понять, куда движется банк и насколько надежно защищен его капитал в ближайшем будущем. Ну и, конечно, есть четвертый показатель, на который мы смотрим не так регулярно, – это работа с проблемными активами. Они есть у банков. Но правительство как огня боится предпринять какие-то действия по созданию банка плохих долгов.

Развивать небанковский сектор

Если бы я не был вовлечен в банковский бизнес, то я бы сказал: к сожалению, серьезного изменения лидирующей роли банковского сектора в стране в ближайшее время не произойдет. Почему к сожалению? Потому что в российской финансовой системе правильным было бы опережающее развитие небанковского финансового сектора. Банки берут риск на баланс, а фактически рискуют деньгами кредиторов – граждан или предприятий. Небанковские же финансовые институты рискуют деньгами конкретных инвесторов, которые сознательно принимали решения о вложениях. Они не будут претендовать на средства налогоплательщиков, если их ожидания не оправдались. Не говоря уже о том, что в этом секторе по-иному происходит оценка риска. Поэтому замедленный рост активов пойдет на пользу банковской системе, а серьезное кредитное сжатие вряд ли случится.

Иными словами, если кредитный риск перемещается в небанковскую сферу, то система становится более устойчивой. Поэтому регулирующим органам и правительству нужно серьезно содействовать развитию небанковского финансового сектора.

Автор - председатель совета директоров «МДМ банка»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать