Финансы
Бесплатный

На финансовом рынке огромный спрос на бредни

Инвесторы не всегда ведут себя рационально, и ситуация с падением цен на нефть тому пример
Тим Прайс, директор по инвестициям PFP Wealth Management

«Кто боится дешевой нефти?» – вопросил совсем недавно журнал The Economist на своей обложке. Если судить по тому, как вели себя в последние недели фондовые рынки, – едва ли не все. Но забудьте о дисбалансе спроса и предложения на рынках нефти и нефтепродуктов; очевидно, что есть огромный спрос на всякие бредни, потому что финансовые СМИ и целые толпы мелющих чепуху комментаторов с готовностью предложили свои услуги по его удовлетворению. Акции падают, потому что рухнули цены на нефть, говорят нам.

Вот вам урок из истории. В октябре 1973 г. ОПЕК ввела эмбарго на поставки нефти на Запад в ответ на помощь Соединенных Штатов Израилю в войне Судного дня. За пять месяцев цена нефти подскочила в четыре раза. К концу 1974 г. акции в США упали более чем на 45%. Но США еще легко отделались. В Великобритании за это же время фондовый рынок рухнул почти на 75%. Нефть – вверх, акции – вниз. А сейчас цена нефти резко упала – и многие фондовые рынки резко упали. Если они падают и когда нефть дорожает, и когда дешевеет, наверное, они также упадут, если ее цена будет колебаться в «боковике». Или если она выйдет в какое-то альтернативное измерение, которое человеческое сознание не в силах воспринять в полной мере.

А еще может быть, что рынки – это сложные системы, что и они, и инвесторы не всегда ведут себя рационально, а корреляция – это не то же самое, что причинная обусловленность. В Великобритании в 1974 г. нефтяной шок усугубился кризисом на рынке недвижимости и в банковском секторе. А сегодня «обратный нефтяной шок» усугубляется очевидным ухудшением экономических перспектив в Китае, неопределенностью его валютной политики, очевидно завышенной стоимостью многих фондовых рынков в результате долгих лет безостановочного количественного смягчения (QE) со стороны центробанков.

Удешевление нефти, безусловно, имеет свои последствия для различных экономик в зависимости от их производственных и потребительских привычек. Производители нефти, особенно со значительными внешними заимствованиями, вполне обоснованно переживают стресс. Но для нетто-потребителей нефти при прочих равных падение цен на нее – это хорошие новости. В их числе – большинство азиатских стран, и особенно Япония.

Можно, конечно, видеть и пагубные последствия растущих кредитных рисков, заражающих другие части мировой финансовой системы, как это в свое время произошло со субстандартной ипотекой. Страдающие нефтепроизводители с внешними долгами стоят перед растущей угрозой дефолта. На другой стороне – коммерческие банки (особенно те, что поглупее). Причинно-следственная связь между падением цен на нефть и акций европейских банков абсолютно оправданна. У инвесторов нет никаких обязательств владеть акциями банков, слухи о несостоятельности которых ходят по рынку.

Президент ЕЦБ Марио Драги услужливо пообещал «быкам» поддержку за счет использования центробанком «многих инструментов». Под ними он, скорее всего, подразумевает «много евро». Печатание денег, по всей видимости, продолжится. У инвесторов на фондовом рынке, как только они услышали звонок Павлова, началось слюноотделение.

Столь жалкая реакция рынка на попытки нянюшки Драги успокоить боль, свидетельствует, что многим инвесторам еще нужно учиться стоять на ногах и самим следить за собой. Мы со своей стороны не ищем утешения у склонного к патернализму, печатающего деньги бюрократа. Мы стараемся защитить свой капитал, прежде всего сознательно не переплачивая за что бы то ни было, будь то акции, облигации или что-то еще. Правда, делать это трудно, когда авантюра в виде QE готовится к реализации в ближайшие месяцы в еще больших масштабах.

С этими затруднениями мы справляемся, во-первых, за счет диверсификации, а во-вторых, сосредоточивая усилия на оценке стоимости компаний. Вместо того чтобы спекулировать (во всех смыслах) на непознаваемых будущих макропараметрах, мы предпочитаем сфокусировать внимание на фундаментальных показателях компаний здесь и сейчас. Колумнист Financial Times Тони Джексон написал: «Хотя анализ балансового отчета компании может показаться взглядом в прошлое, он обладает реальной прогнозной силой в подобные времена. Пусть он не дает указаний на то, какими будут будущие прибыли или дивиденды, но указывает на способность компании переносить шоки, которые мы пока не можем определить».

Способность компании переносить шоки, которые мы пока не можем определить. Звучит как здравый подход к выбору акций зимой 2016 г. Что бы там ни происходило с ценой нефти.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать