Есть ли реальное противостояние между банками и финтехами?

В мире нет еще прецедентов, когда бы финансово-технологический стартап «съел» банк
Андрей Степаненко, заместитель председателя правления Райффайзенбанка
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

«Мы не банк, мы — IT-компания», — эти слова от одного из участников рынка я слышал еще в начале 2000-х гг. Прошло 15 лет, банки существуют и преуспевают; IT-компанией пока никто не стал. Но все чаще говорят о том, что будущее — за финансово-технологическими компаниями, а классический банкинг умирает. Хотя в реальности поводов для драматических выводов нет. Более того, текущая ситуация и технологическая конкуренция, которую создают на рынке IT-компании, только стимулируют традиционные банки к развитию.

Для успеха банку сегодня нужно быть инновационным. Без инноваций невозможно говорить о разнице в отношении, так как для клиентов качество — это скорость, комфорт, онлайн. Все это понимают, и именно поэтому возникают дискуссии про противостояние банков и финтехов. Но изнутри ситуация выглядит иначе.

Противостояния между банками и финтехами на российском рынке сегодня нет. Но есть условная конкуренция, которая стимулирует крупных игроков постоянно наращивать темпы технологического развития. Финтехи не дают традиционному банкингу спокойно жить. Они зарождают микроинновации, которые создают новые возможности, новые ценности для банковских же клиентов, дают банкам стимул к развитию.

Ожидания клиентов очень высоки. Например, онлайн-банк должен быть красив и удобен, как сервис Google или Facebook. Но банк не может быть во всем как Google. У него другой профиль деятельности. Финтехи же — фактически микролаборатории, в которых обкатываются идеи (и необязательно гарантированно успешные). Они позволяют банкам лучше понимать, что можно еще дать клиентам для комфорта и качества, расширив, таким образом, отношения с ними. В силу своих размеров и ограниченных ресурсов финтехи не всегда могут дотянуться до всей потенциальной аудитории. Для них партнерство с банком — возможность выйти к широкой аудитории. Такой подход выгоден обеим сторонам. Одни получают клиентов, другие — инновационные сервисы. Сейчас на всех уровнях отношения между банками и финтехами можно охарактеризовать как симбиоз.

Например, мы в Райффайзене предоставляем им возможность сделать на нашей базе интересный прототип, поэкспериментировать на реальных банковских процессах и сервисах. В прошлом году мы сделали первые шаги – отобрали три проекта по предиктивным моделям на основе больших данных. Один из них, например, предполагал прогнозирование наличия необходимого объема средств в банкоматах. Все первые проекты обошлись нам в сумму около 5 млн руб. Далеко не всегда такие проекты приводят к появлению реального продукта, но всегда – к определенному результату и для банка, и для стартапа.

Среди интересных для экспериментов тем – модели сегментирования клиентов, прогнозирования финансового здоровья заемщиков, различные биометрические технологии. Мы оцениваем стартапы по трем критериям: соответствие нашей модели бизнеса, стратегическим установкам (есть гипотезы и технологии, в которые мы не верим и не готовы их тестировать) и возможности для внедрения (это больше про инфраструктуру, архитектуру, ресурсы). Тех, кто отвечает этим требованиям, мы приглашаем для презентации бизнес-подразделениям. После одобрения решений нашей внутренней комиссией стартап получает от банка финансирование на проработку гипотезы, административную и технологическую поддержку, часто фактическое менторство со стороны бизнес-заказчика, а также доступ к подготовленным маскированным и деперсонализированным наборам данных, необходимым для тестирования. Последнее особенно важно, потому что зачастую без теста на близких к реальным данных стартап просто не может подтвердить эффективность своего решения, в принципе перейти от идеи к продукту. В США, например, действует практика, когда стартапы платят за доступ к необходимым данным для тестирования решений.

По итогам трехмесячных пилотных проектов мы оцениваем результаты по критериям успеха, которые были выставлены изначально. Например, при тестировании модели прогнозирования спроса на наличные в банкомате критерием был параметр точности прогноза, заданный на уровень выше существующего. При проверке гипотезы о персонализации коммуникаций критерием был рост конверсии в отклики на контрольной группе. Критерий успеха всегда прозрачен и измерим. Если гипотеза подтверждается, мы оцениваем потенциальные инвестиции в реализацию проекта и готовность нашей инфраструктуры, а затем принимаем решение о дальнейшем сотрудничестве. И банк, и стартап в итоге в выигрыше. Мы прорабатываем интересные для нас гипотезы меньшими ресурсами, не создавая под них инфраструктуру. Фактически, это своего рода подход открытых инноваций. Стартап проверяет гипотезу за счет наших инвестиций и в реальной банковской среде, технологической и организационной, и, даже если мы не берем ее в реализацию, уходит с ценной обратной связью, что приближает его к нахождению масштабируемой бизнес-модели.

Банки и финтехи одинаково нужны друг другу. Я не вижу причин для волнения и опасной конкуренции в этом вопросе. Люди, говорящие, что финтехи подвинут традиционные банки, не учитывают, что банк — это не просто счет и карточка. Это целый комплекс сложных финансовых услуг, предоставление которых требует серьезной экспертизы и учета множества ограничений. Чтобы заменить банк, финтеху нужно вдруг оказаться очень умелым во всех этих ипостасях. В мире нет еще ни одного прецедента, чтобы финтех «съел» банк.

Пока успешные истории есть только в форматах платформ и маркетплейсов. Интересный пример — Bank Simple, американская компания, объединившая под удобным интерфейсом услуги региональных банков на одном сайте. Фактически это прообраз маркетплейса. Разработчики красиво обернули продукт, сделали хорошую подачу для клиентов. Но счета ведут по-прежнему банки, процессинг делают они же. Ничего не изменилось, кроме оболочки.

У новых банков есть легкость инфраструктуры. Они не отягощены историей и процедурами, которые накопили участники рынка с более богатым опытом. Но кроме багажа процессов у классических банков есть наработанная база клиентов и широкая продуктовая линейка. Здесь все на равных, у каждого свои сильные и слабые стороны. Причем ситуация не статична. При росте продуктовой линейки банки новой волны теряют скорость. В то же время традиционные банки уже активно избавляются от лишнего веса процедур и стараются бежать быстрее. Это технологически разные задачи. Оба пути имеют равный потенциал для успеха. Кто-то успеет раньше с той стороны, кто-то — с этой, кто-то потеряется по дороге. В будущем мы увидим совсем другой ландшафт рынка. Но в любом случае победа в гонке будет не за банками или финтехами, а за самыми сильными и быстро адаптирующимися игроками с обеих сторон.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Читать ещё
Preloader more