Статья опубликована в № 3957 от 11.11.2015 под заголовком: «Внешний мир не понимал, насколько силен боевой дух Греции»

«Внешний мир не понимал, насколько силен боевой дух Греции»

Кризис в мировой и греческой экономике и политике глазами влиятельного банкира Антимоса Томопулоса

Кризис в греческой экономике не закончился, но пикирование прекратилось, радуется генеральный директор Piraeus Bank Антимос Томопулос: в этом году спад ВВП составит 1,4%, в следующем – 1,3%. Сценарий развития событий оказался лучше, чем многие ожидали: Греция не покинула Евросоюз, а плохие долги Piraeus Bank выросли только на 0,5% за последний квартал, добавляет он.

Кризис заставил один из старейших банков страны – Piraeus Bank вернуться под контроль государства: сейчас 33% акций банка находятся в свободном обращении, но Томопулос не исключает, что государство может довести свою долю до 100%, чтобы полностью справиться с плохими долгами.

Воспоминания о пике финансового кризиса в Греции летом прошлого года до сих пор заставляют банкиров, в том числе и Томопулоса, вздрагивать. Он признает, что понимал всю катастрофичность ситуации уже тогда, когда услышал от чиновников правительства Греции, что договориться о новом кредите помощи в Брюсселе не удалось, переговоры с кредиторами из Евросоюза сорваны, Греция будет проводить референдум. Это был неожиданный поворот событий для всех участников переговоров, и Еврокомиссии в том числе. Банковская система Греции тогда стояла на краю пропасти. Надо было готовиться к чрезвычайным мерам в экономике. Итоги референдума были еще более неутешительными: около 60,67% греков высказались против условий соглашения с европейскими кредиторами по греческой задолженности, за его подписание выступило всего 39,33%. Явка на референдум составила более 58%.

Центробанк страны принял решение ввести ряд ограничений, по всей стране были введены трехнедельные банковские каникулы. Лимит выдачи банками наличных в день был установлен в 60 евро, накануне введения в действие этой меры банки обросли длинными очередями клиентов, желающих снять хотя бы по 60 евро.

Для Томопулоса и его коллег в одном из крупнейших банков страны – Piraeus Bank – те времена были экстремальной ситуацией: всего за две недели пришлось выпустить 500 000 дебетовых карт, в первую очередь для пенсионеров, чтобы они могли снимать хоть какие-то деньги в банкоматах. «Представьте себе следующее: 100 000 пенсионеров уже выстроились в очереди к открытию банков. Вы можете удвоить рабочие часы банковских клерков и выдать на руки населению миллиарды долларов? Чтобы обеспечить спрос населения на наличные деньги, надо, по крайней мере, наладить доставку наличных в банкоматы», – вспоминает он.

«Я тогда сказал совету директоров: наступил момент истины», – добавляет он, говоря, что в те дни чувствовал себя словно сотрудник Bank of America, который участвовал в спасении Сан-Франциско после землетрясения 1906 г.

Через четыре месяца шторм утих: международные кредиторы – Евросоюз и МВФ – согласились предоставить Греции 86 млрд евро на три года, чтобы «ясно и четко» показать, что Греция останется в еврозоне, говорил председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. Из этого кредита 25 млрд евро предназначалось направить на рекапитализацию греческих банков. В обмен на помощь Греция согласилась провести ряд болезненных реформ, среди которых повышение пенсионного возраста, приватизация, увеличение налогов и сокращение расходов. Соглашение поможет Греции создать более стабильную финансовую систему, заявляла пресс-служба страны. Но успех программы помощи во многом зависит от того, как Греция сможет провести болезненные реформы, указывают аналитики Economist Intelligence Unit.

Томопулос рассказывает, что давление в банковской системе сохраняется. До конца года Piraeus Bank нужно найти 4,9 млрд евро, чтобы пополнить дефицит капитала в связи с рекомендациями Европейского центробанка. Сумма, которую требуется найти, в 14 раз превышает текущую рыночную стоимость Piraeus Bank.

До прихода в Piraeus Bank в 2013 г. он был генеральным директором Национального банка Греции. Там он, в частности, курировал приобретение турецкого Finansbank. Теперь нацбанк планирует продать Finansbank, один из своих самых ценных активов, для покрытия дефицита капитала. «Если мне удастся собрать деньги, необходимые Piraeus Bank, а нацбанк Греции выйдет из кризиса за счет продажи турецкой «дочки», я бы мог заняться помощью другим греческим банкам», – улыбается Томопулос, давая понять, как хорошо он известен в финансовых кругах.

Это действительно так. Известна также его страсть к самолюбованию. «Антимос любит больше всего говорить об Антимосе, – отмечает инвестиционный банкир, который недавно встречался с ним. – Он слишком высокого мнения о себе, в нем много позерства, и поэтому с ним нелегко вести переговоры».

Аналитик Citigroup Ронит Гхош, знакомый с Томопулосом уже почти 10 лет, замечает, что тот может производить на разных людей совершенно разное впечатление, но при этом он хороший переговорщик: «Он успешно умеет действовать и в греческой [финансовой] системе, которая по своему устройству является византийской, и на глобальных рынках, где ценится прозрачность и открытость». Гхош отдает должное умению Томопулоса держаться на плаву в сложной ситуации: «Очень сложно разрабатывать новые планы и стратегии, когда приходится иметь дело с внешними потрясениями, которые невозможно ни контролировать, ни предугадать».

