Рублевые активы служат инвесторам спасением от околонулевой доходности на Западе

Властям сложно бороться с укреплением рубля, если оно обусловлено рыночными причинами
Сергей Суверов, начальник аналитического департамента УК «БК сбережения»
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Как показывает практика прогнозов, точно предсказать валютные курсы инвестиционные банки не в состоянии, они могут лишь указать на противоборствующие курсообразующие факторы, значимость которых постоянно меняется. Стоит, например, упомянуть консенсус-прогноз по укреплению доллара относительно евро в этом году, основанный на разнице, пусть и не очень значительной, в процентных ставках. На деле в этом году евро укрепился к доллару, даже несмотря на Brexit. Вероятно, аналитики не учли существенный профицит текущего счета еврозоны в 350 млрд евро, обусловленный торговым профицитом экспортоориентированной Германии; у США, в свою очередь, хронический дефицит торгового баланса. Возможно, что евро сейчас переоценен относительно доллара, но интересно, что усилия Европейского центрального банка, фактически направленные на ослабление евро, пока не приводят к успеху, несмотря на проведение масштабной политики количественного смягчения. Также не приводит к желаемому ослаблению иены к доллару ультрамягкая монетарная политика Банка Японии – напротив, иена в этом году укрепилась.

Вышеизложенное важно в контексте курса рубля: можно сколь угодно долго говорить о желательности слабого рубля для бюджета, импортозамещения и т. д., но, с другой стороны, при плавающем курсе у властей не так много инструментов для ослабления рубля, если есть рыночные причины для его укрепления. Разве что начать массированную денежную эмиссию для финансирования дефицита госбюджета. А то вербальные интервенции уже не слишком помогают.

Основная причина укрепления российской валюты в последние месяцы – то, что рубль предлагает одну из лучших возможностей для carry trade (когда трейдер берет кредит в валюте с низкими ставками и инвестирует в активы, номинированные в валюте с высокими ставками). Действительно, если по рублевым облигациям ставки составляют в настоящее время 9-12% годовых, то многие активы в развитых странах, в частности, облигации Европы и Японии, торгуются с отрицательной доходностью. Спасаясь от околонулевой доходности, инвесторы, управляющие активами на $163 млрд, включились в процесс, который крупнейшая управляющая компания мира BlackRock окрестила «великим переселением» в облигации развивающихся стран, в том числе российские. Доходность гособлигаций этих стран в несколько раз выше, чем на развитых рынках, а их экономики, в целом, растут быстрее (в России, правда, ВВП пока снижается). По данным ЦБР, по состоянию на 1 июля нерезиденты владели ОФЗ на сумму 1,35 трлн руб. (примерно 33,6% рынка).

Поскольку российский Центральный банк снижает ключевую ставку вяло и неохотно (и дал понять, что до конца года вряд ли этого стоит ждать), а западные центробанки пока не готовы отказываться от мягкой денежной политики (ФРС США, несмотря на вероятность повышения ставки в декабре, снизила на последнем заседании долгосрочный прогноз по ставке с 3% до 2,9%), операции carry trade c российским рублем, скорее всего, останутся актуальными в среднесрочной перспективе. Это обусловит сохранение тренда на стабильность и даже легкое укрепление рубля. Кроме того, положительное сальдо счета текущих операций хоть и снижается, но сохраняется; по предварительной оценке Банка России, в январе-августе оно составило $14,8 млрд. Это также работает на рубль.

Цены на нефть, тоже, судя по всему, относительно стабилизировались. В конце сентября ОПЕК объявила, вероятно, самое важное решение за последние несколько лет своего существования, подразумевающее сокращение добычи с 33,2 млн баррелей в сутки до 32,5-33 млн баррелей. Однако официальное соглашение, если и будет принято, то только 30 ноября в Вене после ряда консультаций. Если страны ОПЕК придут к некоему согласию, то к договоренности смогут подключиться и другие нефтеэкспортеры. Мы, как и до встречи в Алжире, по-прежнему считаем, что шансы достижения договоренности превышают вероятность противоположного результата. Но при этом не ждем какого-либо невероятного роста цен на нефть; его потенциал ограничивает верхняя планка, определяемая себестоимостью добычи у сланцевых компаний в США. В случае достижения конкретных договоренностей цена на нефть может быстро приблизиться к $55 за баррель, чего рынок ждал только в более долгосрочной перспективе. И хотя зависимость курса рубля от котировок нефти в последнее время несколько снизилась, она все равно остается значительной.

Впрочем, риском для курса рубля остается геополитика, влияние которой рынок, с нашей точки зрения, пока недооценивает. Последние события вокруг Сирии по сути ознаменовали новый виток напряженности в отношениях России с Западом. Есть и экономические риски, например, увеличения дефицита бюджета, кроме того, статистика свидетельствует о снижении объема корпоративных валютных депозитов в российских банках. Наконец, ФРС может начать более энергично повышать процентную ставку, если ускорится инфляция в США. Но все же в ближайшие месяцы с большей долей вероятности можно ожидать более-менее стабильного курса рубля с перспективой небольшого укрепления.

Мнения экспертов банков, инвестиционных и финансовых компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more