Активность акционеров в корпоративном управлении падает, несмотря на реформы рынка

В процесс вмешивается политика, но дело не только в ней
Вадим Протасенко, первый заместитель гендиректора «Регистратор РОСТ»
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Реформы корпоративного законодательства, упростившие процедуру участия клиентов - номинальных держателей и в первую очередь нерезидентов - в собраниях акционеров, не сдержали падения активности в голосовании. Оценку результатов этих многолетних реформ также осложняют санкции против России.

Создание института Центрального депозитария в 2012 г. положило начало серьезным реформам российской инфраструктуры рынка ценных бумаг. До этого порядок реализации акционерами своих прав на участие в собрании акционеров не менялся более 15 лет с момента принятия в 1996 г. закона «О рынке ценных бумаг». Предварительное составление списка участников собрания с раскрытием клиентов депозитариев и, как следствие, длительный срок от момента созыва собрания до его проведения, необходимость клиентам депозитариев предоставлять в счетную комиссию объемный комплект документов для подтверждения права своего представителя голосовать (а для иностранных инвесторов – еще и переведенных на русский язык и легализованных), неиспользование возможностей депозитарной инфраструктуры для уведомления акционеров о проведении собрания и сбора голосов – все эти факторы были серьезным препятствием для иностранных инвесторов. Они регулярно высказывали недовольство сложностью системы голосования в России, бюрократизацией этого процесса.

Ни года без реформ

За последние годы порядок подготовки собрания и правила голосования депонентов менялись к каждому новому сезону годовых собраний акционеров. К сезону 2017 г. реформа была завершена. Однако ни одно изменение не обеспечило сколько-нибудь заметного роста активности в голосовании акционеров.

Например, к сезону собраний 2015 г. было отменено требование к депозитариям предоставлять при голосовании доверенность от имени своих клиентов, а само голосование стало возможно осуществлять, передавая в счетную комиссию результаты голосования депонентов в электронном виде (была внедрена так называемая процедура e-proxy voting). В 2016 г. для реализации процедуры e-proxy voting были внедрены единые международные форматы ISO 20022. К сезону собраний в 2017 г. были отменены предварительное составление списка участников с раскрытием номинальных держателей и почтовая рассылка депонентам уведомления о проведении собрания, а само такое уведомление стало осуществляться «по каскаду», то есть через депозитарную инфраструктуру, появилась возможность удаленного онлайн-голосования на очной части собрания.

Реформы максимально приблизили практику корпоративного управления к зарубежной и даже позволили во многом ее превзойти. Сократились временные и материальные затраты для иностранных акционеров. Теперь нерезидент независимо от места нахождения может просто давать распоряжение своему депозитарию о том, как ему голосовать, без дополнительной бумажной волокиты. И это стало по-настоящему важным результатом реформ.

Все дело в политике

Вместе с тем ни масштаб реформы российского корпоративного права, ни уменьшение бюрократии не позволили достичь главной цели – повысить инвестиционную привлекательность российского рынка ценных бумаг, одним из индикаторов которой является активность голосования нерезидентов. Политическая обстановка оказалась гораздо более влиятельным фактором, который нивелировал почти все положительные результаты реформ.

В 2015 г., после небольшого роста активности голосования нерезидентов в 2014 г., произошло резкое падение этого показателя. Процент проголосовавших нерезидентов-депонентов сократился практически на треть, а процент проголосовавших депозитарных расписок – в три раза. Этот сезон годовых собраний был первым в условиях санкций против России, введенных США и Евросоюзом. Политика оказала столь доминирующее воздействие на активность нерезидентов, что искать влияние других факторов не имеет смысла. После первого шока иностранные инвесторы стали привыкать к ситуации, и в 2016 г. наблюдался некоторый рост активности их голосования.

Правда, в 2017 г. причиной падения активности голосования депонентов, в том числе нерезидентов, стали все-таки реформы. Были отменены почтовые уведомления о проведении собрания, и многие просто не откликнулись.

Но и не только в ней

Что касается российских акционеров, то они традиционно в несколько раз более пассивны в управлении своим имуществом, чем иностранные инвесторы, пусть даже опасающиеся санкций. Процент проголосовавших нерезидентов остается в несколько раз выше, чем депонентов в целом. Дело в том, что активность миноритарных акционеров в большинстве обществ никак не влияет на принятые решения, а само такое голосование давно является ритуальным процессом, лишенным какого-либо подлинного смысла, вкладываемого в понятие голосования. Относительная же активность иностранных миноритариев является следствием их общей политической культуры.

Определенную интригу представляет голосование миноритариев в 2018 г. С одной стороны, весной наблюдалась очередная эскалация политической напряженности, появились новые санкционные списки, что не может не сказаться на голосовании традиционно наиболее активной части акционеров – нерезидентов. С другой, отлаживаются механизмы взаимодействия по новым правилам внутри депозитарной системы, возрастает активность использования личных кабинетов акционеров для онлайн-голосования. Сможет ли удобство голосования переломить политические факторы, мы узнаем в скором времени, когда подведем итоги текущего сезона годовых собраний.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more