Может ли российский наследственный фонд соперничать с иностранным трастом

Оба инструмента не лишены недостатков
Элина Коскина, старший юрист Deloitte Legal

В последнее время все больше обеспеченных людей понимают, что планирование наследства необходимо. Хотя бы для того, чтобы исключить распри в семье.

Если нужно передать активы, находящиеся в разных странах, простое составление завещания не всегда поможет распутать клубок из налоговых обязательств, различных правил по обязательной доле и прочего.

Один из основных инструментов для планирования международного наследования – иностранный траст или фонд. Но с сентября 2018 г. в России появилась возможность создать аналог траста – российский наследственный фонд – и передать имущество по наследству с использованием механизма распределения доходов между бенефициарами и сохранения бизнеса в целом.

Но может ли российский наследственный фонд стать полноценной заменой трасту?

К неоспоримым достоинствам траста относят конфиденциальность и невозможность обращения взыскания на переданное ему имущество кредиторами, а также возможность протестировать работу траста еще при жизни основателя. Это в том числе позволяло использовать его для раздела собственности супругов.

Ловушка конфиденциальности

Полная конфиденциальность остается основным и самым важным преимуществом траста. Как правило, трастовый договор, который заключается между учредителем траста и доверительным управляющим, подлежит разглашению и обнародованию исключительно по запросу или поручению суда, рассматривающего спор с участием траста.

Тем не менее конфиденциальность может сыграть и против учредителей или бенефициаров траста, как, например, в деле «Роузвуд траст лимитед» против Шмидта. В 1997 г. после смерти вице-президента крупной российской нефтяной компании Виталия Шмидта стало известно, что все его имущество передано в трасты на острове Мэн, бенефициаром в которых он и являлся. Его сын в ходе наследования попытался получить право на доступ к полному отчету об активах отца, но ему было отказано. Сыну пришлось инициировать разбирательство в суде острова Мэн, но добиться права на получение информации удалось только в высшей судебной инстанции.

Таким образом, конфиденциальность может препятствовать наследникам учредителей или бенефициаров траста вступить в наследство, а в некоторых случаях они вообще могут потерять возможность получить переданное в него имущество.

Вопрос, насколько российский наследственный фонд сможет обеспечить конфиденциальность, остается открытым. Информация в реестре некоммерческих организаций общедоступна, но пока неясно, какие именно данные о наследственном фонде будут отражены в реестре и какие можно будет получить по запросу.

Тест при жизни

Трасты создаются учредителями при жизни, российский наследственный фонд – только после открытия наследства.

На мой взгляд, основной недостаток наследственного фонда – невозможность создать его при жизни наследодателя. Учредитель фонда по закону не может протестировать его работу, учесть ошибки и внести правки в учредительные документы.

С другой стороны, хотя возможность создания траста при жизни достаточно заманчива, не стоит забывать, что передача совместно нажитого имущества в траст не спасает супругов от его возможного раздела. Такая ситуация сложилась в споре между уже бывшими супругами Слуцкер и Рыболовлевыми.

Права кредиторов учредителя

По общему правилу кредиторы учредителя траста не вправе обращать взыскание на переданное в него имущество. Наследственный же фонд является одним из наследников по завещанию, поэтому обязан нести ответственность по обязательствам своего учредителя, но только в пределах стоимости имущества, перешедшего к нему по наследству.

Достоинства наследственного фонда

Основным преимуществом наследственного фонда в России является отсутствие требований к минимальному размеру уставного капитала. В зарубежных фондах он может составлять от 50 000 до 70 000 евро.

Ежегодная стоимость обслуживание траста достигает $100 000. Как правило, это связано с тем, что вознаграждение профессионального управляющего трастом не зависит от доходов от управления имуществом. Можно предположить, что расходы на российский наследственный фонд, скорее всего, будут гораздо меньше. По крайней мере, в его учредительных документах наследодатель может установить размер и порядок выплаты вознаграждения (например, ввести систему премирования в зависимости от эффективности управления).

Как правило, надзор и контроль за деятельностью иностранных трастов осуществляет попечитель или протектор, который должен обладать соответствующими знаниями, а в некоторых юрисдикциях – иметь лицензию и быть гражданином страны учреждения траста. Однако в ряде стран протектором траста может выступать сам учредитель, что потенциально может привести к признанию траста притворным.

Еще в 1991 г. в деле Rahman vs. Chase Bank Trust Company (CI) Ltd. вдова, исключенная супругом из числа наследников, обратилась в суд с требованием о признании созданного супругом траста недействительным, поскольку имущество фактически не перешло к доверительному управляющему. Королевский суд Джерси признал, что траст, где полный контроль над имуществом осуществляет его учредитель, является притворным. Такой же позиции придерживался и Высокий суд Англии и Уэльса при рассмотрении аналогичных споров.

Признание траста притворным означает, что он фактически не был создан. Например, все имущество, переданное в такой траст, попадет в наследственную массу.

Российское законодательство в принципе не устанавливает жестких правил управления наследственным фондом, и они могут быть определены в соответствии с целями наследодателя. Надзор и контроль осуществляют высший коллегиальный орган и попечительский совет, для которых в законе не установлено каких-либо специальных требований – например, о наличии лицензии. Более того, бенефициары фонда могут быть членами высшего коллегиального органа. В иностранных же трастах бенефициары в целом не принимают участия в управлении.

Зачастую трасты используют не только для передачи бизнеса по наследству, но и для структурирования наследования недвижимости. В большинстве случаев национальное законодательство (в том числе российское) предусматривает, что наследование недвижимости осуществляется по праву страны нахождения имущества. При передаче в наследственный фонд недвижимости, находящейся в России, наследодателю не придется создавать отдельных компаний в различных юрисдикциях, выстраивать холдинг для аккумулирования российского недвижимого имущества, как в иностранном трасте.

Наследственные фонды станут лучше

Кто-то обязательно укажет на недостатки российского фонда: он может создаваться только после смерти наследодателя, нет четких правил по налоговым обязательствам, в случае каких-либо проблем с уставными документами необходимо обращаться в суд и т. д. Однако уже идет работа по совершенствованию законодательства; так, в Госдуму внесен законопроект, предусматривающий создание прижизненных наследственных фондов.

По моему мнению, несмотря на белые пятна, наследственные фонды уже сейчас стоит рассматривать в качества возможного инструмента при планировании наследства, особенно при наличии в России активов – недвижимости, коллекций и прочего.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more