Быть директором компании становится все более рискованно

Из-за этого и новых законодательных инициатив растет спрос на страхование ответственности директоров
Вадим Михневич, директор по страхованию финансовых линий СК «Альянс»

Судебные разбирательства против топ-менеджмента компаний набирают обороты. По данным «Интерфакса», количество привлеченных контролирующих лиц в 2018 г. выросло в 2,5 раза до 2125 человек, а общий размер ответственности составил 330 млрд руб., что в три раза больше, чем год назад. Усложняют ситуацию для руководства и вводящиеся законодательные инициативы: коллективные иски, привлечение к субсидиарной ответственности и инициатива о конвенции о взаимном признании и исполнении судебных решений. Вероятность увеличения числа исков против управленцев будет только расти, равно как и размер убытков.

До недавнего времени в российском бизнес-сообществе считалось, что необходимость в договоре страхования D&O (Directors & Officers Liability) есть только у компаний с публичным листингом ценных бумаг либо компаний, у которых есть директора – иностранцы или акционер с иностранным капиталом. Однако сегодня тенденция такова: все директора российских компаний находятся в зоне риска предъявления претензий. Один из ярких примеров – конфликт управленцев онлайн-ритейлера «Юлмарт», тянущийся с 2016 г., в том числе в иностранных юрисдикциях. Процесс уже затронул личные интересы директоров и репутацию бренда, и результатом стали упущенные перспективы, потерянные рыночные позиции и конкурсное управление.

Такие споры длятся в среднем 3–4 года, и на протяжении этого времени бизнес несет потери.

Одним из способов решения проблемы с финансовыми потерями может стать полис страхования D&O. По сути, он покрывает финансовые риски, такие как предъявление требований о возмещении ущерба, который директор или должностное лицо нанесли третьим лицам по причине «неправильного» управленческого решения. Страховое покрытие включает и расходы на защиту в суде, и сам размер ущерба, который директор мог нанести компании своим неверным или спорным решением. Спрос на этот вид страхования растет и продолжит расти в связи с грядущими изменениями в отечественной бизнес-среде.

Первым существенным изменением стал рост количества дел с привлечением руководителей организаций, главным образом из финансового сектора – банков и инвестиционных фондов. Опрос бизнесменов показал, что с вмешательством силовых структур в коммерческие споры столкнулись более 90% опрошенных, а число приговоров по экономическим статьям в 2018 г. достигло рекордных 7700 – на 20% больше, чем в предыдущем. Примером такого вмешательства можно считать расследование в отношении генерального директора и топ-менеджеров компании «Рольф». Пять лет назад в рамках корпоративной сделки «Рольф» купил акции компании «Рольф эстейт». Сейчас Следственный комитет обвиняет их в выводе 4 млрд руб. за рубеж по подложным документам.

Наряду с финансовыми рисками для управленцев появляются и дополнительные юридические. Во-первых, с октября 2019 г. вступят с силу изменения, позволяющие подавать групповые иски в суды общей юрисдикции в России. По данным CMS Russia, участники коллективного иска смогут сэкономить на судебных расходах. Новость о подаче иска должна быть опубликована в СМИ, и другие пострадавшие смогут присоединиться к претензии. А модернизация процессуального кодекса позволит быстрее отстаивать свои права в суде и добиваться выплат.

Начиная с 2015 г. в США ежегодно подается более 200 классовых исков, из которых более 10 заканчиваются миллиардными судебными решениями; часть этой выплаты покрывается за счет полисов D&O, которые могут иметь страховые суммы в $100–200 млн. Можно также взять европейский пример судебного процесса против нидерландской компании Fortis: около 290 млн евро будет покрыто за счет полиса D&O при общей сумме судебного решения в 1,2 млрд евро.

Во-вторых, Россия совместно с США и другими странами начала процесс принятия Конвенции о взаимном признании и исполнении судебных решений. Если суд за рубежом постановит взыскать деньги с российской компании, решение должно будет исполняться и у нас. Западная практика судопроизводства не только позволит использовать правовые механизмы, недоступные в России, но и повлечет за собой более высокие расходы на юридическую защиту и консультантов, а также бóльшие суммы взыскания ущерба. Так, средняя цена юридической защиты в Великобритании – £850 (около $1050 в час), тогда как в России работа корпоративных юристов из списка Legal 500 обойдется в $500 в час, при этом из-за длительного срока корпоративных разбирательств сумма расходов на защиту в суде значительно возрастает. В России спор длиной в 3–4 года может обойтись компании примерно в $2 млн на юридические расходы.

В-третьих, в России стала явственнее ощущаться тенденция по привлечению управленцев к субсидиарной ответственности. Существуют прецеденты, когда директор не совершает ошибок, однако все равно привлекается к ответственности только потому, что занимает высокую должность. Минимизировать ущерб от «безвиновной» ответственности тоже можно с помощью полиса D&O.

По данным российского подразделения Allianz, за первые семь месяцев 2019 г. прирост по сбору премий в сегменте страхования директоров и должностных лиц составил в России более 30%. При этом если в среднем удорожание полиса в свете текущих изменений в бизнес-среде не превышает 20–30%, то при крупных рисках, таких как плохая финансовая отчетность, негативный новостной фон, риски США или ЕС, а также назревающие конфликты с государством, стоимость полиса может быть в 2–3 раза выше.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Читать ещё
Preloader more