Стереотип о всемогущем центральном банке поддерживать все сложнее

Программы денежного стимулирования, преобразившие рынок облигаций и не помогшие экономике, могут завершиться катастрофой
Тим Прайс, директор по инвестициям PFP Wealth Management
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Первой была Япония. Пятнадцать лет назад мы встречались с японским управляющим акциями, который сделал поразительное предсказание: «В Японии была генеральная репетиция. Основное представление развернется в остальном мире».

Сегодня это предположение уже не кажется чем-то из ряда вон выходящим.

После того как в Японии лопнул надувшийся в конце 1980-х гг. гигантский пузырь на рынках недвижимости и акций, а затем разразился банковский кризис, страна стала гигантской лабораторией для невиданного ранее эксперимента с денежной политикой. Процентные ставки были снижены почти до нуля. А в 2001 г. Банк Японии попробовал денежное стимулирование, или количественное смягчение (QE).

Ричард Ку из Nomura Research Institute назвал это «самым бессмысленным мероприятием в области денежной политики», потому что фундаментальная проблема в погрузившейся в рецессию Японии была связана с заемщиками, а не кредиторами: «Реализация QE Центробанком в период нулевых процентных ставок сравнима с действиями лавочника, который, будучи не в состоянии продать за день более 100 яблок стоимостью $1, пытается заполнить полки тысячью яблок, а когда это не дает эффекта, добавляет еще тысячу. Но пока цена остается на прежнем уровне, у потребителей нет причин менять свое поведение: в день будет продаваться около 100 яблок, даже если лавочник выложит на полки 3000. Так же и с QE, которое не смогло не только стимулировать восстановление экономики, но и остановить падение цен на активы, длившееся до середины 2003 г.».

Центробанки в других развитых странах смогли поднять цены на активы, реализуя собственные программы QE, но на реальную экономику последние оказали столь же незначительное воздействие. Зато люди, богатые активами, стали еще богаче, а бедные – относительно беднее. С точки зрения социального равенства – постулируемой цели многих правительств - QE можно считать катастрофой.

Но с рынком облигаций оно сотворило чудеса.

Несмотря на минимальные доходности в течение уже длительного времени, в этом году японские государственные облигации в результате очередного раунда QE показали феноменальные результаты. Цена 40-летних бондов с начала года выросла на 50%, а их годовая доходность сейчас – около 7 базисных пунктов.

Если предположить, что инвесторы будут держать эти облигации до погашения в 2056 г., их совокупный доход составит всего 2,96%.

А сколько они заработают, если проявят интерес к другому классу активов? Если вместо 40-летней облигации они купят паи биржевого фонда на японский индекс акций Topix, то совершенно точно получат дивидендную доходность, которая сейчас равна 2,37%. Если предположить (очень консервативно), что дивидендная доходность на японском рынке не изменится в ближайшие 40 лет, то за период обращения гособлигации инвесторы заработают на фондовом рынке в общей сложности 94,8%, что в 32 раза превышает доход по гособлигации.

И это мы еще не говорим о том, сколько можно потенциально заработать на росте стоимости компаний в индексе Topix!

А ведь многие гособлигации сегодня, в отличие от 40-летних японских, не дают вообще никакой доходности, а то и имеют отрицательную. У 10-летних немецких бумаг она минус 0,07%, у 10-летних швейцарских – минус 0,6%. В какой-то момент финансовым СМИ уже пора перестать использовать выражения типа «безопасные активы» и «тихая гавань» для описания этих токсичных отходов.

Бен Хант из Salient Partners убедительно рассказывает о силе стереотипов в мышлении и их влиянии на доверчивое инвестиционное сообщество. Проблема в том, что действие стереотипов, поддерживающих статус-кво, начинает ослабевать и происходят все более и более серьезные сбои. Brexit – лишь один кирпичик, выпавший из величественного здания под названием «Все идет своим чередом». Пока система работает, но удерживать ее от развала становится все сложнее, подчеркивает Хант: «Поддерживающие статус-кво политические и экономические институты, особенно центральные банки, не смогли защитить доходы и довели неравенство в доходах и благосостоянии до предела прочности политической системы».

Стереотипы умирают с трудом, но когда стереотип о всемогущем центральном банке умрет окончательно и бесповоротно, инвесторы в облигации испытают откровение, сравнимое с религиозным, когда рынок ринется переоценивать токсичные, но пока еще такие популярные отходы.

Печатается с разрешения PFP Wealth Management

Мнения экспертов банков и инвесткомпаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов

Читать ещё
Preloader more