По словам Томопулоса, для него как для банкира самым сложным решением был выкуп 312 греческих отделений кипрских банков Bank of Cyprus, Laiki и Hellenic Bank банком Piraeus Bank. Стоимость сделки, заключенной два года назад, составила 25 млрд евро. «Мы должны были взять на себя этот риск, – вспоминает банкир. – Мы действовали в той ситуации исключительно интуитивно, аналитики обвиняли нас в том, что мы увеличиваем размер плохих долгов, но мы все равно пошли на сделку, время показало, что это была правильная инвестиция». После той покупки Piraeus Bank стал вторым по величине банком в стране с долей 27% на рынке депозитов.

Аналитики признают, что из-за высокого уровня долга страны положение банка остается более слабым по сравнению с остальными крупнейшими банками Греции, половина кредитов на балансе Piraeus Bank просрочена. Банк уже на две трети принадлежит государству, получить новые вливания от частных инвесторов в нынешней ситуации практически невозможно, существует риск полной национализации. «Я уверен, что нам придется на это пойти», – признает Томопулос. По его признанию, хотя пик кризиса миновал, оптимизма стало не больше, чем раньше, а Греции еще долго придется выбираться из кризиса.

Томопулос – не совсем типичный банкир. Ничто не предвещало его взлета на этом поприще. По образованию он программист, окончил лондонский City University и поначалу работал в аудиторской компании KPMG в Лондоне. В кризис 1998 г. его позвали в Национальный банк Греции заниматься оценкой рисков. Там он быстро пошел по карьерной лестнице, сначала став главным операционным директором, и к 2013 г. стал гендиректором.

Похоже, он очень любит работать в кризис: «Физически я, конечно, устаю, но эмоционально в такие периоды я чувствую подъем и чувствую себя счастливым человеком».

Сейчас ситуация, конечно, не столь оптимистична, как год назад, когда крупные американские инвесторы, такие как Уилбур Росс и Джон Полсон, бросились вкладывать деньги в греческие банки, ставя на конец долгового кризиса. И конечно, совсем нет тех ужасающих настроений, которые царили в греческой экономике в 2010 г., когда все снова заговорили о том, что страна покинет еврозону. Полсон не смог оправдать свою ставку: он вложил в Piraeus Bank около 650 млн евро, с тех пор стоимость доли сократилась на 95%. Росс продолжает надеяться на лучшее и говорит, что готов больше вложить денег в Eurobank – конкурента Piraeus Bank, но его беспокоят тревожные настроения греческого правительства: «Если станет ясно, что правительство не будет приносить в жертву реформы, мы готовы вложиться в греческую экономику».

Piraeus Bank S.A.
Piraeus Bank S.A.

Банковская группа
Акционеры: Hellenic Financial Stability Fund (66,93%), остальные акции – в свободном обращении (33,07%). Капитализация – 268,454 млн евро. Финансовые показатели (девять месяцев 2015 г.): активы – 85,9 млрд евро, капитал – 6,7 млрд евро, чистый убыток – 635 млн евро.
Piraeus Bank основан в 1916 г. В 1975 г. стал государственным, в 1991 г. приватизирован. Филиальная сеть на конец сентября 2015 г. насчитывала 1071 филиал (из них 778 – в Греции).

Как ни странно, слабая сторона греческой экономики сыграла ей на пользу. Долгое время Еврокомиссия критиковала греческую экономику именно за то, что в экономике Греции была высока доля наличных расчетов. Введенные центробанком ограничения сильно затормозили выздоровление греческой экономики, но любовь греков к наличности – а они сохранили «под подушкой» около 50 млрд евро – поддержала экономику и рынок потребительских товаров, говорит Томопулос.

Политический кризис также закончился, считает он. После избрания Алексиса Ципраса премьер-министром в сентябре прошлого года к власти в стране пришли наконец реалисты, отмечает он: «Все иллюзии, все мифы, вся риторика, что по мановению волшебства сможем выйти из кризиса, были полностью разгромлены».

Томопулос очень гордится тем, что банку и стране удалось пережить самые трудные времена. «Внешний мир не понимал, насколько силен боевой дух Греции, – говорит он, добавляя: – В обществе не случилось раскола». Благожелательности настроений населения способствовало законодательство страны: были приняты поправки, которые позволяли гражданам приостановить обслуживание кредитов на 10 лет с помощью всего лишь подачи иска в суд. Около 150 000 греческих семей перенесли рефинансирование кредитов на будущее. Они не отказываются платить, что подтверждает, как высоки моральные стандарты у греческого народа.

Один из предков Томопулоса уехал из греческой деревни в возрасте до 18 лет, чтобы создать бизнес в США с тремя братьями. Но они вернулись на родину, когда шла одна из войн Греции против Османской империи, и двое из братьев умерли в начале конфликта. «Почему тот человек боролся? Потому что он чувствовал, что страна не является частью Османской империи и что у Греции должно быть другое будущее», – говорит Томопулос. Он считает, что сейчас главная задача – сохранить на плаву греческие банки и остаться в еврозоне. Это, по его словам, является продолжением той же самой борьбы – за будущее Греции: «В такой стране, как Греция, у разрыва отношений с Европой есть не только экономическая и финансовая составляющая. Речь идет о демократии и об институциональной стабильности. Если бы Греция вышла из Евросоюза, это бы вернуло ее в прошлое. Это было бы грандиозным поражением после 100 лет напряженной борьбы и таких огромных жертв».

FT, 8.11.2015, Екатерина Кравченко