Российским банкам помогут сбросить валютную ликвидность в бонды

Правительство не отказалось от идеи стерилизации избытка валютной ликвидности банков, следует из слов министра экономического развития Алексея Улюкаева.

Комментируя вопрос депутатов на круглом столе на съезде "Единой России" о том, как стимулировать инвесторов вкладывать деньги в реальный сектор вместо валюты, Улюкаев сказал: "Уже не покупают, уже перестали покупать". "Более того, сейчас банки испытывают избыток валютных пассивов, переизбыток валюты, и им даже трудно становится их размещать. Мы сейчас думаем, какие специальные меры могут быть для того, чтобы этот избыток снимать", - заявил Улюкаев.

Один из инструментов стерилизации валютной ликвидности - валютные бонды Минфина на внутреннем рынке, возможность размещения которых в 2016 г., по данным источников "Интерфакса", активно рассматривалась минувшей осенью. Руководитель "Сбербанк CIB" Олег Ганеев говорил "Интерфаксу", что такой инструмент мог бы заинтересовать крупных экспортеров и банки, которые сформировали валютные позиции на фоне отсутствия первичного предложения со стороны корпоративного сегмента на западных рынках в силу санкционного давления.

Эта идея сохраняет актуальность, следует из слов Улюкаева. "Довольно большой объем валютных пассивов у банков. И сейчас могут быть рассмотрены различные меры, в том числе предложение специальных валютнономинированных бондов для того, чтобы сбалансировать эти пассивы банков", - сказал он, не уточнив, кто может быть эмитентом таких облигаций.

Вместе с тем у Минфина на данный момент нет планов размещать валютные бонды в России. "Пока мы валютные бонды на внутреннем рынке не планируем выпускать", - сказал журналистам министр финансов Антон Силуанов.

ЦБ в конце прошлого года объявил, что будет снижать долю валютной составляющей в активах и пассивах российского банковского сектора. Сейчас регулятор изучает возможность повышения коэффициентов риска под корпоративные кредиты в валюте, а также изменение обязательных резервов по валютным вкладам юрлиц. "Мы хотим, чтобы на валютные операции было побольше капитала, это реакция на то, что все валютные операции несут повышенный риск", - заявил на этой неделе первый зампред ЦБ Алексей Симановский.