Как укрыться от валютных войн

Центробанки вряд ли в одиночку снимут нервозность на мировых рынках
Станислав Новиков, заместитель председателя правления ФГ БКС

Настроения рынков в конце лета характеризуются значительным ростом тревожности. Поводов немало, но основная причина – усиление опасений за рост мировой экономики на фоне эскалации торгового конфликта США и Китая. Фактически все остальные рыночные коллизии являются производными от торговых отношений двух крупнейших экономик мира.

Текущая мировая конъюнктура сигнализирует о том, что участники рынка готовятся к чему-то очень серьезному и опасному, полагая, что давление торгового конфликта США и Китая на мировую экономику вряд ли полностью нейтрализуется как с помощью различных сделок между сторонами, так и ожидаемыми действиями мировых ЦБ. Более того, инвесторы боятся не только торговых конфронтаций, но и их дальнейшей трансформации в валютные войны.

Полагаем, что одна из наиболее востребованных инвестиционных стратегий сегодня – поиск безопасной валютной структуры портфеля. Так какие же валюты можно сейчас назвать защитными?

Несмотря на массу рыночных оценок, прогнозов, предположений и домыслов, первой защитной валютой остается доллар США. Ближайшая ретроспектива, на мой взгляд, достаточно явно показывает, что именно доллар и считающиеся убежищем долларовые активы пользуются высочайшим спросом инвесторов в периоды усиления панических настроений.

Но Белый дом в лице Дональда Трампа активно призывает к ослаблению доллара. Однако девальвация даже в случае ее реализации будет происходить в следующих условиях. Во-первых, «правильно» ослабленный доллар может оказать значимую поддержку американскому экспорту и, следовательно, всей экономике США. Это в определенной мере способно смягчить вероятные негативные последствия от торгового конфликта с Китаем. Во-вторых, доллар может быть девальвирован, но не обрушен. Этим летом ФРС США впервые за 10 лет снизила ставки и досрочно завершила программу «количественного ужесточения». Но выраженного снижения доллара не произошло, потому что центробанки других стран также начали активно снижать ставки, оказывая давление на национальные валюты. Фактически именно такой формат действий мировых ЦБ можно считать исходной точкой валютных войн, и пока что поводов для их скорого завершения не предвидится.

И, в-третьих, даже ослабленный доллар, вероятно, останется самой ликвидной валютой в мире, так как именно в долларе номинировано подавляющее большинство различных финансовых инструментов.

Следующая в списке защитных валют – японская иена. Август, на мой взгляд, напомнил о ее колоссальных защитных способностях. Рынки с замиранием сердца наблюдали за очередным витком обострения торгового противостояния. Трамп внезапно объявил о намерении еще раз повысить импортные пошлин на китайские товары. Реакция Пекина не заставила себя долго ждать: курс юаня быстро опустился ниже психологической для рынков отметки в 7 юаней/$, оказав масштабное давление на большинство валют и площадок развивающихся рынков.

Иена же в этот период укреплялась к большинству мировых валют. Ее специфика как защитной валюты определяется следующим фактом. Экономика Японии, вероятно, одна из наиболее подготовленных к циклам смягчения денежной политики мировыми центробанками: в Стране восходящего солнца ультрамягкая политика, в том числе бесконечное количественное смягчение, является нормой. Бесспорно, Япония, как и другие азиатские рынки, будет испытывать давление со стороны торгового конфликта, однако ее запас прочности почти не имеет аналогов.

Немаловажно заметить, что евровалюта вызывает у нас существенные опасения в плане ее использования как долгосрочного защитного инструмента. Мы видим существенную концентрацию рисков в еврозоне, среди которых – замедление роста крупнейших экономик региона, например Германии. Эти риски усиливаются на фоне укрепления евроскептицизма, в частности, со стороны возможного жесткого выхода Великобритании из ЕС.

Более того, мы ожидаем, что ЕЦБ в ближайшее время также предпримет новые шаги по смягчению монетарных условий с помощью как понижения ставок, так и запусков новых инструментов денежного стимулирования. С учетом конъюнктуры на мировых рынках потенциал ослабления евро может быть выше в сравнении с другими валютами развитых стран. Например, по оценкам аналитиков «БКС премьер», среднегодовой курс доллара в 2019 г. может находиться в диапазоне 65–66 руб., что предполагает ослабление рубля на 3–5% в сравнении со среднегодовыми значениями 2018 г. А среднегодовой курс евро в этом году может находиться в коридоре 73–74,5 руб., что фактически сопоставимо со средними оценками прошлого года.

В Европе тоже есть защитные валюты, а именно швейцарский франк. Он во многом изолирован от общеевропейских проблем, как и экономика Швейцарии и ее финансовая система в целом. Франк по праву может пользоваться доверием инвесторов, ищущих защиты от валютного риска.

Резюмируя, хочется обратить внимание на то, что вероятность рыночного коллапса, когда защитные валюты приобретают критически важное значение, мы оцениваем весьма сдержанно на горизонте ближайшего года. Текущая конъюнктура мировых рынков будет поддерживаться действиями центробанков. Наиболее вероятным триггером вышеупомянутого коллапса является наступление рецессии в экономике США. Но ее вероятность, на наш взгляд, может достигнуть высокого уровня лишь в перспективе 2021 г.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more