Финансы
Бесплатный

Банкам приходится доставать мусор из-под ковра

Как работать с проблемными кредитами, которые банки предпочли не реструктурировать после последнего кризиса
Андрей Митрофанов, руководитель отдела реструктуризации бизнеса КПМГ

На памяти нынешнего молодого поколения российских банкиров (тех, кому сейчас от 35 до 45 лет) было два масштабных и болезненных кризиса – в 2008 и 2015 гг. (1998-й уже мало кто помнит).

В 2008 г. было неожиданно и больно, потому что 10 лет до этого всё – цены на нефть, заработные платы, котировки акций – росло и только курс доллара к рублю стабильно падал, повышая покупательную способность населения. О том, что бывает какая-то «проблемная задолженность», изучали в курсе истории в разделе «Великая депрессия». Редко кто из неаккуратных заемщиков тут же вставал на путь исправления после получения уведомления о просрочке. Отделы взыскания? Корпоративный коллекшн? Юристы по банкротствам? – Нет, не слышали.

Когда курс обвалился с 23 до 33 руб. за доллар, а ставка MosPrime пробила 29%, случился ступор. Самые предприимчивые подсуетились и, пользуясь неопытностью банкиров, либо нашли способ вообще ничего не отдавать, либо договорились «переждать». Вот это «переждать» и стало практически единственной работой с проблемными кредитами в 2008 г. К счастью, уже к середине 2009 г. «отпустило», все выдохнули и вернулись в привычное состояние всемерного оптимизма.

О том, что в экономике все нехорошо, эксперты начали говорить еще в 2013 г. В 2014 г. это стало понятно уже и не экспертам, но 16 декабря 2014 г. все равно случилось внезапно. Однако поведение и банкиров, и заемщиков стало совсем другим.

За шесть лет с 2008 по 2014 г. в банковской системе произошли буквально тектонические сдвиги: банки, во-первых, признали, что проблемная задолженность существует, во-вторых, что с ней можно и нужно работать, а в-третьих, что каждая проблемная история уникальна и требует индивидуального подхода и плана работы. А еще банки наконец научились общаться друг с другом и координировать действия в отношении заемщиков, благодаря чему жизнь недобросовестных людей существенно усложнилась, ведь кредиторов уже не получалось развести по углам и сыграть на недостатке информации. Подход банков к работе с проблемными кредитами разделился на три стратегии, которые условно можно обозначить определить так: ликвидировать, «замести под ковер» и реструктурировать. К сожалению, с выраженным преобладанием первых двух.

Почему банк выбирает стратегию «ликвидировать»? Во-первых, потому, что это понятный, прописанный в законодательстве и внутренних нормативных документах процесс; если его провести строго в соответствии с буквой, никто не придет и не привлечет за недо- или превышение. А то, что банк в целом, скорее всего, почти ничего не получит (о злонамеренных действиях мы говорить не будем, не такая это частая практика) – так это не проблема тех, кто ликвидирует проблемные кредиты на местах.

Почему «заметают под ковер»? Потому что это возможность не создавать резервы, получить бонус, не засветиться на радарах внутреннего контроля и т. д. – причин масса. Поэтому сегодня лучше «замести», а через год, может, шах помрет, может, ишак сдохнет.

Что же мы наблюдаем сейчас, спустя два с лишним года после кризиса? Образно выражаясь – активность «мусора под ковром». Чуда всеобщего отскока не произошло, восстановление идет медленно и трудно. И многие банки отмечают, что, казалось бы, аккуратно заметенный мусор вдруг опять становится заметным: либо он окончательно протух и его нужно срочно выкидывать, либо продолжает шуршать, но никак не соберется с силами, чтобы выбраться на свет и возобновить рост. Банкам эта ситуация ужасно неудобна.

Если мусор протух, то его надо извлечь и со всеми необходимыми манипуляциями отправить на свалку истории. Что это означает для банка в целом и для конкретных банкиров? Во-первых, необходимость признать, что пару лет назад больной был уже скорее мертв и что все это время они закрывали на это глаза. Во-вторых, резервы, которые теперь потребуется создать одномоментно и в большом количестве, что в любом случае неизбежно в рамках внедрения МСФО 9 с 1 января 2018 г. В-третьих, нужно хотя бы формально пройти все юридические процедуры, потому что иначе даже списать этот долг нельзя, и хорошо, если банк пока не пропустил процессуальные сроки. В-четвертых, повышенное внимание регулятора.

Если надежды на то, что бизнес заемщика восстановится сам по себе, не оправдались, но при этом бизнес как-то живет, банк встает перед сложной задачей – кредиты нужно реструктурировать. Не просто пролонгировать на год, не просто снизить проценты, а реструктурировать по-настоящему, лет на пять (для начала), возможно, переведя часть долга в необслуживаемый транш или другие инструменты. И все это еще нужно согласовать не только с другими кредиторами (а некоторые из них могут считать, что этот бизнес уже не выживет, другие просто не смогут в силу разных причин принять радикальные условия), но и уговорить сам бизнес и его акционеров пойти на долгосрочную стратегию, позволить банкам обложить его контрольными флажками и вместе выходить на траекторию роста.

Так какие же уроки мы только теперь извлекаем из кризиса 2014 г.?

1. Проблемами нужно заниматься. Даже если сейчас оптимальной выглядит стратегия «посмотреть годик, а там видно будет», кредиторы должны держать руку на пульсе, а бизнес – понимать, что этот год ему придется тяжело и много работать, чтобы выправить ситуацию.

2. Банки, компании и их акционеры – партнеры. И в горе, и в радости. Доверие (хотя бы по принципу «доверяй, но проверяй») банков друг другу, банков – заемщику, акционеров заемщика – банкирам – ключ к успеху. Все в одной лодке, и работать нужно вместе: искать компромисс, искать рынки, искать инвесторов.

3. Резать, не дожидаясь перитонита, – все-таки верный принцип. Не обязательно немедленно начинать военные действия, но, сталкиваясь с проблемой, нужно ее сразу идентифицировать и действовать по обстоятельствам, трезво оценивая последствия и риски тех или иных принятых решений.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов